Ольга МУСАФИРОВА, Фото Максима ЛЮКОВА. (12 февраля 2009)
Владимир ЛИТВИН: «В президенты? Жизнь покажет!»

Владимир ЛИТВИН: «В президенты? Жизнь покажет!»

Комментарии: 14
Владимир Литвин: «Будут ли после сказанного провокации?»

«ЛИЧНОЕ НЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНО ДЛЯ ОГЛАСКИ»

- Владимир Михайлович, думаю, что не открываю секрета главе Верховной Рады: депутаты с не меньшим задором, чем поправки к бюджету, обсуждают между собой последние новости из внепартийной жизни Петра Симоненко, лидера коммунистов. Причем не забывают стыдить газетчиков за «желтизну» и потакание вкусам обывателей!

Где, по-вашему, проходит граница, за которую общество не имеет права заглядывать? Или публичный политик самим статусом приговорен к существованию в полной прозрачности, как на витрине?

- (Пауза.) Мне кажется, политик имеет право на личную жизнь наравне с остальными людьми. А личное не предназначено для огласки.

- Вне всякого сомнения! И политика - не монашество. Но здесь тоже существует ряд жестких внутренних ограничений. То, что привычно и, следовательно, простительно для звезды шоу-бизнеса или какого-нибудь олигарха (рядовых граждан в расчет не берем!), способно погубить государственного мужа. Тем более если он в своих выступлениях часто употреблял слово «мораль». Это точка зрения многих из тех, кто снаружи политического процесса. А изнутри как считают?

- Предпочел бы говорить на иные темы, но коль вопрос задан… Я убежден, что никто не должен выступать судьями в вопросах личной жизни. И внимание к этой теме привлечено исключительно из-за известности и публичности политика.

- Политики с удовольствием делятся с прессой мыслями о прошлом, настоящем и будущем Украины, но делаются ужасно несловоохотливыми, когда спрашивают об их собственном прошлом или настоящем. Табу, как правило, кроме служебных романов, распространяется на бизнес детей и других родственников, на декларации о доходах - особенно в части несовпадения с реальным благосостоянием, на грехи юности типа недолгой отсидки в тюрьме… Могу я спросить: есть ли вопросы, на которые отказался бы отвечать Владимир Михайлович Литвин?

- Конечно, есть. Все, что касается семьи, родных и близких. Я оберегаю свой дом, как любой нормальный мужчина. Не исключаю при этом, что после сказанного могут последовать провокации. 

«ЕСЛИ ЛАЯ НЕТ - НАДО ВОЛНОВАТЬСЯ»

- Недавно вы в очередной раз назвали «глупостью» заявления «кассетного майора» Мельниченко о вашей якобы причастности к гибели журналиста Георгия Гонгадзе. Еще в 2006 году Деснянский районный суд Киева удовлетворил ваш иск к Мельниченко о защите чести и достоинства, не нашел подтверждений обвинениям и обязал ответчика извиниться. Насколько я понимаю, Мельниченко и не думал просить прощения у Литвина. Вы намерены сейчас повторно обратиться в суд?

- Я не дам повода провокаторам, чтобы они возвысились за счет моего осуждения их действий. И на каждое сезонное политическое обострение реагировать не буду.

- То есть наступил сезон, когда главу Верховной Рады пытаются поставить на место?

- Да никто не поставит! Просто такой симптом… Наоборот, если лая нет, надо волноваться: значит, что-то делаю не так. Если же организованный лай звучит громко - все в порядке.

- В день закрытия третьей и одновременно открытия четвертой сессии парламента вы обменялись весьма резкими словесными выпадами с представителями Партии регионов. Почти дословно: «Рада будет работать, невзирая на штатных провокаторов, на угрозы и шантаж!» Это просто фигура речи или вы готовы сейчас сказать: кто, чем и за что вам угрожал?

Во время интервью раздался телефонный звонок от премьер-министра Юлии Тимошенко.

Во время интервью раздался телефонный звонок от премьер-министра Юлии Тимошенко.

- Разве я произвожу впечатление человека, который произносит непродуманные вещи?

- Нет.

- Когда я эмоционален, то всегда даю более точные формулировки. Для этого меня нужно только разозлить. Но сразу оговорюсь: во-первых, слова о шантаже не касались Верховной Рады и, следовательно, Партии регионов. У меня нет оснований для подобного вывода. Во-вторых, понимаю, где я работаю. А в-третьих, только один человек в зале имел право воспринять мою реплику на свой счет. Я видел, как он вжимался в кресло, потому что обещанных наград не получит. Когда происходящие процессы называют своими именами, то, как правило, фамилии не указываются.

«ИЗМЕНЕНИЯ В БЮДЖЕТ МОГУТ ВНЕСТИ СОВМЕСТНО ПРЕЗИДЕНТ И ПРЕМЬЕР»

- Блок, который вы возглавляете, входит в коалицию. Ее рождение не вызвало прилива оптимизма у президента Виктора Ющенко. И оппозиция вам вряд ли простит тот факт, что именно решение Владимира Литвина во многом определило нынешнюю расстановку сил в парламенте... Откуда звучит больше претензий?

