Как я охотилась на миллионеров 5-часть Комментарии: 3

Продолжение. Начало в номерах за 12, 19, 23 и 26 декабря.

Продолжение. Начало в «толстушке» за 12(1 часть) и 19 декабря(2 часть), 23 декабря(3 часть),  26 декабря (4 часть).

В прошлых номерах мы начали публиковать рассказ Ярославы о ее приключениях в гламурной тусовке. Увы, изнанка разрекламированного «глянцевого» образа жизни оказалась негладкой… В первой части журналистка рассказала об одном из самых тяжелых моментов расследования - как ей чудом удалось избежать изнасилования и при этом заплатить «неустойку» эскорт-агентству, в котором она работала, за то, что не «дала проверить товар».

«А ведь как хорошо все начиналось», - вспоминает Ярослава и рассказывает, как, изучив советы опытных «воинов гламура», она приехала в Канны. На самой гламурной дискотеке побережья ей удалось попасть в VIP-зону и понравиться Рику - сыну одного из владельцев местных яхт. Он пригласил «охотницу» на морскую прогулку, которая, увы, закончилась ссорой, так как Рик вовсю баловался наркотиками и распускал руки. «Первый блин комом», - не отчаялась Ярослава. Она выяснила, что иностранные миллионеры порой отдыхают на дешевых и даже на бесплатных пляжах, несмотря на то что обладают собственной яхтой и бизнесом, приносящим 50 миллионов дохода в год! Именно такой владелец «лимузинового бизнеса» и пригласил нашу «охотницу» на ужин…

Супермужчина на супермотоцикле

- Лимузины, в которых звезды подъезжают к каннской дорожке, - мои, - развлекал меня разговорами кавалер. - Забавно, что останавливаются знаменитости в «Карлтоне», отеле в ста метрах от Дворца фестивалей. Но чтобы проехать эти сто метров, заказывают лимузин!

Жан богат и самодоволен. У его фирмы филиалы по всему миру, в том числе и в странах СНГ. Один из его клиентов - король Саудовской Аравии. Куда бы ни ехала вся его многочисленная семья, она пользуется только автомобилями, предоставленными филиалами фирмы Жана.

- Но в этом году он уже расторгает со мной контракт, - улыбнулся Жан, глядя в мои вытаращенные глаза. - По законам безопасности королевская семья пользуется услугами одной фирмы не более шести лет, и мой срок подошел к концу. Но я не внакладе, так как такой клиент принес мне огромные деньги и сильно поднял престиж моей фирмы.

Жан разведен. Дочь отсудил себе, как и недвижимость в Париже. А здесь, в Каннах, купил особнячок родителям, в котором и воспитывается его наследница. Ну чем не принц на белом коне? Короче, поначалу меня напрягали всего две вещи: его лысина и то, что он не слушал. То есть сам он всегда говорил с удовольствием, одобрял, когда я поддерживала ЕГО тему. Но то, что было важно для меня, его не интересовало. Ему нужен был слушатель, а не собеседник. Позже я поняла, что это норма для большинства миллионеров.

Жан приехал в Канны по делам фирмы, так что днем он был занят. Но вечером мы ужинали вместе. Устрицы, необычная рыба, маленькие птички, начиненные фруктами. Он заказывал по две бутылки вина. Одну - белое или красное - под еду. И одну - маленькую, десертную - дорогущий медовый сотерн.

А потом Жан устраивал мне катания по побережью на мотоцикле «Голдвинг», которым хвастался, как мальчишка навороченным великом: «GPS, CD-плеер на шесть дисков, подсветка…»

Последним радостным впечатлением была поездка в сказочное место Эс - малюсенький городок из теплого булыжника XI века на самой вершине скалы, где отдыхают наши миллиардеры. В городке всего один отель для супер-VIP-персон, как объяснил мне Жан. Поражающее роскошью место с подвесными садами, видом на Монте-Карло с высоты птичьего полета и гуляющими по саду павлинами.


Миллионер Жан был твердо уверен, что счастье - это 10-комнатная квартира в Париже.

Миллионер Жан был твердо уверен, что счастье - это 10-комнатная квартира в Париже.

- А ты здесь отдыхал?

- Нет. Счета за номера с пятью нолями. Слишком большая трата денег.

- Даже для тебя?

- Почему «даже»? Швырять деньги на ветер глупо.

А потом мы спустились со скалы и въехали в Монте-Карло. С одной из яхт пускали фейерверки. На Ривьеру спустился васильковый вечер, и сама яхта почти сливалась с водой. Только разноцветные снопы огней выхватывали из мрака силуэт кораблика и раскрашивали блики на воде.

- Русская яхта, - фыркнул Жан. - Только ваши мужчины, даже будучи богатыми, не умеют распоряжаться деньгами!

- Просто русские умеют красиво отдыхать в отличие от многих…

Жану моя речь не понравилась.

Ужинали мы на террасе ресторана отеля «Де Пари», где, по словам Жана, очень любят останавливаться звезды. Здесь за ужином он и устроил мне промывку мозгов на тему, что я не умею жить и «не могу быть по-настоящему счастливой».

- Какая еще «команда»? -  усмехался Жан, когда я рассказала про редакцию, в которой работаю с самой юности. - Ни одному разумному европейцу в голову не придет оставаться на одной работе двенадцать лет из-за «команды». Предложили зарплату на пару десятков евро выше - уходит. Только русские предпочитают мифическую идею. Поэтому ваш народ нищий, и девушки приезжают во Францию продавать себя. Вся Европа знает, что именно голодных русских женщин всегда легко купить.

Я подавилась салатом.

- Я по-настоящему счастлив, ведь у меня 10-комнатная квартира в самом центре Парижа и я могу купить все и всех, кого захочу, - заявил Жан. Он не сказал «даже тебя», но это подразумевалось. Я не выдержала и, фанерно улыбаясь, высказала все, что думаю, о его самодовольстве, десяти комнатах и том, что искренней любви к его лысине в сочетании с омерзительным снобством он не купит ни за какие деньги.

Обратно в Канны мы ехали молча. Я вспоминала, как однажды затащила Жана, правильного, как равносторонний треугольник, ночью в море. Мы ехали по побережью на мотоцикле, я остановила и предложила искупаться. Жан долго не мог поверить, что я говорю серьезно.

- Но ведь ночью никто не купается.

Я устала уговаривать и нырнула первой. Жан пошел за мной, видимо, расценив неведомую для него романтику как предложение секса. Но плаваю я быстро. И к тому времени, как он вышел, я уже стояла одетая. Поначалу он разобиделся. Но зато потом ежедневно восторженно повторял:

- Надо же, я купался ночью! Надо же!

И этот человек, который путает счастье с благосостоянием, который боится перешагнуть даже такую условность, как купание ночью, учит меня быть счастливой!

Больше мы не виделись. Мой очередной роман с миллионером с треском провалился.

«Шлюхам платят, а приличных балуют»

Анжелка появилась вовремя. Плоская блондинка, на десять сантиметров выше меня, на год моложе и, наверное, на сто лет опытнее в плане «охоты». Противоположность, какую советовали мне найти. Мы познакомились случайно на пирсе, но она тут же стала со мной дружить, потому что у меня лишний пригласительный на «Фестиваль русских дней».

- «Русские дни» - г…но, конечно, - деловито комментировала новая подружка. - Чинуши всякие в мятых пиджаках соберутся. Но так как сейчас на побережье делать нечего, иногда и туда более-менее приличные люди заглядывают. Эх, то ли дело в июле! Наших яхт - море, и контингент на них... Не то что твой жмот француз. С иностранцами дел иметь не стоит. Халявщики. Думают, если девочка русская, то ее можно трахнуть за «покатать на яхте» и даже за ужин в ресторане. Удивительно, что он тебе вообще хоть что-то купил…

- А почему он что-то вообще был должен? - осторожно пожала я плечами. - Знакомы мы были всего несколько дней, я с ним даже не спала…

- Еще чего! - сморщила нос Анжелка. - Это проституткам платят «за спать», а приличных девушек просто балуют, чтобы они веселые были. Ты как с луны упала! Мужика надо сразу тащить на улицу бутиков и со щенячьим скулением останавливаться у витрины. Мол, вот то платье, о котором ты мечтала всю жизнь. Еще можно «случайно» порвать босоножки или пустить слезу по «забытому» купальнику. Порядочный человек тебе сам предложит осмотреться и выбрать, что ты захочешь. Набираешь побольше, а потом половину относишь обратно и получаешь деньги назад. В итоге ты и со шмотками, и с деньгами.

Уже бултыхаясь с новой подружкой в море, я выясняю, что Анжелка состоит в модельном агентстве и от него же подрабатывает в эскорте. В начале августа они с подругой из того же агентства приехали сопровождать крупного бизнесмена на ежегодный бал у баронессы Ротшильд в Монако - закрытую тусовку для именитых и богатых. А потом бизнесмен улетел в Москву, а девочкам по их просьбе еще на неделю снял комнату в каннском отеле. Услышав, что я в Канны приехала знакомиться, Анжелка чуть не захлебнулась:

- На свои деньги? Ну ты - детский сад! Книжек, что ли, начиталась? Так делают только полные лохушки. Приличные девушки в Канны сами не ездят. Либо в эскорте, либо отдыхать на яхту к кому-нибудь… И приятно, и денег заработаешь. Ты в эскорте когда-нибудь работала?

- Мне до модельного агентства не хватает минимум десяти сантиметров роста, и те же десять сантиметров в объеме - лишние.

- Зато грудь есть! Для эскорта - самое оно. Хочешь, посодействую?

Я промычала нечто неопределенное. Понятия «эскорт» и «валютная проституция» в моем мозгу сливались.

Как прослыть звездой

Прямо в вечернем платье, на шпильках, балансируя золотой сумочкой, иду по Каннам, расцветающим вечерним убранством ресторанов. Мы с Анжелой договорились встретиться во Дворце фестивалей. Я отправилась переодеваться, но вызывать такси не стала. Шесть часов - самые пробки. Не поверите, но они есть и в Каннах. Сверкающие лаком, вальяжные. У нас такую пробку назвали бы парадом.

Забавно, что это в Москве или Киеве девушка, идущая в вечернем платье по городу, вызвала бы недоумение, а в Каннах все настолько привыкли к шику, что мой наряд смотрится гармонично.

У дворца толпятся люди. «Зал Амбассадор» - значится на пригласительном. Вход по той самой красной ковровой дорожке. Набрала телефон Анжелки. «Я уже наверху, поднимайся», - прощебетала трубка.

Передо мной, как молния на одежде, «расстегивается» толпа. Охранник проверяет пригласительный, и я ступаю под софиты, на покрытые ковром ступени - красный «небосвод» земных звезд. Вокруг щелкают фотовспышки, и я, спиной чувствуя любопытные взгляды сотен зевак, стараюсь идти очень медленно, смакуя каждый шаг  - когда еще выдастся такой шанс! На самом верху лестницы подскакивает ведущая Fashion-TV с микрофоном, камера…

- Скажите, от какого кутюрье ваш наряд?

- Ой… А я не знаю, - теряюсь.

- Ну и правильно! Зачем красивым девушкам знать, кто именно их одевает! - скисает от моей «некондиционности» ведущая.

Вестибюль колышется шелком. Шикарные наряды дам, мужчины в костюмах. И не успеваю я проникнуться торжественностью момента, как рядом вырастает Анжелка в идеально облегающем ее соломенную фигурку темно-зеленом платье.

- Я уже все осмотрела, болото! - шипит она мне на ухо. - То ли дело Каннский фестиваль в мае! Концентрация звезд такая, что выйти из гостиницы в черных очках и бейсболке просто невозможно, тут же вокруг начинают суетиться папарацци, думают, что ты знаменитость… Милое платье. От кого?

- «Дольче Габбана», - небрежно кидаю я, уже подготовленная телевизионщиками.

- Что-то не похоже… Из какой коллекции? - Анжелка смотрит с подозрением.

Это больная тема «охотниц». Быть в тусовке и одеваться по-лоховски, не интересуясь названиями фирм, - значит, потерять одну из основных тем для разговоров. Мало того, одеваться надо только в последнюю коллекцию, которая стоит в три раза дороже, чем все остальные и так безумно дорогие шмотки ведущих марок. Но закупка на распродаже считается делом неуважаемым! Причем врать, что купленные на рынке вещи у тебя на самом деле от «Шанелей» и «Диоров», опасно - большинство девочек знают все новые коллекции наизусть. Так что в будущем от подобных вопросов меня спасало только небрежное: «Не помню… Подарили».

- Ты на чем приехала?

- Пешком пришла. Пробки же…

- Блин, ну ты лох! Еще бы кроссовки надела. Нормальные мужики в пешеходах не нуждаются! Они звезд ищут. Если ты в хорошем платье, на хорошем авто на тусовку приедешь, это оживление тут же вызовет. Причем, остановившись, надо немножко подождать, чтобы толпа успела образовать коридор к машине и фотографы добежали. Вся эта суматоха к тебе внимание привлечет… А раз внимание, значит, звезда. Вникаешь?

Я вникаю. В холле символизирующая русское искусство тетенька в кокошнике под надрывное треньканье балалайки и хохот зрителей кружит под руку мужика в дорогом костюме.

- Анжел, мне кажется, что ему, например, глубоко чихать, кто как пришел на вечеринку и на условности вообще, - киваю я на весело скачущего дядьку.

- Этот?! Да он живет на одну зарплату да взятки, - хмыкает моя наставница, - здесь же одни чинуши. Видишь, компаниями кучкуются, на халяву на фестиваль приехали. Шелупонь - 500 тысяч у. е. в год, «ап-миддл-класс». Ты хочешь поймать хозяина жизни или вечно пашущего его управляющего?

Продолжение - во вторник, 30 декабря. «КП». Ярослава расскажет о том, как гламурная наставница научила ее отбивать миллионеров у других «охотниц» по всем правилам, как она тут же опробовала эти правила на миллионере с Русского Севера, и о самом красивом зрелище Канн.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт