Как я охотилась на миллионеров 4-я часть

Как я охотилась на миллионеров 4-я часть

Комментарии: 10
Наш спецкор Ярослава ТАНЬКОВА.

Продолжение. Начало в «толстушке» за 12(1 часть) и 19 декабря(2 часть). А также в ежедневном выпуске «КП» от 23 декабря(3 часть).

В прошлых номерах мы начали публиковать рассказ Ярославы о ее приключениях в роли охотницы за миллионерами. Изучив советы опытных воинов гламура, она приехала в Канны. Познакомиться, разгуливая по бульвару Круазетт, оказалось проблематично, так как рестораны слишком дороги, пляжи дорогих отелей закрытые, а красиво «утонуть» у яхты мешают квадрациклы и катера. Но на самой гламурной дискотеке побережья Ярославе удалось попасть в VIP-зону и понравиться Рику - сыну одного из владельцев местных яхт, который пригласил охотницу на морскую прогулку… 

Прекрасный нянь

По пластиковой шкурке причала раскидана обувь, ведь на палубу заходят босиком. По содержанию обувных горок можно вычислить, сколько хозяев и какого пола находятся в каютах. К неудовольствию охотниц, в большинстве случаев там уже стоят сверкающие стразами женские босоножки. Ничто так не опошляет вид плавучей мечты, как сохнущие на корме лифчики. А семейное рагу из детей, собак и щебечущих по телефону теток вовсе отбивает аппетит у любой охотницы.

Откуда прибыла яхта, легко вычислить по флажку. Большинство - французские, что особенно раздражает. Пойди различи издалека, где наши, а где французы… Цвета-то одинаковые. А еще говорят, что на флаги ориентироваться смысла нет. Мол, наши часто под чужими стоят, чтобы налогов меньше платить.

Итак, иду по набережной, как кошка хвостом, вальяжно помахивая телефончиком. Мол, я тут так, прогуляться вышла, и до лампочки мне ваши миллионы. Малиновым, от осознания собственной циничности, ухом чувствую чей-то взгляд по ту сторону трапов. Останавливаюсь поправить туфельку и «безразлично» обвожу взглядом округу. С верхней палубы на меня пялится очень симпатичный парень и улыбается. Улыбаюсь в ответ и лихорадочно ищу повод для светской беседы:

- Простите, а у вас флаг Италии?

- Италии. Мы только час назад прибыли.

Ох, девушки, учите географию! С перепугу повылетали из головы названия итальянских портов. Ладно, пойдем банальным путем. Не знаете, о чем говорить, классика жанра - вино…

- О! Итальянские вина! Тоскана… Не знаю ничего лучше «Брунелло ди Монтальчино».

В ужасе жду, что я что-то перепутала и он переспросит. Дело в том, что я эту самую «Монтальчину» выучила исключительно во имя налаживания контакта и не помню, пробовала ли ее вообще когда-нибудь.

- Вы думаете? У меня есть пара бутылок гораздо более интересного. Если желаете, вечером угощу вас.

- Ну… Возможно…

Это только видимость, что я спокойно стою на причале. В этот момент в душе я уже радостно скакала на одной ножке: «Поймала! Ура!»

- А вы из России? Я так и думал. Ваши девушки всегда самые красивые - длинноволосые и в оригинальных крейзи-туфельках.


Наличие детей на борту - плохой знак для охотниц за богачами. Типа «кирпича» - въезд запрещен!

Наличие детей на борту - плохой знак для охотниц за богачами. Типа «кирпича» - въезд запрещен!

Потупляю взор на свои крейзи-туфельки и лихорадочно соображаю: в чем подвох? Молодой симпатичный миллионер не будет с ходу столь настойчив даже с очень понравившейся девушкой… Может, его, как в фильме, на экологически чистом острове воспитывали, где женский пол символизировала шимпанзе Манечка, и я первая женщина, которую он увидел в своей жизни?

Все разъясняется через минуту, когда на палубу выходит мадам с собачкой и двумя маленькими девочками. И тут же начинает что-то наставительно тараторить. А «миллионер», горохом скатившись вниз, торопливо хватает собачку с девочками и кивает-кивает... Усатый нянь!

«Как обманчива природа», - сказал ежик, слезая с кактуса.

Нервно хихикая, набираю номер Рика. Это ж хорошо, что хоть вовремя разобралась, а не потратила на этого Фигаро кучу времени.

Я обитательница яхты!

Пока я морально готовилась к разговору с Риком, набирала и сбрасывала звонок раз десять. А если он вообще меня не помнит со вчерашнего-то... Что я ему скажу? «Покатайте меня на яхте»? Телефонные гудки.

- Привет, Рик? Это Ярослава. Вчера мы танцевали. Помнишь?