- Я могу соглашаться или нет с позицией каждой политической силы, представленной в Раде, но стараюсь выработать «срединную линию» поведения, приемлемую для парламента в целом. К этой линии каждая сторона должна сделать или шаг вперед, или два шага назад от своего «укрепрайона».

У нас очень сложно происходят согласительные советы. Хотя есть понимание: клинч опасен для всех… Я с уважением, не нарочитым, а настоящим, отношусь к каждому депутату. Раз он стал депутатом, значит, чем-то заслужил это. Так что люди, озвучивающие бредовые обвинения, должны знать: они опоздали лет на пять. Раньше я мог бы, условно говоря, терять сознание, впадать в ступор. Сегодня мне эти бредни только добавляют злости и уверенности. Потому пусть они тратят силы на то, чтобы я только увеличивал число своих сторонников. В этом они мне помогают.

- Возможно, вы пытаетесь помочь и президенту с премьером найти «срединную линию» отношений? Либо точка невозврата в их конфликте уже позади? И Виктор Ющенко, и Юлия Тимошенко хотели бы видеть в главе Рады своего сторонника, чтобы в паре с ним выступать против третьего…

- В части констатации вы, к сожалению, правы. Враг моего врага - мой друг? Нет, в подобной ипостаси выступать не хочу. Хотя во время встречи с делегацией МВФ мне вновь предлагали взяться за налаживание понимания между президентом, правительством и Верховной Радой. В том числе в области бюджетного процесса и антикризисных мер, которые в пожарном порядке надо принимать. Главное - не пройдена точка невозврата для страны. Украина не потеряна.

- Вы это как определяете?

- Если бы в такие экономические условия попали другие страны, они давно бы упали. А Украине всей предыдущей историей привита живучесть. Выживает она, помимо прочего, еще и потому, что тридцать процентов ее жителей обитают в сельской местности, практически ведут натуральное хозяйство. Но нельзя же такое качество постоянно испытывать! Президент неустанно требует изменений в бюджет. Он сам может направить соответствующие предложения в ВР. Такое право у главы государства имеется.

Или почему не внести совместный проект закона об изменениях в бюджет за подписью президента и премьер-министра Украины?

- А кто возражает?

- Вроде никто, но есть желание посредством бюджета воевать с оппонентом. Поэтому речь ведется не о том, чтобы прежде всего принять решения, которые позволят пополнить государственную казну, а о том, чтобы все урезать, секвестрировать. Понятно: тот, кто внесет такой документ, завтра на работу может не выходить - не то что в политических кампаниях участвовать.

Ну так давайте скажем честно: какие изменения нужны в бюджет, чтоб вылечить страну? Тогда получим иной разговор в Раде. И шансы всех политиков уравняются, и оппозиция выскажет поддержку. А если планку все время опускать и только приспосабливаться к ухудшающейся ситуации, то очень скоро мы можем вернуться в положение четвероногих!

В значительной мере кризис в Украине носит субъективный характер и проистекает от поведения украинских политиков. Оно, в свою очередь, привело к кризису государственности и к кризису доверия. Люди же у нас воспринимают власть как государство! Через несколько месяцев рейтинги, которыми кичатся, никакой роли уже играть не будут.

«Я НЕ ПОНАСЛЫШКЕ ЗНАЮ, ЧТО ТАКОЕ ИНСТИТУТ ПРЕЗИДЕНТСТВА»

- Но тогда очевиден радикальный способ - досрочные выборы?

- Нет гарантии, что досрочные выборы состоятся. Во-первых, на них нет денег. Во-вторых, их результат заведомо предсказуем. В парламенте опять окажутся силы, которые там сейчас представлены. Плюс к тому два-три месяца до кампании и два-три месяца после нее никто не будет работать. Вопрос в другом: как заставить, как вынудить шевелиться уже избранных? Вот тут слово обязаны сказать моральные авторитеты страны. А на улицы я не призываю. Результатами революций - хрестоматийная вещь! - пользуются проходимцы.

Мы не знаем, как будут развиваться мировые процессы. Но у себя должны гарантировать хотя бы элементарное: пенсии для людей, рабочие места для трудоспособных, необходимый уровень медицины для всех. Плюс к этому - тепло, вода, возможность купить необходимые продукты.

- Да, вот и программа-минимум для украинской власти… Владимир Михайлович, в 2010 году вы останетесь наблюдать за президентской гонкой со стороны или примете в ней участие?

- Если у нас и дальше будет сохраняться ситуация, при которой государство живет само по себе, а люди - сами по себе, периодически встречаясь только на баррикадах, тогда, к большому сожалению, у нашей страны не будет никакой перспективы. Нужно просто слушать людей и сообразно действовать. Убежден: политикам надо отойти от попыток понравиться за пределами Украины и внутри страны, демонстрируя всезнайство, определить набор неотложных проблем, которые для конкретного человека имеют мировое звучание, и каждодневно решать их.

- То есть ответ на предыдущий вопрос - скорее да, чем нет?

- Ваш вопрос остается без ответа. Сегодня я свою задачу вижу в том, чтобы найти равновесие между ветвями власти. А дальше жизнь покажет.

Должен вам сказать, что я не понаслышке знаю, что такое институт президентства, общался с очень многими главами разных стран. У меня нет никаких иллюзий по поводу высшего поста. Жить нужно реалиями.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт