Тарас КОЗУБ, Фото УНИАН и Елены СТАРОСТЕНКО. (13 апреля 2009)
Заместитель генпрокурора Ренат Кузьмин: «Кое-кому хотелось, чтобы именно Кучма сел на нары»

Заместитель генпрокурора Ренат Кузьмин: «Кое-кому хотелось, чтобы именно Кучма сел на нары»

Комментарии: 40

Впрочем, под конец интервью Ренат Равельевич - человек крепкий и волевой - вдруг разговорился и представил нам свое видение реформирования всего государства.

«ДЕЛО ОБ ОТРАВЛЕНИИ ПРЕЗИДЕНТА У МЕНЯ ЗАБРАЛИ ПО ПРОСЬБЕ САМОГО ПРЕЗИДЕНТА»

- После вступления в должность замгенпрокурора вам поручили расследовать резонансные дела - об отравлении кандидата в президенты Ющенко и убийстве журналиста Гонгадзе. Почему же мы еще не видим результатов расследований?

- Дело об отравлении президента так же, как и дело о смерти Георгия Гонгадзе, я получил «в наследство» от своего предшественника. И, когда начал разбираться, пришел к выводу о необходимости замены следственных групп по ним. Дело в том, что при расследовании любых неочевидных преступлений всегда нужно выдвинуть максимальное количество версий: по возможным субъектам преступления, по его мотивам и т. д. Каждая из них проверяется, по мере отработки отсекаются версии, не нашедшие подтверждения. Так должно быть и по делу об отравлении президента, и по делу Гонгадзе.

Но следователи, расследовавшие отравление Ющенко, отрабатывали одну-единственную версию - об отравлении на даче у Сацюка. Представьте себе, этих версий должно быть гораздо больше! Например, на даче у одного из руководителей «Фокстрота», где был президент, или в гостинице, где он завтракал, либо на встрече с избирателями. И таких мест могло быть множество. Среди версий нужно было рассматривать и то, что отравления не было вообще, а поражения на лице - результат медицинских манипуляций.

Следователи должны были вычислить ориентировочное время отравления, узнать график работы президента и на этом временном промежутке отработать все возможные версии. И исключив не подтвердившиеся, прийти к одной единственно правильной. Такая же схема действий и по делу Гонгадзе. Так это должно было быть в идеале. Я тогда собрал совещания по обоим делам, высказал претензии, предложил расширить количество версий, подготовить новые планы расследования. После этого прошло совсем немного времени, я сменил составы следственно-оперативных групп. Встретился с мамой Гонгадзе, а по отравлению президента пообщался с участниками событий.

Но очень скоро расследование этих дел и надзор за ними были возложены на другого замгенпрокурора. Сегодня сложилась странная ситуация: следователи, входящие в состав Главного следственного управления, которое я возглавляю, подчиняются не мне, а другому заместителю. Поэтому мне сложно говорить об этих делах - вот уже два года я не имею к ним никакого отношения, а только вижу, как толпы людей приходят в здание, в котором я работаю: разные политики, футболисты, хоккеисты, а работники следственной группы ездят в машинах с мигалками и охраной из СБУ.

- С чем вы связываете свое отстранение от этих дел?

- С чем связано - не знаю. Это право генерального прокурора. Мне известен лишь один факт: дело об отравлении президента у меня забрали по просьбе самого президента.

«СБУ ПРОСЛУШИВАЕТ УКРАИНСКИХ ПОЛИТИКОВ»

- Еще одно резонансное дело - о записях, сделанных в кабинете экс-президента Кучмы майором госохраны Николаем Мельниченко. Как по-вашему, есть возможность появления новых записей?

- Вот вы мне ответьте на вопрос. Офицер Службы безопасности, который дал присягу и работал в охране президента, устанавливает прослушивающую технику и записывает главу государства, а потом собирает все записи и убегает с ними за границу - он герой или государственный преступник?

- Вопрос этики и мотивов его поступка как офицера.

- А с точки зрения закона?

- Однозначно - преступник.

- Может, он слышал о преступной деятельности президента, решил ее задокументировать и обнародовать. Но что он придал огласке? Какие преступления? Да, на одной из пленок есть запись с разговором о Гонгадзе. Но есть ли там приказ о том, чтобы журналиста убить, взорвать, отрезать ему голову? Нет!

- Может, эти слова - на оставшихся у Мельниченко записях, еще не преданных огласке?

- А вот вы в это верите? Я не хочу это даже обсуждать. Пленки Мельниченко относятся к делу Гонгадзе, а оно находится не в моей компетенции. И мне, как вы понимаете, не очень удобно комментировать эти вопросы.

- Номер вашего телефона фигурирует в недавнем обращении народных депутатов о прослушке Службой безопасности. Действительно ли вас слушают, кому и зачем это нужно?

- Да, я потерпевший по делу о прослушке. Слушало меня по сфальсифицированным материалам Главное управление К, которым руководит зампред СБУ Тиберий Дурдинец. Прокурорская проверка по моему заявлению установила, что в отношении меня незаконно завели так называемую «СКП» - «Справу контррозвідувальної перевірки».

Дело в том, что, по мнению подразделения Дурдинца, я работаю с секретными документами вне режимного учреждения, дома, в ресторане. А учитывая, что я общаюсь с разными людьми, в том числе с иностранцами, - меня подозревают в шпионаже. Следили за мной, прослушивали телефоны, вторгались в мою личную жизнь. Это длилось год.

Но ведь я не являюсь носителем секретов! Мой допуск к секретным документам истек еще в 2006 году, а нового я не получал - и просто физически не мог ничего секретного выносить с работы, так как не имею к этому никакого отношения.

Я уверен, что была команда «слушать замген­прокурора Кузьмина». Но эта преступная команда исполнялась такими же недалекими исполнителями, которым даже ума не хватило проверить, имею ли я допуск к «секретке».

После того как все это выявили, было заведено уголовное дело по факту вмешательства в мою личную жизнь и началось расследование этого преступления. А дальше события развивались, как при диктаторском режиме в коррумпированной банановой республике: спецслужба обратилась в суд и обжаловала постановление о возбуждении уголовного дела. Председатель Киевского апелляционного суда незаконно меняет подсудность и отправляет дело в Святошинский суд. Тот после рассмотрения - опять в Апелляционный. Тот опять в Святошинский - и так в течение месяца. Представляете? Месяц актуальное уголовное дело не расследуется вообще.

Замгенпрокурора уверен, что особенных сенсаций на оставшихся у Мельниченко пленках нет.

Замгенпрокурора уверен, что особенных сенсаций на оставшихся у Мельниченко пленках нет.

Так если я, заместитель генерального прокурора страны, не могу добиться правды, то что делать обычному гражданину, права которого нарушила действующая власть?

Председатель Апелляционного суда понимал, что делает. Он знает, что, в случае расследования моего дела, по цепочке начнут изымать дела по другим политикам, санкции на прослушку которых он давал. Вот следствие и блокируется.

Я уверен: Служба безопасности занимается незаконной прослушкой ведущих политиков страны, СБУ в режиме онлайн слушает всех неугодных власти политиков. Слушают по сфальсифицированным делам и документам, а некоторых - вообще без всяких санкций. Могу предостеречь уважаемых политиков: имейте в виду, вас прослушивают, а в ваших спальнях порой стоят видеокамеры. И как потом будут использовать эти фильмы, вы не можете себе представить. А выборы скоро! Вывод прост! Причина блокирования уголовного дела по прослушке замгенпрокурора Кузьмина - боязнь разоблачения и связанного с этим грандиозного скандала.

- А по телефону говорить не боитесь?

- Нет. Государственных секретов не разглашаю, да я их, собственно, и не знаю.

«ОТСТРАНИТЬ ЮЩЕНКО МОЖЕТ ЛЮБОЙ ЧЕЛОВЕК»

- Может, настала необходимость реформировать судебную систему?

- Сегодня законы позволяют суду заблокировать расследование любого уголовного дела. Судебная система «проглотила» и законодательную, и исполнительную власть. Не нужно терактов, нет необходимости взрывать парламент, чтобы заблокировать его работу. Отстранить любого чиновника от должности можно просто по решению суда. Представляете, сейчас вы, как гражданин Украины, обращаетесь в суд и утверждаете, что генпрокурор назначен на должность с нарушением процедуры. Ваш друг, судья, который живет с вами на одной лестничной площадке, примет этот иск и до рассмотрения дела по существу запретит генпрокурору выходить на работу. Потом этот судья положит дело в сейф и уйдет на больничный. На целых четыре месяца. И на все это время страна остается без генерального прокурора! Точно так же можно поступить с премьер-министром, министром обороны, президентом.

- Чисто гипотетически: если я обращусь в суд и заявлю, что президента назначили «неправильно» - ведь третьего тура выборов нет в Конституции, то его также отстранят?

- Совершенно верно.

- Но ведь эта система порочна!

- Да, но закон есть закон. Его нужно выполнять. А почему у нас такие законы - понятно. Посмотрите - кто и зачем эти законы пишет. Но, как говорится, строгость нелепых законов смягчается необязательностью их выполнения.

- Что касается судьи Львовского апелляционного админсуда Игоря Зварыча, пойманного на взятке: в его деле замешаны известные фамилии?

- Мы сегодня знаем, кто давал взятки, за что их давали и какие вопросы решались. Это очень сложное и интересное дело. И высокопоставленные лица там замешаны. Даже очень высокопоставленные.

- Сегодня раскручивается скандал со сменой собственника телеканала «Интер», произошедшей несколько лет назад. Говорят, не все чисто…

- Попомните мое слово, этим вопросом вы встревожите людей не только в Украине. Мы получили депутатское обращение по этому поводу и провели проверку, в ходе которой установили, что бывший собственник канала Игорь Плужников действительно погиб при странных обстоятельствах. И стечение фактов, которое мы исследовали, говорит о том, что не все там так просто и очевидно, как кажется на первый взгляд.

Например, мы установили, что акции телеканала и доли в его уставном фонде были перераспределены на основании доверенности, выданной якобы Плужниковым господину «Х», назовем его так. По этой доверенности господин «Х» вывел из состава учредителей фирмы, подконтрольные Плужникову, и завел неподконтрольные, судя по всему, близкие к тому персонажу отечественного политикума, которого Юлия Тимошенко недавно назвала довольно нелицеприятно. По этой доверенности сам господин «Х» избран одним из руководителей фирмы, являющейся одним из учредителей «Интера». Но самый пикантный момент в этой истории такой: мы получили заключение экспертизы о том, что подписи от имени господина Плужникова в этой доверенности были выполнены не самим Плужниковым, а другим лицом с тщательным подражанием подписи Плужникова. Возникает вопрос: если там все так непросто, не была ли смерть Плужникова неслучайной? Да и перераспределение собственности по поддельным документам - это вам не детские шалости. А то, что в уставном фонде «Интера» треть принадлежит Общественному российскому телевидению, - это уже не шутка. Словом, как говорят криминалисты, следствие покажет.

В деле судьи Зварыча, по мнению прокуратуры, замешаны высокопоставленные лица.

В деле судьи Зварыча, по мнению прокуратуры, замешаны высокопоставленные лица.

«МЫ СЕГОДНЯ СТОИМ НА КРАЮ ПРОПАСТИ»

- Есть ли возможность улучшить ситуацию в государстве, ведь вопросов по-прежнему больше, чем ответов...

- Мы сегодня стоим на краю пропасти. Украина реально подошла к последней черте. Ситуация такова, что, как говаривал дедушка Ленин, верхи уже не могут управлять по-старому, а низы уже не хотят. Посмотрите, кто и как управляет государственной собственностью! Фонд госимущества лихорадит, плана приватизации нет, бюджет - слезы да и только! А кто руководит силовыми структурами?! СБУ возглавляет человек, ни одного дня до того не работавший в службе. А первый его заместитель? Их уважают профессионалы в службе? А Министерство обороны возглавляет человек, ни одного дня не служивший в армии. Министерство внутренних дел - человек, который Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы различает только по цвету обложки. Председатель Налоговой администрации страны никогда в жизни не служил в налоговой. И этот список можно продолжать бесконечно.

Вот поэтому у нас возможно использование спецподразделения «Альфа» в коммерческих разборках. Поэтому у нас могут незаконно прослушивать неугодных политиков, поэтому рейдеры под крышей МВД захватывают прибыльные предприятия. Когда ключевые государственные посты занимают пусть и приличные, добрые люди, но дилетанты в профессии, - это страшно! Это крах всей государственной системы управления! Самой идеи государственного строительства. А если завтра в поход? Кто нас в бой поведет? Олигархи?

Я за сильную, ответственную государственную власть. За мощное, богатое и перспективное государство. Когда во главу угла выносятся не интересы жулика-олигарха, а интересы страны, всего украинского народа. Я за соблюдение закона всеми без исключения, в том числе высшими должностными лицами страны, за отсутствие каких-либо привилегий и «недоторканностей». Мой идеал государства - мощная, сильная государственная власть, государственное регулирование экономики, сильная правоохранительная система и армия, мощные, справедливые социальные гарантии и, как следствие, высокое благосостояние граждан.

А олигархи, ну куда же без них? Они должны помогать государству развиваться и обеспечивать рост экономики и благосостояние простых украинцев. И все. Нечего им делать в политике и на ключевых государственных постах. Госучреждениями должны руководить только профессионалы, независимо от близости к «императору». Основной критерий - профессионализм и преданность Родине.

И нужно перестать врать друг другу. Политики не должны нас обманывать, а мы не должны им верить. Ну, скажите, верите ли вы всерьез в то, что у нас единая, объединенная общей культурой, историей, уникальная нация? Нет у нас общей украинской души, единого украинского характера. Ну нельзя в Донецке ставить памятник Бандере, а в Тернополе - памятник погибшим шахтерам! Как нельзя одеть крымского татарина в волынскую вишиванку, а на карпатского гуцула - тюбетейку. Ничего из этого не выйдет. Так почему нам не сказать правду о том, что мы разные? И нет в этом ничего плохого. Как разные американцы или французы.

Так давайте объединим народ не рассказами о нашей уникальности и трипольской культуре, а объединим ради общей идеи - построения мощного экономически сильного государства с сильной правоохранительной системой и армией, справедливыми социальными гарантиями для всех нас. И с ответственностью всех политиков перед народом. Только тогда мы будем гордиться тем, что мы - украинцы. Разные, говорящие на разных языках, но украинцы. Граждане Великой Украины. Может быть, тогда мы и получим ответы на все вопросы, которые вы мне задали.

Сегодня в обществе идет дискуссия о втором государственном языке. И слава Богу! Вот крошечная Швейцария: официально говорят на немецком, французском, итальянском и ретороманском. В Бельгии - французский и нидерландский. В Люксембурге - немецкий и французский. Официальные государственные языки! И что в этом плохого? Почему у нас такая истерика по языковому вопросу? А скажите, почему крымскотатарский народ не может официально говорить на своем родном языке? Это справедливо?

Уверен, что нас всех, таких разных, но граждан Украины, должны объединить общие чувства, общие национальные интересы, общие реакции на события. Это даст возможность всем членам общества по всем принципиальным вопросам достигнуть понимания и исключить серьезные разногласия. Надеюсь, что очень скоро нас всех объединит понятие «Отечество», когда мы, украинцы, и сильное Украинское государство станем единым целым.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии оценщика в Одессеsinoptik.uaМарта Дюссельдорп