- Помню, помню! Русские девушки, русская водка! Ты где сейчас? Приезжай на причал «Д». Мы скоро  отчаливаем.

Через пять минут я уже топаю босыми ногами по трапу на палубу парусника. По сравнению с яхтами, стоящими по соседству, он не самый большой. Интерьер - белый пластик с красным деревом и стеклом. Рик в белых бриджах и расстегнутой белой рубашке похож на юнгу из какой-то подростковой книжки. Золотой якорь сияет на загорелой почти безволосой груди. Он галантен и весел. Но ему не до меня. Паруса еще ставят, и Рик спроваживает меня к бару: «Пока выпей чего-нибудь», - а сам принимается вместе с остальными тянуть канаты. Бар со стойкой и креслами посреди палубы, но как бы в углублении. Я сижу за стеклянным, обрамленным в деревянную раму столом, над головой хлопает расправляющийся парус и перекликаются четверо мужчин. Джон приветственно махнул, остальные не обратили внимания. Видимо, очень заняты. Я пью минералку и пытаюсь понять, где отец Рика, почему меня ему отдельно не представили и разумно ли здесь оставаться? Троих я знаю со вчерашнего вечера. Значит, четвертый, по идее, как раз миллионер? Не похож что-то.

Четыре мужика. Я одна. Пусть даже днем. Отстукиваю ноготками по столу: «Мо-жет-луч-ше-на-бе-рег?»


Ярослава на яхте Рика до ссоры.

Ярослава на яхте Рика до ссоры.

Восторг быстро вытеснил из души беспокойство. Приветственные гудки встречных яхт, белые паруса в синем небе и ярко-желтые солнечные лучи, которые, казалось, можно резать и мазать на круассан. Зрители с фотоаппаратами на берегу, и я - обитательница яхты…

Первое, что хвастливо сказал Рик, перестав суетиться: «Наш борт стоит три миллиона евро!» Это прозвучало, как вчера: «Самое дорогое шампанское». Он достал из кармана круглую плоскую коробочку с чем-то темным внутри, взял щепотку и растер по десне под верхней губой. Четвертый мужчина оказался поваром и пообещал к обеду суперпасту.

- А где твой отец?

- В Париж срочно улетел. Дела…

План закадрить хозяина судна провалился. В мое распоряжение выделили каюту. Внутри, то есть внизу, яхта оказалась, как четырехкомнатная малогабаритная квартира. Мне выдали огромное полотенце. На солнышко вынесли шезлонги, холодное белое вино и виноград с орехами. Включили музыку.

Краткая меланхолия Рика сменилась бурной активностью, и около часа он не замолкал ни на минуту - хвастался каким-то навигационным прибором и своей коллекцией часов и еще каким-то суперчем-то-там... Потом мы ныряли прямо с борта, танцевали... Напрягало только одно - таинственная баночка с чем-то, что постоянно пихал под губу Рик.

- Что это? Героин?

- Нет. Попробуй…

Я отказалась. Глаза Рика и эта банка казались сообщающимися сосудами. Чем меньше оставалось в банке, тем больше «масло» заволакивало взгляд Рика и тем чаще он лез ко мне с попытками потрогать.

Я держалась, зверела и видела только большой перламутрово-розовый прыщ на его шее и некрасиво плоские ногти. Руки мужчины, который не нравится, не скрасят даже самые крутые часы. А Рик мне совсем не нравился. Положение спасали Джон и старпом, отвлекавшие парня разговорами. Но мальчик, несмотря на молодость, точно знал, для чего приезжают охотницы. И, не заикаясь о романтических глупостях, тупо покупал меня.

- Мы тебе купим колье из жемчуга, вот такое… - водил он пальцем по моей шее и вырисовывал нити все ниже и ниже. - Или кулон с бриллиантом вот сюда, и платья, вот так обтягивающие…

- Рик, ну пожалуйста, не надо меня трогать.

- О’кей! - смеется, подняв руки: - Сдаюсь. - И все начинается заново.

Не выдержала я, когда он зажал меня при выходе из туалета на нижней палубе и полез в трусы.

Первая «зарплата» - 100 евро

Я вырвалась, скользнула в каюту и заперлась изнутри. Рик сначала стучал, потом зло кричал и, наконец, ушел. Больше он меня не беспокоил, но мне было ужасно страшно и стыдно за свою дурость. Всю вторую половину путешествия просидела с пылающими щеками в каюте, думая: «А ты хотела и рыбку съесть, и крючком не подавиться?»

Ведь если бы Рик был не на паруснике, а в грузовике дальнобойщика, я бы не села к нему покататься через два часа знакомства? А яхта - пожалуйста! Идиотская женская уверенность, что если у корабля паруса, то  обязательно с алым отливом, а хозяин в глубине души - капитан Грей. А они такие же мужики, как дальнобойщики, только пообразованней и с деньгами.


Ярослава с Жаном. Кто бы мог подумать, что лысеющий дядька с пляжа за 20 евро окажется владельцем бизнеса с доходом 50 000 000 евро в год!

Ярослава с Жаном. Кто бы мог подумать, что лысеющий дядька с пляжа за 20 евро окажется владельцем бизнеса с доходом 50 000 000 евро в год!

Деликатным стуком в дверь из заточения меня вызволил Джон. Он проводил меня на берег. Улыбался скорее сочувственно, но в тот момент мне казалось, что насмехается. А на берегу неожиданно сунул мне в руку бумажку - сто евро. На мое истеричное: «Не надо, что вы!» - замахал руками и затараторил что-то вроде «Рик приказал дать».

Шла по причалу с босоножками в руках. Унизительную сотню вернула своим арендаторам - сунула в расщелину на трапе. На душе было гадостно.

Сутки откисала в набегающей волне. Я не сердилась на Рика, жалела его. Бедный мальчик, развращенный вседозволенностью, мечтавший стать капитаном и потихоньку снаркоманивающийся под крылом папиных миллионов.

М-да… Красивый роман, мягко говоря, не получился. Но в конце концов в любой деятельности бывают проколы, и, раз уж я испытываю на себе долю охотницы, надо продолжать поиски красивой жизни… Только на яхту я, пожалуй, больше не поеду.

Богачи с бесплатного пляжа

Следующую пару дней я потратила, слоняясь по Круазетт в поисках счастья. Безумно устала строить глазки и «совершенно случайно» садиться рядом со столиками, за которыми отдыхали обладатели наиболее дорогих «Ролексов» и перстней. Все они оказывались заняты либо газетой, либо женами. Один раз я удачно попросила закурить (не курю, но нужен же какой-то повод!) у годящегося мне в дедушки постояльца «Карлтона», прибывшего в очень дорогом автомобиле с водителем. Он заинтересованно оглядел меня и, радостно чиркнув зажигалкой, поддержал беседу… На французском! И что мне оставалось? Процитировать ему «господа, я не ел три дня»? Пришлось ретироваться, потому что по-английски дедуля совершенно не говорил, а все остальное не входило в мои журналистско-платонические планы.

Наконец, удача улыбнулась. Вторым моим приключением стал Жан (имя изменено по этическим соображениям). Он навязал мне свое знакомство в первый же день отдыха в Каннах, на пляже. Поначалу я не обратила на него внимания. Лысоватый, поджарый 50-летний мужик с 8-летней дочкой, валяющийся на пляже за двадцать евро в день, никак не походил на миллионера. И, снисходительно обменявшись с ним номерами телефонов на всякий случай, я игнорировала его звонки.

Но однажды вечером за мной с предложением выпить кьянти увязался мелкий неказистый мужичонка. Краем глаза я заметила, что он вышел с бесплатного пляжа, и сразу же потеряла к нему интерес. Не хватало еще какого-то французского водопроводчика… Мужичонка поклянчил-поклянчил, да и отстал. Перешел на другую сторону дороги, сел в новенькую «Ламборджини» и, пока я лихорадочно сглатывала ком застрявшего в горле мороженого, умчался прочь.

«Вот ворона!» - ругала я себя на чем свет стоит. Ведь я ждала именно такого случая! Но кто бы мог подумать, что человек, разъезжающий на таком суперкаре, пойдет на бесплатный пляж... В этот момент в очередной раз позвонил Жан. «Вы не согласитесь сегодня поужинать со мной?» - предложил он. И, почему-то вспомнив недавнее происшествие, я согласилась. А вдруг…

У входа в гостиницу меня ждал кабриолет и маленький розовый букет. Распахивая передо мной дверцу, Жан очень извинялся, что автомобиль «не очень», потому что не его личный, а служебный, пока он в Каннах по делам. Жан из Парижа, там у него 10-комнатная квартира в центре и особняк в предместьях…

Ужинать мы поехали в городок Мужа, в ресторан на холме с видом на селение и море, где, по словам Жана, подавали лучшую рыбу на всем побережье. Через полчаса я уже знала, что он владелец крупного лимузинного бизнеса (не только лимузины, а любые элитные авто напрокат) с доходом около 50 миллионов евро в год. И с интересом разглядывала визитку со знакомым названием фирмы - в России у Жана один из филиалов...

В понедельник, 29 декабря, в ежедневном номере «КП» мы расскажем о том, как развивался роман журналистки и лимузинного олигарха, почему французские миллионеры не уважают русских и как опытные охотницы учили Ярославу правильно клянчить подарки.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт