Киев - Берислав. Фото автора. (29 сентября 2008)
Забыть педофила

Забыть педофила

Комментарии: 9
В этой школе Сергей Гейко проработал почти всю свою жизнь.

Учителя Сергея Алексеевича Гейко нашли мертвым в середине июля близ одного из самых прекрасных мест Крыма - дворца «Ласточкино гнездо». Предположили самоубийство: учителя обвиняли в растлении несовершеннолетнего мальчика, возбудили уголовное дело. А он забрался подальше от дома - города Берислава Херсонской области, написал прощальные письма и бросился в море со скалы. В кармане нашли записку для близких. Судя по дате, написана была гораздо раньше самоубийства. Значит, уже давно вынес себе приговор. 

Странность этой истории в том, что ни супруга, ни друзья, ни коллеги по работе не верят в то, что Сергей Алексеевич был педофилом. Не верит в это даже мать мальчика, который давал показания против своего учителя… 

Письмо с «того света»

Кем же был Сергей Гейко на самом деле и почему милиция возбудила дело против него? 

Милиционеры, которые доставили тело вдове, шепнули: листок бумаги совсем сухой, с четкими буквами, будто и не находился в соленой воде. А голова и руки - в свежих ссадинах и кровоподтеках. Да и сама Антонина Ивановна, еле живая от неизвестности (муж сказал, что съездит в Ялту по делам буквально туда и назад, и вдруг исчез), сердцем чувствовала: не давно, как ее пытаются убедить, и не по собственной воле Сергей покинул этот свет. Но что кому докажешь? 


Добрая знакомая Таисия Бернадская: - Не стало Гейко - умерла история края.
Добрая знакомая Таисия Бернадская: - Не стало Гейко - умерла история края.

Письмо от Гейко получил по почте и главный редактор областной газеты «Надднiпрянська правда» Игорь Петрович Рева. Сразу пакет не открыл, за что сейчас себя поедом ест. Решил, что там, как обычно, очередной материал учителя. Гейко на протяжении многих лет заслуженно считался одним из лучших авторов газеты:

- Он много работал в архивах, писал книги по истории и краеведению. Въедливый, с характером! Зашел ко мне недели за две до трагедии совершенно подавленный: «Ну что делать? Дай совет!» Я советовал не отчаиваться, добиваться правды во всей этой грязи…

Однако последнее послание Рева публиковать не стал, предпочел отдать «Комсомолке». Может, все-таки состоится справедливый пересмотр дела… 

«Уважаемый Игорь Петрович!

Пишу с «того света». Скоро меня не будет. Я доведен до самоубийства судьей Бериславского суда (фамилия указана. - Авт.) Прошу, если не испугаешься (а на вас это непохоже), опубликовать копию моего заявления на имя генпрокурора… Люди должны знать, «а судьи кто».

С уважением, Сергей!

Желаю счастья. Прощайте!»

Сказать, что похороны Сергея Гейко оказались малолюдными - ничего не сказать. За гробом шли только родственники, добрая знакомая семьи, пенсионерка Таисия Яковлевна Бернадская да еще мама мальчика Саши. Того самого Саши, показания которого стали поводом, чтобы от прежде уважаемого педагога и депутата районного совета с омерзением отвернулся весь Берислав… Вот это обыватели не очень поняли: мать простила растлителя сына, что ли?!

«Он был Чорновилом местного масштаба»

…Пыльные, выжженные солнцем улицы провинциального городка с унылым «советским» лицом сходятся к площади с памятником Ленину в центре. Если это место не любить с рождения - наверное, захочется от тоски завыть или запить.

- Вы не представляете даже, какой он был подвижник! На чистом энтузиазме, на любви к людям работал, пятнадцать книг написал. Не стало Гейко - умерла и история края… - добрая знакомая семьи краеведа Таисия Яковлевна Бернадская не в силах сдержать слезы.

Накануне в библиотеке мне удалось полистать несколько выпусков «Очерков из истории Бериславщины» - с минимумом комментариев, с максимумом архивных свидетельств. Их кропотливо собирал Сергей Алексеевич для того, чтоб земляки-современники тоже знали, как сквозь бунты, Голодомор, репрессии и войны прорастал сегодняшний день: 

«Январь 1912 года, статья в газете «Юг». «Нашему городу предстоит обогатиться новым учебным заведением: женское начальное училище преобразуется в профессиональное, с 5-летним курсом. На это предположено затратить 25 тысяч руб., из коих 15 даст министерство народного просвещения, а 10 тысяч завещал Н. Н. Пономаренко».

«Апрель 1920 года. Приказ номер 8 Военно-революционного комитета г. Берислава… Для изыскания необходимых для лазаретов предметов оборудования приказывается местной буржуазии в трехдневный срок собрать: 50 одеял, 200 пар белья, 100 простынь, 100 чайных ложек…»

- Я вам личное мнение выскажу: Гейко - Чорновил бериславского масштаба, - продолжает Бернадская. - Неподкупный, принципиальный патриот, который многим мешал… 

- Но не из-за исторических же изысканий? - недоумеваю.

- Да нет. Причины современней не бывает, - подключился к нашей беседе Юрий Павлович Ярмоленко, учитель английского языка, который тоже хорошо знал Гейко.

Все беды - из-за земли

После возбуждения уголовного дела от учителя отвернулись все.
После возбуждения уголовного дела от учителя отвернулись все.

Оказывается, как депутат Сергей Алексеевич занимался вопросом «спорных земель». На так называемый Казачий остров, законную часть территории Казацкого сельского совета, стал претендовать городской совет соседней Новой Каховки. Причем активно, с нажимом, демонстрируя право сильного. Земля в Украине пока не товар, но кто ж не знает, как самые лакомые ее куски «отхватывают» и в столице, и на периферии и превращают в частные владения! Тем более что в Бериславе нашлись чиновники-лоббисты, которым было совершенно не жаль общественных гектаров в пользу чиновников-соседей. Сделке препятствовал только Гейко.

Таисия Яковлевна рассказала: сперва ему предлагали взятки в качестве отступного. Потом перешли к угрозам. 

- Сергей Алексеевич поделился: весной, во время одного из праздничных мероприятий в селе Змиевка, некий ответственный работник - фамилии не назвал - в очередной раз попытался уговорить его забыть о существовании Казачьего острова. А потом пообещал: «Ну ладно, не хочешь по-доброму - будет по-злому!»

Прошло совсем мало времени. И в Херсонской области взорвалась информационная бомба. Учителя из Берислава Сергея Гейко объявили… растлителем школьников. У милиции, сообщалось, имелось неопровержимое свидетельство преступных деяний этого человека. 17-летний мальчик Саша написал по просьбе правоохранителей всю правду…

Событие подобного рода для провинции - не только шок, но и предмет самого живого обсуждения. Новости из «ящика» - как там в Киеве не ладит президент с премьером - стали не интересны. Телевизионная криминальная хроника отныне казалась пресной. Даже цены на рынке и в магазинах временно перестали волновать.

- Надо же, какой мерзавец! Порядочным прикидывался, книжки сочинял… - весь Берислав смаковал негустые подробности, жаждал развития сюжета и мести. - Почему педофила от людей не оградят? 

Жизнь семьи превратилась в ад. Ведь супруги вместе работали в школе, там же училась их дочь. 

Именно дочка в свое время попросила Сергея Алексеевича помочь однокласснику. Паренек не без способностей, но учебу запустил, рос без отца, да и биографию уже успел испортить (Саша схлопотал судимость за мелкое хулиганство). Вскоре в лице учителя истории он обрел и советчика, и наставника, и даже кормильца, не отказывавшего в карманных деньгах: с финансами в Сашиной семье было туго. Впрочем, для Сергея Алексеевича не было ничего сверхъестественного в подобном понимании долга педагога и вообще взрослого, состоявшегося человека. 

Потом к курточке школьника милиционеры прикрепили потайной микрофон, чтобы писать содержание бесед с подозрительно добрым и заботливым дядькой… Учитель давно числился в «неудобных» для местной власти. Но умерить его пыл борца с коррупцией можно было лишь единственным способом - грязным, совковым, безотказным: ославить как педофила.

«С меня обещали снять судимость» 

…Мне повезло: Саша оказался дома. Сейчас он уже студент. Короткая стрижка, высокий рост, дерзкий взгляд. Смерть девчонкам, короче. Если б не какая-то нервная напряженность, которая проступала сквозь браваду. Разговаривать со мной отказался наотрез и тут же ушел, буркнув: «По делам!» 

- Это еще что, - вздохнула Сашина мама. - Остальных журналистов он просто посылал… А тут ответил вежливо.

Не знаю, что сыграло решающую роль - тяжесть правды, которую знала мать, или то, что мы с ее сыном почти ровесники, но Людмила сама начала рассказывать, откуда раздулась главная бериславская сенсация, которая в итоге унесла жизнь человека. 


Дом, в котором живут Саша и его мама.
Дом, в котором живут Саша и его мама.

- 17 февраля, в субботу, Санька буркнул: «Надо в школу». Я удивилась: в выходной? Оказалось, Сергей Алексеевич велел забрать реферат, что ли. Через несколько дней сын признался: вместо реферата учитель дал ему папку с… порнографическим журналом для геев, предложил полистать и вышел из кабинета. Потом вернулся, начал выяснять, нет ли желания подзаработать денег в качестве модели. Мол, отвезет к надежным людям на студию, там ни к чему принуждать не будут, позволят выбрать, на что готов решиться. Совсем откровенные снимки стоят дороже, поскромнее - дешевле, ну и так дальше. Сын настоял, чтобы я тут же подала заявление в милицию. Конечно, и минуты не задумалась - правду ли Саша говорит? Не втянули ли его, напомнив о подростковой судимости, в какие-то взрослые страшные разборки? Я просто очень испугалась… В такой ситуации любая мать голову потеряет и бросится спасать своего ребенка!

С этого момента Сашины контакты с правоохранителями стали регулярными, похожими на фильм о шпионах. Два месяца перед каждой встречей с Сергеем Алексеевичем он ходил на инструктаж, а потом, снабженный микровидеокамерой, отправлялся на «сбор улик». Людмилу несколько раз звали просмотреть совместно с милиционерами и прокурором «антипедагогические» кадры. Но ничего предосудительного на них не обнаруживалось. Сергей Алексеевич то советовал Сане, как пересдать сложную тему, то помогал подобрать материал для реферата. Однако семью ученика не уставали предупреждать: «Никому ни слова! Имеем дело с опасным преступником! Потерпите, скоро он обязательно попадется на горячем…»

- Ну а дальше были обыски, суд и случилось то, что случилось, - вздохнула Людмила. И, видимо, решив окончательно снять с души камень, протянула письмо. Уже после того, как Гейко объявили педофилом, у Саши внезапно проснулась совесть, о чем он известил прокуратуру и оклеветанного педагога.


«Сергей Алексеевич!

Заявляю, как и заявлял раньше, что с февраля 2007 года я сотрудничал с работниками Херсонского областного управления милиции, в первую очередь с ... (звание и фамилия в письме указаны. - Авт.). Все свои действия в криминальном деле по обвинению Вас я делал только по их указаниям. Это теперь мне стало понятно, что все это время меня просто использовали против Вас. Я ни в чем не разобрался тогда: весной и летом прошлого года. Ни к чему противозаконному Вы меня не принуждали. Это все придумано следователями и прокуратурой. 

Никогда Вы меня не развращали. Порнографический журнал Вы лично мне не давали. Я его отнес в областную милицию по указаниям самой милиции. Я все время верил милиции, что Вы являетесь опасным преступником. Я никак не мог отказаться от сотрудничества с милицией. Кроме того, ... (звание и фамилия в письме указаны. - Авт.) обещал, что с меня снимут судимость, помогут мне успешно закончить школу, а потом поступить в школу милиции, подарили мне мобильный телефон, а я верил, что Вы преступник и бандит…»

Нет человека - нет проблемы?

Антонина Ивановна Гейко с дочерью сейчас перебрались в Киев. Дома им находиться нестерпимо больно и небезопасно. 

Дело не только в местных СМИ, которые дружно, как по команде, прилепили учителю ярлык педофила. Кампания травли, на счету которой уже есть одна жертва, похоже, не закончилась. Ведь родственники Сергея Алексеевича подали апелляцию, добиваются пересмотра дела. А хозяева Казачьего острова, те, кому Гейко при жизни стал поперек дороги, чувствуют себя в Бериславе по-хозяйски, действуют беспощадно и беззаконно.

- Я обратилась к адвокату, рассказала ему все от начала до конца. Он сразу уточнил: «Подросток был судим?» И махнул рукой: «Все понял, это у них беспроигрышный ход», - вздохнула Антонина Ивановна. - Со мной доверительно делились юристы: следователи отфутболивали дурно пахнущую фальшивку друг другу. Первый ушел в отпуск. Второй заключил, что состава преступления не обнаружено, и тут же получил служебное взыскание за какие-то прошлые недочеты. Наконец передали более сговорчивому следователю. Он все быстро подписал и направил в суд. Даже прокурор, поддерживающий обвинение, намекнул, что испытывает давление «сверху». А ведь у Саши - увы, слишком поздно - заговорила совесть! Парень признал, что обвинения в адрес моего мужа писал под диктовку и по требованию милиции. Но осталось ли это в протоколе судебного заседания, я не знаю…

Необъяснимый факт: должностные лица, не сомневавшиеся, судя по их действиям, в вине Сергея Гейко как растлителя школьников, от беседы с журналистом «Комсомолки» под разными предлогами уклонились. Каждый раз оказывался то на семинарах, то на срочном выезде начальник городского отделения милиции Максим Анатольевич Мокроусов. Отказался от комментариев судья Виктор Николаевич Сиянко. Лишь Федор Николаевич Самойленко, пресс-секретарь Херсонской областной прокуратуры, поделился по телефону официальной информацией:

- Правоохранители изъяли из школы компьютерные блоки и журналы с материалами порнографического характера для геев. Гейко не только одного Сашу склонял к карьере порномодели - известны еще аналогичные эпизоды. Инкриминировали Гейко статьи 301 и 156 УК Украины - развращение несовершеннолетних. Суд определил меру наказания - три с половиной года лишения свободы. Он намеревался оспаривать приговор. Но буквально спустя неделю был найден мертвым в Крыму...

Нет человека - нет проблемы. Кажется, такую формулировку предпочитали в сталинском тридцать седьмом году?

P.S. По этическим соображениям фамилию юноши не указываем. Редакция намерена продолжать расследование, связанное с судьбами всех пострадавших в этой истории.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт