Ярослава ТАНЬКОВА. (11 февраля 2009)
Как я охотилась на миллионеров 26 часть

Как я охотилась на миллионеров 26 часть

Комментарии: 8

Продолжение. Начало в «толстушке» за 12(1 часть) и 19 декабря(2 часть), 23 декабря(3 часть),  26 декабря (4 часть) 29 декабря (5 часть) 30 декабря(6 часть) и 2 января  (7 часть), 9 января (8 часть), 12 января (9 часть), 13 января (10 часть) 14 января (11 часть), 17 января (12 часть), 20 января (13 часть), 21 января (14 часть), 22 января (15 часть) 24 января (16 часть) 27 января (17 часть) 28 января (18 часть) 29 января (19 часть), 31 января (20 часть), 3 февраля (21 часть), 4 февраля (22 часть), 5 февраля (23 часть), 7 февраля (24 часть), 10 февраля (25 часть).

Благодаря желанию таинственного спонсора Валерия Дмитриевича Ярославу пригласили на работу в эскорт-службу крупного модельного агентства. Отправившись с ним на встречу, она получила предложение поступить к нему на содержание и «взяла тайм-аут, чтобы подумать», а пока продолжала работать в агентстве… Но однажды срок тайм-аута истек…

ПЕРЕЛОМНЫЙ МОМЕНТ

В апреле я неожиданно получила сразу два предложения «руки и кошелька». Одно - повторное - от Валерия Дмитриевича. Он пригласил меня на обед в волшебное место - на только что открывшуюся летнюю веранду ресторана «Причал», расположенного сразу за МКАД, прямо посреди леса на берегу реки. И там в своем мягко-приказном стиле, под теплый глинтвейн поставил мне ласковый, но твердый ультиматум. Если перевести с дипломатически-сдержанного, то суть вкратце: уже четыре месяца он терпеливо ждет, когда я к нему привыкну и перестану изображать из себя девственницу, но ему это надоело, посему он в последний раз предлагает мне все материальные блага в обмен на необременительную, взаимовыгодную и долгосрочную любовь по расписанию раз в неделю. Отпраздновать мое согласие предлагалось на Лазурном побережье, где у него есть милый особняк в деревушке Кап-Ферра и небольшая яхта.

Второе предложение было более легкомысленным - от цветочно-палаточного мини-магната кавказского происхождения, с которым мы познакомились в одной из эскорт-компаний. Анжелка отрекомендовала его как очень щедрого, но непостоянного спонсора. «Загорается быстро, но так же и остывает, - предупредила она. - Знаю девчонку, которой он после первой же ночи автомобиль преподнес, наобещал еще с три короба, но через месяц слился. Так что, если надумаешь, бери его за ноздри и сразу тащи в автосалон».

Распалившись отказами отдаться ему в первый же день даже после сакраментального: «Я отвезу тебя в свой ювелирный, и ты выберешь любой гарнитур, который только пожелаешь!» - он решил удвоить напор. Остановились на уговорах слетать в Арабские Эмираты в гости к его другу шейху. «У меня там огромный сад на побережье, трехэтажный дом с собственным пляжем, белый, как сахар, и лучшие кальянщики, которых мне подарил мой брат шейх!» - уговаривал меня Аслан. И добавлял: «А когда вернемся, я подарю тебе «Порше» белый, как лилия!» Мало того, Анжелка тоже приглашала меня в Монако на время фестиваля, на яхту к нашим постоянным заказчикам на целые две недели.

Итак, однажды теплым апрельским вечером я поймала себя на том, что всерьез обдумываю, на что же из этих трех предложений потратить майские праздники… И впервые не испугалась!

За последнее время «охотничья» жизнь принесла мне немало неприятных сюрпризов. Меня избили в туалете девицы-конкурентки и чуть не изнасиловал помощник какого-то «суперсерьезного клиента» Евы. Меня корежило от тоски при виде обитательниц «бабятника», и я точно знала, что ни в коем случае не желаю себе такого несчастья. Но чувство избранности, роскошь, привкус победы в бокале с шампанским и в запахе кожаных сидений дорогого авто так сильно контрастировали с повседневными рабочими обязанностями и бытовыми проблемами… Я тонула, хотя и понимала, что этот мир - не мой.


Букет свежесрезанной сакуры, присланный Ярославе из Японии Валерием Дмитриевичем, пожалуй, был единственным романтичным жестом в ухаживаниях.

Букет свежесрезанной сакуры, присланный Ярославе из Японии Валерием Дмитриевичем, пожалуй, был единственным романтичным жестом в ухаживаниях.

Снова возник в голове список проблем, которые удастся решить одним махом, приняв предложение В. Д., ведь он обещал помогать во всем. Разговор с самой собой, похожий на шизофрению: «Маму вылечу…» - «Но она с ума сойдет, если узнает!» - «А я ей не скажу». Пытаясь оправдаться сама перед собой, вспомнила, что он помог крупными суммами паре моих подшефных детей.

А материал? Ну что материал… Зачем он нужен? Зачем вообще вся эта журналистика, если мои достижения все равно не котируются в ряду с бриллиантами и яхтами? Снова навалилась депрессия. Позвонила Анжелке. «Дура, ты еще и думаешь? - взвыла она. - Конечно же, принимай приглашение В. Д.! Каннский фест на халяву - класс! И потом он же тебе не просто перепихнуться предлагает. Нравится - не нравится… Потом разберешься!» Может, и правда дура? Я посмотрела на стену, увешанную заработанными мною наградными дипломами. Поревела… И набрала номер В. Д.

«Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ. ТЫ ЭТОГО ХОТЕЛА?»

Я ехала к нему на встречу и до конца не знала, что скажу. Мы договорились, что я объявлюсь только в случае согласия ехать в Канны, так как он устал от моих вечных «не знаю». А я согласна? Не знаю…

За эти полгода новая философия легко, как куриные косточки, надломила во мне принципы. У меня просто не оставалось аргументов, которые можно было бы противопоставить обвинениям в наивности и дурости. Возможно, это прозвучит глупо, но последней моей попыткой вернуть себе чувство собственного достоинства была попытка выколотить эти аргументы из самого В. Д. Даже смешно вспоминать, как яростно на той встрече, плюхнувшись на диванчик в ресторане, я начала доказывать изумленному миллионеру, что любовь не выдумка (он всегда настаивал: «Любовь - лишь красивое название физического влечения»), а без чувств наши отношения обречены! Тем более начались они с журналистского эксперимента (тут уж я ему выложила даже это). Тем более его я не люблю, хотя и восхищаюсь его силой и умом! Не знаю, что я ожидала услышать в ответ на этот спич, но как минимум последнюю фразу В. Д. пропустил мимо ушей. Только улыбнулся:

- Иногда мне кажется, что тебе пятнадцать лет… Ну хорошо, если тебе так будет комфортнее, называй это любовью. Я тебя люблю. Тебе это надо было? Расслабься и получай удовольствие. Какая разница, с чего все начиналось? Тоже мне, «охотница за миллионерами»… - Он рассмеялся, покачав головой. - Ну так что, я бронирую Канны?

- Не знаю…

- Да или нет?

- Да.

В тот момент я сдалась, я проиграла, не выдержала искушения, как и все те запутавшиеся в жизни девчонки, о которых пишу. И вспоминать это грустно. Мне очень хочется верить, что то «да» было лишь минутной слабостью. Что на самом деле я сильнее Больших Денег. Но что если это всего лишь оправдания?

Накануне я честно отдала все собранные за полгода работы в эскорте деньги подшефным больным малышам. Но одновременно с этим получила от В. Д. подарок - крошечную иконку-кулон работы середины XIX века…

Той ночью я не спала, меня колотило в истерике. Внутренний голос взывал все переиграть и вернуть подарок. При этом мучили сомнения: вдруг в самый ответственный момент снова сдамся? «Дура!» - звучал в ушах Анжелкин насмешливый голос. «А может, и правда дура? Такого шанса больше не будет…» - предательски вторила воспитавшаяся в моем подсознании за эти полгода «охотничья сущность». Я пыталась сопротивляться, но чувствовала себя больной, словно наглотавшейся отравы. Не хотелось становиться тряпкой. Хотелось свободы, как до всего этого… До Канн, до эскорта, до миллионеров... Так хотелось снова поверить в себя. Но не хватало сил. Ночью снилось, что я пью из болота.

В следующей, последней, части, 12 февраля, мы расскажем, какой выбор сделала журналистка, чем все закончилось и почему так популярна профессия «охотницы».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт