Виктор БАРАНЕЦ. Фото Андрея ГРЕЧАННИКА и из семейного архива Буданова. (15 апреля 2009)
Разжалованный полковник, рядовой запаса Юрий БУДАНОВ: «В 46 томах моего уголовного дела только десять процентов правды»

Разжалованный полковник, рядовой запаса Юрий БУДАНОВ: «В 46 томах моего уголовного дела только десять процентов правды»

Комментарии: 18
Буданов очень неохотно согласился сфотографироваться. «Почти за 9 лет в неволе я отвык от этого», - сказал он.

Недавно он досрочно вышел на свободу.  Но правозащитники этим недовольны. Сейчас они  откапывают новые уголовные  дела,  которые хотят повесить на Буданова. Военный обозреватель «КП» Виктор БАРАНЕЦ побеседовал с человеком, которого одни считают настоящим русским офицером, а другие - преступником.

«ВОЙНА - ЭТО ГРЯЗЬ, СМЕШАННАЯ С КРОВЬЮ И ПОТОМ»

- Юрий, чем для тебя была «вторая Чечня» - антитеррористической операцией, мочиловкой, гражданской войной?

- Для командира полка Буданова она была выполнением приказа Верховного главнокомандующего по защите территориальной целостности моей Родины от чеченских бандформирований. 

- Тебе приходилось видеть много смертей, твой полк нес потери. Это вызывало чувство мести, злости, озверения?

- Была обида. За то, что и с нашей, и с той стороны погибают лучшие представители мужского населения. Тяжело было видеть, когда здоровый молодой человек на твоих глазах превращался в труп.

- То есть тебе одинаково было жалко и своих подчиненных, и боевиков?

- И те и другие - граждане России. Когда граждане одной страны убивают друг друга - это самое мерзкое, что можно придумать.

- И тем не менее полковник Буданов с его полком безжалостно мочил чеченцев.

- Я уничтожал вооруженных боевиков. Мирные чеченцы и чеченцы-террористы - это разные люди.

«Я СВОИ ОРДЕНА НЕ ПОД ЗАБОРОМ НАШЕЛ»

- И все же для тебя были на войне какие-то ограничители? Или был расчет на то, что война все спишет?

- Самый главный ограничитель - это сохранение жизни моих подчиненных и мирного населения.

- Но ведь чеченская девушка Эльза Кунгаева тоже вроде относилась к мирному населению?

- Это кому-то так хотелось считать… У меня было немало оснований думать по-другому…

- Давай вспомним тот самый роковой день. Итак, твой полк стоит в районе…

- Все, что касается того дня, подробно описано в 46 томах уголовного дела. Суд все это дело исследовал и вынес мне приговор.

- А ты согласен с решением суда?

- Я согласен с решением суда. За исключением двух аспектов. Первый: я не был насильником. Второй: мне ордена Мужества вручали, когда я еще не был преступником. Я свои ордена не под забором нашел. И папа граф мне их не вручал. По наследству. Это награды вообще-то за кровь и пот моих подчиненных.

- Ты считаешь, что ордена отобрали не у тебя, а у твоих бойцов?

- Да, я так считаю. Один кадровик уже после того, как я совершил преступление, перечеркнул списки моих бойцов, представленных к наградам. Даже посмертно! 

- Только что ты сказал, что совершил преступление. Я не ослышался?

- Нет.

- То есть ты признаешь, что совершил преступление?

- Признаю.

- А в момент преступления, когда ты вместе с подчиненными отправлялся в село, где жила Кунгаева, ты был трезв?

- Если бы я был нетрезв, экспертиза бы это установила. 

- Эльза действительно была снайпером?

- Повторяю: обо всем, что касается материалов уголовного дела, я закончил разговаривать 25 июля 2003 года.

- Что это за дата?

- Это когда мне вынесли приговор.

- Чеченские правозащитники утверждают: нет ни одного доказательства, что Кунгаева была снайпером.

- Бога ради, пусть говорят. Они потому и являются правозащитниками. Это их право.

«ВСЕ, ЧТО КАСАЕТСЯ ИЗНАСИЛОВАНИЯ, - ФАЛЬШИВКА»

- Что ты считаешь самой большой выдумкой адвокатов Кунгаевой?

- Не выдумкой, а самой большой гнусностью! Утверждение, что я насиловал Кунгаеву.

- Но ведь в прессе до сих пор гуляют какие-то документальные доказательства, копии актов, заключений…

- Я могу представить  документ с официальной печатью, что я президент Гондураса… Еще раз говорю: все, что касается якобы изнасилования, - фальшивка…

- Когда ты понял, что совершил преступление?

- Да я так думаю, что минут через 40. Суть преступления - лишение жизни человека…

- Когда ты все понял, не было желания застрелиться?

- Сгоряча желание было. Потом рассудил, что, помимо Кунгаевой и себя, я добью своих родителей и свою семью. И я решил: «Заслужил - получай и хлебай!»

- Была ли у тебя надежда, что дело замнут?

- Нет. Ни малейшей. Я себе воздушные замки не строил…

- Как отреагировали на ЧП твои подчиненные?

- Подчиненные были в течение четырех дней выведены в Сибирский военный округ, потому что отказались под давлением давать показания на командира. 

- Сколько человек было выведено?

- 1500. Их построили и в течение суток пытались выбить показания всеми правдами и неправдами… Но ни один из моих гвардейцев не взял грех на душу…

- А как отреагировали твои вышестоящие командиры?

- Их позицию комментировать не хочу. Каждый трактор знает, куда ехать.

- А твой командарм генерал Шаманов?

- Владимир Анатольевич сам приехал на суд. Вошел, поздоровался. Вам это о чем-нибудь говорит?

- Сколько процентов правды в 46 томах твоего уголовного дела?

- 10 процентов.

- А на войне есть правда?

- Правда у каждого своя. Моя правда в том, что я не сам туда поехал. Поехал, чтобы выполнить приказ…

- Вот ты упорно повторяешь: «Я не сам туда поехал, меня туда послали». Да, послали. Но разве это как-то оправдывает твое преступление?

- Нет. Я так не считаю. И не ищу оправданий. Повторяю: мое главное дело - выполнить приказ. Я его выполнил. Потом я совершил преступление. И понес наказание.

Чечня-1999. Командно-наблюдательный пункт танкового полка. Тут Буданову объявили об аресте и приказали сдать личное оружие. Полковник бросил пистолет к ногам начальника...

Чечня-1999. Командно-наблюдательный пункт танкового полка. Тут Буданову объявили об аресте и приказали сдать личное оружие. Полковник бросил пистолет к ногам начальника...

- Что тебя заставило совершить преступление?

- Война заставила. Я все сам, только сам решал. 

- Но тогда, что это было? Крыша поехала? 

- Если бы я точно знал ответ на этот вопрос... 

- Что, в тот день у тебя погибло много офицеров или солдат?

- Нет. Они у меня раньше погибли. С 15 по 20 января 2000 года. За 2 месяца до этого дела. 18 человек в один день! То был самый черный день в моей жизни.

- Почему случились такие большие жертвы?

- Потому что бой шел на протяжении 8 часов и противостояли мы порядка 250 боевикам.

- А сколько с твоей стороны было?

- На высоте моих было 40 человек.

«ВРАЖЬИ СНАЙПЕРЫ ГОВОРИЛИ, ЧТО НА ПОЛЕ БОЯ ЛОВИЛИ БАБОЧЕК»

- Ты не чувствуешь своей командирской вины, что плохо была устроена оборона?

- Когда гибнут твои солдаты, разве командир не чувствует вины? Это не вина, это горе. Тут дело в том, что основное огневое воздействие на моих бойцов велось со стороны снайперов. Когда мы потом осматривали и убитых, и пленных этих снайперов, то видели, что все они были экипированы в американскую форму. Зимний вариант «Аляска».

- Среди снайперов кто был?

- Женщины и мужчины. Чеченцы. Были и иностранцы. 

- Ты с ними разговаривал глаза в глаза?

- Конечно.

- Что они говорили?

- Говорили: «А мы тут бабочек ловим». Это в январе.

- Набоковщина какая-то…

- А что они могли сказать… То какого-то редкого козла ищут, горного. Экспедиция. То бабочек собирают. Кто что.

- А оружие было при них?

- Нет, они его в сторонку отбрасывали.

- Их брали твои люди?

- Так точно. Самые большие потери от снайперов у нас были 15 января. Снайперские попадания почти все в глаз. В голову, в пах.

- Когда тебя выпустили на волю, это вызвало лютое негодование у чеченской стороны. Как ты к этому относишься?

- Негодовать надо было в зале судебного заседания. Не я же себе срок нарезал. Сколько мне нарезали, приговорили, столько я и нес наказание.

- У чеченцев не отменен закон кровной мести. Ты не боишься за себя, за семью?

- Меня еще на войне приговорили к смерти. Слава Богу, пока жив. А семью защитить сумею...

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

БУДАНОВ Юрий Дмитриевич. Русский. Родился 24 ноября 1963 года в Донецкой области (Украина). Отец был кузнецом, мать - дояркой.

Окончил Харьковское высшее командное танковое училище. Лейтенантом служил в Южной группе войск (Венгрия). Командовал взводом и ротой. В ходе вывода советских войск из Восточной Европы был переведен в Белоруссию. Отказался принимать белорусскую присягу. Дальнейшая служба - в Российской армии (Забайкалье). Там от командира роты вырос до командира 160-го гвардейского танкового полка. В 1999 году вместе с полком направлен в Чечню. Участник боевых действий. Награжден двумя орденами Мужества.

Женат, двое детей.

27 марта 2000 года был арестован за преступление (убийство человека), разжалован из полковников в рядовые, лишен наград. Осужден военным судом на 10 лет строгого режима. Отсидел 8 лет и 10 месяцев. В январе 2009 года по определению Димитровградского городского суда условно-досрочно освобожден.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт