Ольга МУСАФИРОВА, Фото автора. (8 сентября 2009, 01:00)
Национальный проект. Выполняется в одиночку

Национальный проект. Выполняется в одиночку

Комментарии: 56

Это - пощечина нашей здоровой власти и олигархам, балующимся благотворительностью. Пока они собирали средства на «больницы будущего», доктор медицинских наук Юрий Спиженко построил суперсовременный онкологический центр и привез в Украину кибер-нож.

…И ТАК ХОРОШО?

Семь лет назад я не сумела спасти маму. В районном городке Винницкой области, где она жила, место онколога в больнице пустовало слишком долго. Все страхи и жалобы выслушивал участковый врач. Наконец на мизерную ставку и непомерную ответственность согласилась девочка-интерн из мединститута. Выписала направление на анализы. Назначила повторные исследования. Горестно вздохнула…

Короче, когда я с ворохом бумаг заметалась по столичным клиникам, мне дали понять: время упущено. Да и возраст…

Вряд ли удастся  забыть детали: как, минуя областные структуры, пришлось добиваться койко-места в Киеве. Заучивать названия препаратов для капельниц и от аптеки к аптеке собирать драгоценные дефицитные ампулы - за ними вели охоту, подобно мне, дочки и сыновья, отцы и матери. Затравленно обшаривать взглядом квартиру: что бы продать, поскольку дальше наращивать долги невозможно. Ночами дежурить в палате. Выжигать воздух кварцевой лампой (так рекомендовала специализированная литература, которую я глотала залпом, - при сеансах «химий» требовалась абсолютная стерильность). Бить тараканов, выползающих из-за плинтуса. Сдавать кровь. И крепко, чтоб не кричала от сорванных нервов и не пугала мою маму, обнимать в коридоре едва знакомую женщину, что точно так же пыталась отогнать смерть от близкого человека.

С той поры меня не покидает ощущение: болезнь, которую не поминают всуе, расползается по стране, не встречая препятствий. Лайт-боксы в метро с фотографиями детей и номерами расчетных счетов. Письма о помощи в газеты. Телемарафоны надежды, что, как известно, умирает последней.

Но сколько должно еще умереть в Украине народу до срока, пока диагноз «онкология» перестанет звучать приговором?

…На этот объект в течение года я приезжала несколько раз. Видела, как он рос. Как до зимних холодов выгнали коробку здания.  Как сооружали бункер со стенами трехметровой толщины. Сваривали мощные балки. Тянули невероятное количество кабелей.

В брезентовых рукавицах и шапочке, лихо надвинутой на лоб, организатор процесса ничуть не походил на хозяина или начальника, особенно когда вместе с рабочими сгребал лопатой строительный мусор. Впрочем, доктор медицинских наук, академик и экс-министр здравоохранения Украины Юрий Спиженко еще с молодых лет, как только назначили главврачом в Иванополь, в ту пору - маленький райцентр в Житомирской области, привык совмещать два дела: лечить и строить. Коллеги пугали: «Руки береги!» И немели при виде преобразившейся больницы: теплой, чистой. Такой, где получалось выздоравливать.

Однако то, что затеял Спиженко сейчас, превосходило по размаху прежние достижения, взятые вместе. Ответственность же и риск  зашкаливали за допустимые пределы. Иногда бросалось в глаза: Юрий Прокофьевич, обычно безукоризненно владеющий собой, что называется, «кипит»:

- Арматуру завязали одинарной проволокой. Раствор хлынул, все порвалось, конечно. А из бетоновоза продолжают лить. Я остановил: надо переделать брак! Рядом генподрядчик  спокойно стоит, его заместитель. Рассуждают: «И так хорошо! Оно бы выдержало, Юрий Прокофьевич…»

Взгляд у Спиженко становился как хирургическая сталь:


Рабочие испытывали особые чувства: строили ведь не ресторан, не торговый центр…

Рабочие испытывали особые чувства: строили ведь не ресторан, не торговый центр…

- Смотрю, в котлован, над которым разместится помещение с кибер-ножом, что-то бросают: окурки, разный хлам. «Так сверху же пять слоев бетона ляжет, Юрий Прокофьевич… » Заставил достать все до пылинки, оштрафовал. «Здесь святость должна присутствовать!»

Через пару месяцев строители и Спиженко находились уже на общей волне. Просто за деньги так не пашут, появилось что-то более высокое. Не казино, не спортклуб, не особняк рождается… Обратила внимание:  музыка типа шансон в корпусе онкоцентра не играет. Разговаривают вполголоса, без мата. Территорию метут даже за машинами, поливают из шланга.

- Ганя, - обращается к штукатуру Спиженко, - если не уберешь чистенько, возьму веник, и целую ночь будем вместе подметать!

- Хорошо, Юрий Прокофьевич, я согласна! - кокетливо смеется Ганя.

Интервью «Комсомолке» Юрий Спиженко согласился дать, когда в помещениях приступили к монтажу оборудования. Он уложился в сжатые сроки, которые задал себе сам и не вышел за смету.

О распиаренной и отсутствующей «больнице будущего», любимой с 2005 года игрушке супруги президента, в государстве спросить не у кого.

ЖЕСТОКАЯ ПРАВДА И ДОБРАЯ ВОЛЯ

- Юрий Прокофьевич, медики вашего уровня предпочитают открывать стоматологические клиники или институты красоты. Денежно, эстетично, и риск не слишком велик. Ну, перекроят богатой даме личико чуть кривовато…

- Я хирург-онколог. Заведовал отделением в Житомирском областном диспансере. Немало оперировал. Видел страдания, пропускал через себя. В восьмидесятых не существовало ни прогрессивных методик лечения, ни оборудования. Но сегодня они появились. В мире - не у нас. Получить их, добавить правильную политику организации здравоохранения - прежде всего своевременную диагностику внедрить! - и можно спасти очень многих людей. Но такой политики в государстве нет. И нужной аппаратуры нет тоже. Потому умирает каждый второй, у кого выявлен рак. А диагностируют в Украине ежедневно 500 случаев этого заболевания. Страшная статистика… Для врачей - в том числе. Потому что профессионалы знают: рак головного мозга считался раньше вообще безнадежным! Рак спинного мозга и позвоночника, рак легких, печени, поджелудочной железы, почек, простаты излечимы, если «поймать» на первой стадии. Шансы на выздоровление - девяносто девять процентов! И девяносто процентов на второй стадии болезни. О запущенных формах не говорю.

- Знаю, Юрий Прокофьевич. Дальше наступает кошмар химиотерапий.

- Препараты обладают силой, разрушительной для организма. Выпавшие волосы -  внешнее проявление того, что творится внутри. Но и в этом аду существуют особо адские участки. Не дай Бог испытать страдания человека с неоперабельным раком мозга. Любой орган, пораженный болезнью, увеличивается в размерах. А головной мозг ограничен черепной коробкой, которая сдавливает опухоль. Наркотики утоляют боль на полчаса-час, не больше. Так вот, даже тут кибер-нож - спасение. Если уже нельзя устранить очаг, то хотя бы улучшить качество жизни на срок, что остался. Чтоб ушел достойно, без диких болей, и семья не мучилась вместе с ним. Прошу прощения за жестокую правду.

- Но вы же к ней возвращаетесь сознательно, по доброй воле…

- Я остановился на таком виде клиники, потому что пока никто подобной в Украине не сделал, хоть обещали давно.

- Могу ли спросить, когда решение стало окончательным?

- Это личное, Оля. Связано со здоровьем. В какой-то момент подступило к сердцу: да что ж ты успел? Крутился, спешил, гордился, что был не худшим министром… Все наносное. Захотелось поправить собой же написанный сценарий.

Этой онкологической клинике с кибер-ножом может завидовать вся Восточная Европа.

Этой онкологической клинике с кибер-ножом может завидовать вся Восточная Европа.

- У государства не нашлось денег ни на строительство аналогичного центра, ни на кибер-нож. А у вас хватило?

- Я взял в банке кредит. Сумма солидная, документы оформлены строго по закону.

- Не пробовали заинтересовать Минздрав или мэрию своим проектом? Вдруг бы партнерами стали…

- Слушайте, да это безнадежно! На переговоры пришлось бы годы убить и вдобавок несколько мешков денег отнести. С отводом земли под строительство тоже вышла целая эпопея. Два месяца ездил по окраинам Киева, пока убедился - надо искать другой вариант.

Представьте: многоэтажка на сто квартир, все согласны, чтобы вблизи разместился онкологический центр с кибер-ножом, а одна семья - против. «Боимся радиации, не желаем видеть раковый корпус!» Что ты им скажешь? Лекцию о благородстве прочтешь? Я чернобыльские фобии изучал...

В итоге нашел участок за городом, рядом только один сосед. Между прочим, в прошлом командир атомной подводной лодки.

- Кибер-нож действительно опасен как источник излучения?

- Нет - ни теоретически, ни практически. Бункер, где нож поместят, сооружен со стопроцентной защитой и для пациентов, и для персонала, и для внешней среды. Мой кабинет расположен сразу за его стеной. Аргумент?

- Юрий Прокофьевич, пытаюсь, но не могу представить реакцию Виктора Ющенко, когда ему доложат: «У нас появилось уникальное лечебное заведение. Аналогов в Восточной Европе нет. В Киеве не только будут оперировать рак без крови и боли, но и научную базу мирового уровня создают». Ведь на этой теме спекулируют перед каждыми выборами. А национальный проект вдруг взял и реализовался без участия власти.

- В ближайшем окружении президента и премьера знают о сооружении центра.

- И что?

- Выражают удовлетворение. (Смеется.) Для работы кибер-ножа достаточно компьютерного томографа. Но я еще приобрел магнитно-резонансный томограф, а также аппарат ПЭТ-томографии для чрезвычайно тонкой, точной диагностики. Прооперированный человек должен знать, чего ждать от организма дальше. За двадцать минут получит обследование с головы до пят. Если везде нормально - слава Богу.

«НАС КОРРУПЦИЯ РЕЖЕТ БЕЗ НОЖА!»

Экс-министр здравоохранения Юрий Спиженко без предвыборных программ сделал то, что давно обещало государство.

Экс-министр здравоохранения Юрий Спиженко без предвыборных программ сделал то, что давно обещало государство.

- Юрий Прокофьевич, задам ключевой вопрос: лечение потребует огромных  денег? Ведь центр частный. И вы неизбежно столкнетесь с критической массой горя, с мольбами а, возможно, и проклятиями. Рак обнаружен - но за избавление платить нечем. Зато граждане западных стран у себя дома располагают возможностью социальных операций.

- Помните, с чего начали беседу? С того, что политика национального здравоохранения у нас отсутствует. Это же преступление перед собственным народом, когда только избранные имеют возможность сесть в самолет и улететь туда, где окажут помощь! В Германию, в Штаты. На Западе давно введена страховая медицина. Даже процветающие государства не в состоянии взять на себя полностью расходы за подобные процедуры. Люди сознательно отчисляют от своих заработков определенный процент именно на такие случаи. Потому понятие «бесплатно» весьма условно. Общество понимает: внедрение технологий последнего поколения требует затрат, обслуживание аппаратуры требует затрат, оплата труда онкологов экстра-класса не имеет права быть низкой. Но в Украине предпочитают обсуждать расходы на досрочные избирательные кампании.

В США операция обходится в 50 тысяч долларов. В Мюнхене - 27 тысяч евро. В Киеве, по сравнению с немцами, получится почти вдвое дешевле. Минус авиабилеты, гостиница и услуги переводчика. Уже подписан договор с Ассоциацией пользователей кибер-ножа. Мы, кстати, единственные иностранные члены Ассоциации. Так что имеем возможность в течение двадцати четырех часов проконсультировать любого своего пациента - это тоже включено в стоимость операции. Утверждены базой подготовки специалистов для Восточной Европы. А сам кибер-нож уже установлен и откалиброван.

- За сколько купили, если не секрет?

- Еще в апреле прошлого года мне попытались предложить его сначала  за 15, потом за 11 миллионов долларов представители некой иностранной фирмы-агента. Выгнал аферистов! Видимо, спутали с госчиновником, который привык завышать цену того, что покупает за бюджетные деньги, а остаток - делить с партнером по воровству. По контракту я не имею права озвучивать стоимость. Но она существенно ниже той, которую предлагали спекулянты.

- Я прочла недавно, что Россия заказала у производителя-монополиста, американской компании, целых шесть ножей, и все за счет казны.

- Нет  таких заказов и договоров нет... Это нечестная промоакция. Россияне устанавливают единственный аппарат для операций на  головном мозге. А набором  опций, как в Киеве, не располагают даже в Европе, у нашего кибер-ножа уникальный набор. Итальянцы звонили: «Позвольте приехать посмотреть!» При известном уровне оснащения отечественной  медицины подобная просьба - бальзам для национальной гордости онколога.

- Сколько кибер-ножей требуется Украине?

- По одному на десять миллионов населения. Конкуренция центров здесь - за рамками морали. Я этот путь прошел. А тем, кто последует примеру, готов помочь от проекта до монтажа.

ЦЕНА ВОПРОСА - ПОЛОВИНА МАТУЗАЛЕМА                         

Для государственных чиновников, прежде всего от здравоохранения, Юрий Спиженко хронически опасен. Четыре года в начале независимости Украины он на министерском посту пресекал «откаты», ухудшая тем самым «качество жизни» достойных руководителей. Допекал не желающих развиваться в профессиональном плане. Характеристика «Грамотешки маловато…», рассказывают, ставила шлагбаум карьере многих. Потому ничего удивительного в том, что однажды он оказался ненужным в официальных структурах, я лично не вижу.

Ах, с каким облегчением была бы воспринята весть, что Спиженко наконец «переквалифицировался», перестанет одолевать критикой и угнетать инициативами медицинскую верхушку! Но онкоцентр близ села Капитановка эти ожидания похоронил.

…Из лабиринтов, где уже проступил масштаб возможностей, Юрий Прокофьевич выбирается с неохотой. Показывает автономную дизельную (аппаратура требует расхода энергии не меньше 300 киловатт в час, надо застраховаться от фокусов с перебоями электричества).

Врачей отобрал по конкурсу. Направил на зарубежные стажировки, дополнительно учиться, учиться и учиться.

- Прошлым летом  Ринат Ахметов обещал Донецку в подарок нечто подобное. Не в курсе, почему процесс не пошел? -  балансирую на трапе доски, поскольку лезем на крышу - проверять качество сварки.

- Наверное, Ахметову толком не объяснили, что требуется кроме кибер-ножа. Или объяснили слишком хорошо.

- Может, нескольким олигархам надо сброситься? - ищу я компромиссный вариант для «денежных мешков» и «маленьких украинцев», если держава им  вместе попалась нищая.

Спиженко даже останавливается от возмущения:

- Брехня, что суммы нужны космические! Думаете, зачем пугают? Чтоб и тут «отщипнуть». Год назад Киевская городская администрация купила для столичной  онкобольницы позитронно-эмиссионный  томограф раз в семь дороже реальной стоимости. А на сканеры средств уже не хватило. Аппарат стоит без дела…

Мы прикинули, во сколько обойдется суперсовременный центр с кибер-ножом, если не воровать и все делать по уму. Цена вопроса - примерно три виллы в Конче-Заспе. Примерно три места в проходной части партийного списка в Раду. И половина Матузалема. Все это, кроме сбежавшего футболиста, для Украины - привычный порядок трат и приобретений. Было бы желание.

…Несколько сосен у въезда на территорию больны: древесную плоть глубоко ранил борт самосвала. Раны замазали варом и краской - Юрий Прокофьевич за лечением тоже проследил. Нормально зарастает. Хорошая примета.

ЛИКБЕЗ «КП»

Кибер-нож - система роботизированной радиохирургии. Ее новшество состоит в комбинации особо легкого лучевого аппарата, прикрепленного к подвижной руке высокоточного робота, и компьютерной навигационной системы. Навигация помогает роботу не только обнаружить опухоль, но и приспособиться к малейшим движениям тела пациента. Отпадает необходимость фиксировать больного, как это делают при обычных операциях, общий наркоз тоже не применяют. Наведение радиационных пучков на опухоль осуществляется из 201 точки, погрешность подведения составляет менее миллиметра, что дает уникальную возможность не травмировать здоровые ткани.

Амбулаторный сеанс длится от 40 до 90 минут, он не требует от пациента специальной  подготовки, длительного пребывания в больнице, а также последующей реабилитации.

В отличие от других методов, кибер-нож может применяться  как при опухолях головного мозга, так и при опухолях позвоночника, спинного мозга, легких, печени, поджелудочной железы, простаты.

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

В сентябре кибер-клиника Юрия Спиженко уже начала работать.

Уважаемые читатели! А что вы думаете по этому поводу? Автор статьи Ольга Мусафирова ждет ваших звонков сегодня с 11 до 12 часов по телефону (044) 205-43-66.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт