Дмитрий ТЫМЧУК, Приштина, лагерь «Бондстил», Косово Фото автора. (30 октября 2008)
Наши в Косово третья часть

Наши в Косово третья часть

Комментарии: 4

Продолжение. Начало см. в номерах за 28 и 29 октября.

Прилетев в Косово вместе с солдатами укрианского контингента 11-й ротации, наш корреспондент побывал на самой большой в Европе военной базе Бондстил. Поездив по стране, он узнал, как живется косоварам и почему местные сербы просят украинцев не вступать в НАТО.

Служим на курорте

В небольшом сербском городишке Брезовице самое высокое здание - местная семиэтажная гостиница причудливой архитектуры. Это целый комплекс, в который ранее входил и трехэтажный мотель «Бреза», стоящий отдельно. Именно в нем, огороженном сегодня забором с колючей проволокой, с наблюдательными вышками по периметру, разбит лагерь украинского контингента. 

- Места здесь популярные, в прежние времена, как рассказывают сербы, сюда приезжали туристы со всей Европы, - говорит заместитель командира батальона капитан Валерий Невмержицкий. - Да и сейчас их хватает. Много немцев, шведов. В окрестностях - памятники культуры XII-XIII веков, природа, горы: все, что нужно для отдыха и путешествий. 

Но и неприятных моментов хватает. Албанцы воюют с сербами за эти земли, первые начали проводить захваты участков и их застройку, а сербы, понятно, против, поскольку это их анклав. 

- Стычки бывают? - интересуюсь.

- Надо отдать должное сербам: они демонстрируют полное законопослушание: чуть что, вызывают местную полицию. С другой стороны, она также сербская. В любом случае до нашего вмешательства пока не доходило. Спорные моменты решают сами и без рукоприкладства.  

Работа вне контракта

Лагерь «Бреза» по-военному чистый и аккуратный. Тихо, спокойно, красиво.

Зато сам мотель, в котором на первом этаже располагаются столовая и клуб, а в комнатах второго и третьего живут украинские военные, явно нуждается в ремонте. Экскурсия по помещениям энтузиазма не вызывает: обшарпанные стены, раздолбанная сантехника в душевых и туалетах, окна со щелями шириной в палец (а зимой, заметим, в горах весьма холодно). Мало того, отопление не работает, горячей воды нет! Бойлеры и обогреватели, встречающиеся в комнатах, ребята, как правило, покупали за свои деньги и передают от ротации к ротации по наследству.

Стены коридора на втором этаже красят вновь прибывшие десантники-миротворцы. Здесь готовятся встречать генерала из оперативной группы Минобороны. Высокий чин остановился в «Бондстиле», но должен в ближайшее время навестить и «Брезу». 

Маляры поневоле возмущаются:

- Я подписывал контракт с Минобороны, чтобы нести службу с автоматом, а не кисточкой махать! - возмущается рослый парень лет двадцати. 

И он прав. Хотел бы я посмотреть, как те же американские офицеры заставили бы солдат белить стены или покрывать морилкой плинтусы! Даже у наших братьев по оружию поляков такое трудно себе представить. А мы еще говорим о каком-то вступлении в НАТО…

Ситуация с лагерем «Бреза» тоже непростая. Его содержит за свой счет Украина, выплачивая хозяину смешную по местным расценкам для такого объекта сумму в 5 300 долларов ежемесячно. Только на перекрытие крыши, которая вовсю течет, установку бойлеров и косметический ремонт необходимо, по заверениям владельца, минимум 100 000 евро. А сам он, учитывая доход от аренды «Брезы», ремонтировать здание отказывается: себе дороже. Украина также не может провести работы за счет государства, поскольку речь идет о финансировании частного предпринимателя.


Службу в Косово несут военные из 34 государств мира.
Службу в Косово несут военные из 34 государств мира.

Ну а местная власть? Как заверили меня позднее в один голос глава сербской администрации муниципалитета Звонко Михайлович и косовской (албанской) Александр Яницевич, она очень приветствует пребывание украинцев. Наши специалисты - залог стабильности и безопасности. Тем не менее местные чиновники тоже не в состоянии изыскать средства на финансовую помощь, тем более, опять-таки, для частного бизнеса. 

Вот потому военное командование решает вопрос о перемещении всего нашего контингента на «Бондстил». Однако зона ответственности украинцев останется тут. Добираться же от «Бондстила» никак не менее получаса. По узким и петляющим в горах дорогам не разгонишься. Не приведи бог стрясется что-нибудь, можно и не успеть…  

Призраки с антеннами

Телевизоры в комнатах солдат тоже в основном куплены за свои кровные. Хотя эти «окна в мир», если верить документам, нашим миротворцам отправляют в Косово чуть ли не с каждой ротацией. Плюс различные делегации из Украины якобы привозят их в дар военнослужащим целыми партиями. Однако нам удалось обнаружить лишь парочку таких презентов. Куда подевались прочие - тайна, покрытая мраком. По крайней мере командование вразумительных пояснений не дало: дескать, выходят из строя и списываются. Согласитесь, довольно подозрительная «текучка» получается. К этому добавим, что в Вооруженных силах действуют нормы в отношении того, сколько телевизоров на сколько человек личного состава полагается, и в контингентах, признаем, они выполняются, - но в данном случае речь идет немного о другом… 

Или, например, мой коллега-журналист, пресс-офицер контингента капитан Богдан Сенник зарплату первых месяцев истратил на приобретение фотоаппарата и компьютера (любительская «мыльница» для снимков, которые потом рассылаются по украинским СМИ, непригодна, нужна техника профессиональная). То есть потратил деньги на то, без чего бы просто не мог работать! И это лишь один пример.

Других тоже хватает. Возьмем простую и необходимую по нынешним временам штуку - Интернет. Для наших миротворцев он зачастую является единственным способом общения с родными, поскольку переговоры по мобильному слишком дороги. При мне командование контингента на «Бондстиле» докладывало оперативной группе Минобороны: Сеть на «Брезе» есть, никаких проблем с ней не наблюдается. Убеждаюсь на месте, что в действительности все не так. Лишь у двоих ребят имеется выход в Интернет, причем подключили они его за свои деньги. В комнаты счастливцев выстраиваются целые очереди из желающих отправить весточку близким. Нет, не могут у нас не пустить пыль в глаза! 

Так воюем или нет?

И еще один неприятный момент. Отслужившие в Косово, как известно, не получают статуса участников боевых действий (УБД). Это крайне несправедливо. Буквально недавно делегации Минобороны прилетали в республику на пару часов, а возвращались уже в статусе УБД. У меня самого среди знакомых хватает таких вот везунчиков, смотавшихся в Косово на считанные минуты, покуривших у трапа и вернувшихся «участниками колониальных походов», как говорят в нашей армии. И вдруг в чьей-то светлой голове шевельнулась мысль, что в Косово все спокойно. Статус отобрали. Неважно, что в апреле нынешнего года во время беспорядков в Митровице погиб украинец, а восемь ранили. И демонстрации в косовских городах продолжаются - кто гарантирует, что ни одна из них вновь не завершится трагедией?

- Если здесь нет боевых действий, зачем мы тогда с оружием и спим, и едим, и носимся с ним днем и ночью, и выйти без него за пределы базы не в состоянии? - удивляется старший прапорщик Михаил Шайнога, отслуживший в Косово полгода. 

К слову, после событий в Митровице президент Украины подписал указ о возвращении статуса УБД служащим в Косово и повышении денежного обеспечения миротворцам. Зарплаты парламент немного поднял, а вот о статусе… забыл. 

СПРАВКА «КП»

Украинский рядовой миротворец-контрактник до сентября этого года получал около 500 долларов (сейчас - 700). Офицеру платили 800-900 (сегодня примерно на 200 долларов больше).

Для сравнения, в том же укрполбате, куда входит наш контингент, рядовой миротворец-поляк на аналогичной должности имеет порядка 2000 долларов, а литовец - 2000 евро.

АНОНС

Окончание читайте в субботу, 1 ноября. В нем вы прочитаете о том, как наш журналист ездил на патрулирование, узнаете о злых ежиках и детях-вымогателях и почему наши солдаты завидуют свои французским коллегам.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт