Марианна ВАРШАВСКАЯ. Фото автора. (11 марта 2009)
Дети отца Лонгина

Дети отца Лонгина

Комментарии: 36
Отец Лонгин любит проводить время вместе со своими подопечными.

Эту историю, похожую на сказку, рассказывают про двух одесских подростков - 14-летнюю Таню и 13-летнего Романа, которые проехали пол-Украины в поисках доброго батюшки. Они решились удрать из интерната и поселиться при монастыре. Двум сиротам так хотелось тепла и внимания, тех вещей, которых в обычном детском доме ребята, как правило, лишены.

В поисках пристанища Таня и Рома побывали в Киево-Печерской лавре, в женском монастыре под Черниговом… И все-таки добрались до села Банчены Черновицкой области, где началась их новая жизнь. Корреспондент «КП» Марианна ВАРШАВСКАЯ тоже отправилась в это село, чтобы понять, какую жизнь уже почти пятнадцать лет строит для сирот со всей Украины настоятель местного монастыря отец Лонгин.

ТАМ, ГДЕ ПРОИСХОДЯТ ЧУДЕСА

Морозное утро. Я стою на маленькой автостанции в Черновцах. Автобус, следующий в Герцаевский район, понемногу наполняется людьми. Слышна румынская речь. Тихо спрашиваю сидящего впереди мужчину, на какой остановке нужно выйти, чтобы попасть в Банчены.

- Вам в детский дом или монастырь? - тут же откликается он.

Оказывается, место, куда я стремлюсь, настоящая достопримечательность.

…Ворота детского приюта не заперты. Солнце заливает светом современные дома, раскрашенные в веселые мультяшные цвета: салатовый, розовый, голубой, желтый. Из-за прозрачной занавески на меня бросает строгий взгляд монахиня:

- Вам батюшка благословение дал?

Оказывается, далеко не всем желающим позволяют взглянуть на сиротское житье. Монахи как могут оберегают детей от жестокого мира взрослых.

- Есть благословение, - отвечаю. - Я из «Комсомолки». Приехала посмотреть на ваших ребят.

- Входите, - смягчается матушка Феофания.

Вместе с наставницей Виорикой я попадаю в корпус, где живут самые маленькие. Ко мне подбегает мальчик лет пяти.

- Я Миша! - говорит он, доверчиво беря меня за руку.

В сопровождении юного кавалера отправляюсь на экскурсию. Везде очень чисто, повсюду ковры. Порой шумит детвора, но ни скандалов, ни плача.

- А вы знаете, что  у нас чудеса случаются? - спрашивает матушка Виорика. - Например, с ВИЧ-инфицированными малышами…

На прогулке с монахиней.

На прогулке с монахиней.

«ТЫ МЕНЯ ТОЖЕ БРОСИШЬ?»

Однажды отец Лонгин попал в один из государственных Домов малютки, и там главврач показал ему пациентку, больную СПИДом. Персонал так боялся заразиться (хотя этот недуг передается только через кровь. - Прим. авт.), что держал шестимесячную кроху в отдельной палате и за четырьмя дверями!

- Она лежала в кроватке, малюсенькая такая, - вспоминает отец Лонгин, - глазенки  заплаканные, голубые как небо. И смотрела только на меня. Больше ни на кого! Все боялись к ней подойти. И я испугался. Даже руку на нее положить не посмел.

Когда Лонгин возвращался в монастырь, у него и в мыслях не было забирать эту девочку. Но на подъезде к обители ему показалось, будто он видит на капоте автомобиля те самые заплаканные отчаявшиеся глаза. Потом как будто раздался тонкий голос: «И ты боишься меня?»

Священник разволновался, поехал медленнее. Затем уже в монастыре у него так разболелась голова, что он решил пойти погулять по лесу. Там ему снова почудился тихий вопрос: «Ты меня тоже бросишь?»

- Тогда я вслух произнес: «Я заберу тебя!» - делится священник. - И сразу ощутил такое счастье, будто меня коснулись ангелы. На душе стало легко-легко, показалось, что я самый счастливый человек на земле!

Комнату для больной девочки монахи приготовили за день. Старались, как для маленькой принцессы. Окрестили новенькую Фирофтеей. Какое-то время держали ее отдельно от других детей, но каждый вечер сообща молились за здоровье бедняги.

- Через год анализы показали, что Фирофтея абсолютно здорова! - продолжает отец Лонгин. - Тогда мы взяли к себе еще двоих ВИЧ-инфицированных: Лаврентия и Мишу. И они тоже уже исцелились.

«ЗДЕСЬ НЕ БЬЮТ И ЕСТЬ МОЖНО СКОЛЬКО ХОЧЕШЬ»

Верующие считают случившееся чудом. Врачи упрямо утверждают: все вполне объяснимо с медицинской точки зрения. Хотя в данном случае главное то, что положительный опыт настолько вдохновил настоятеля, что он в декабре забрал еще 38 детей из разных регионов страны, причем все они заражены тем же страшным недугом. Ребятишкам полностью отдали два этажа в одном из домов.

Мы поднимаемся туда по лестнице и сразу слышим веселый крик и хохот. Маленькие жильцы ходили обедать, а теперь озорничают в коридоре. Пополнение, откровенно говоря, стало настоящим испытанием для монашек-воспитательниц. Новые члены приютской семьи прошли семь кругов ада в государственных интернатах и потому обозлились на мир. Чтобы найти к ним подход, пришлось удвоить число наставниц.

- Они нас и матом посылали, и дрались, и не слушались! - вздыхает матушка Виорика. - Но ведь дети не виноваты, просто запуганы, а их агрессия - защитная реакция на жестокость старших.

Прибывшие недавно резко выделяются среди старожилов детского дома. Новички почти не улыбаются, смотрят с тревогой и недоверием, их движения судорожны и быстры.

Вот мимо меня проносится мальчишка с лиловым синяком под глазом. Нас он демонстративно игнорирует. А в углу я замечаю белобрысого мальчугана не старше трех лет, прижавшего к груди машинку. Спрашиваю:

- Тебе здесь нравится?

- Нас тут не бьют и есть можно сколько хочешь, - звучит серьезный ответ.

Детский дом похож на картинку из сказки.

Детский дом похож на картинку из сказки.

В это время сестра Виорика останавливает паренька лет семи.

- Вот наш самый главный доктор! - шутливо представляет она его мне.

- Вадим Николаевич, - с достоинством представляется собеседник. - Я врачом буду, когда вырасту. Уже все лекарства знаю: от простуды - аспирин, от температуры парацетамол, от живота «Смекта»…

Безусловно, с такими открытыми детьми легче, чем с замкнутыми. Терпение и внимание матушек за короткий срок превратили Вадика в милого шалуна. Хотя поначалу и с ним было тяжко сладить.

ВЫКУПАЛ ДЕТЕЙ У ЦЫГАНОК

Покинув дом для малышей, мы выходим во двор. Увидев двух молодых женщин с дорогой коляской и детьми в пальтишках с опушкой и ярких сапожках, я сначала решаю, что это местные жительницы гуляют со своими отпрысками. Оказывается, тоже монахини!

- Воспитанники у нас разбиты на группы по шесть человек, - объясняет матушка Виорика. - При каждой целый год неотлучно находится одна наставница. Потом она на месяц возвращается в обитель, чтобы отдохнуть, и ее подменяет другая.

Мальчишки-школьники в интернате проживают отдельно от девочек. Причем в каждую комнату специально подбирают соседей одного возраста. Так им легче и веселее.

- Я бывал в различных государственных детдомах и считал там количество кроватей в спальнях, - делится отец Лонгин. - Получалось около 20 в одной. Это плохо! Мы решили, что наши ребята будут размещаться максимум по трое.

Сегодня в приюте 205 маленьких постояльцев. О них заботятся 90 монахов из мужского монастыря и 65 насельниц из женского. Четыре жилых корпуса. Рядом - храм иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость». В отдельном здании кухня, общая трапезная, на втором этаже актовый зал и швейная мастерская. Строится бассейн. Более того, есть небольшой зоопарк, и в нем 17 пони!

Навестив помещение для девочек, я заметила, что у многих его обитательниц жгуче-карие глаза. Мне тут же объяснили: настоятель выкупал у цыган малолетних попрошаек, среди которых попадались как румынки, так и украинки. Между прочим, Лонгин старается не разлучать братьев и сестер. В итоге в приюте образовалось двадцать пять «мини-семейств».

ЛЮБОВЬ ТВОРИТ ЧУДЕСА

Четверых сирот, у которых умерла мама, настоятель забрал… прямо с кладбища.

6-летний Миша с сестрой Верой. Удивительно, но мальчик в приюте избавился от ВИЧ.

6-летний Миша с сестрой Верой. Удивительно, но мальчик в приюте избавился от ВИЧ.

- Они стояли над свежей могилой, крепко вцепившись друг в дружку, - рассказывает сестра Виорика. - Боялись, стоит им разнять руки, как их немедленно развезут по разным интернатам и больше они никогда не увидятся.

Страх разлуки не отпустил ребят до сих пор. Летом, когда монастырские питомцы помогали на огороде (в обители обрабатывают 500 гектаров земли, снабжая интернат овощами), эти четверо прибегали на поле первыми и становились работать рядышком. Да так старались, что их грядки были прополоты лучше, чем у других!

Кстати, в интернате есть не только физически полноценные дети. Еще в 1991 году, когда батюшка Лонгин только задумал создать приют, он взял к себе трехлетнего Ваню, страдавшего ДЦП. В этом году Ивану исполнилось двадцать, и он по-прежнему находится при монастыре. Передвигается на костылях, по мере сил помогая воспитателям справляться с молодой порослью. 

Честно говоря, входя в корпус к инвалидам, я ощущала замирание сердца. Ну что здесь найдешь, кроме горя? И вдруг услышала… музыку!

За синтезатором сидел 20-летний Роман. Игра его была незатейлива, но зато какое одухотворенное лицо! Немного позже я увидела, как он ползком, подтягиваясь на руках, передвигается по дому. У Романа деформированы ноги, и раньше он не мог преодолеть ни метра. Четыре операции и упорные занятия позволили ему «потеснить» свой недуг. А освоив инструмент, парень сделался настоящим кумиром товарищей.

Еще одна здешняя знаменитость - девятилетний Нектарий. Диагноз - гидроцефалия. Когда Лонгин забирал мальчика, врачи констатировали: протянет не больше двух недель. Но вопреки прогнозам в приюте он уже пятый год. Мальчик подрос, и его голова больше не кажется уродливо большой.

Я буквально засмотрелась в невероятно светлые глаза Нектария. Вы не поверите, но этот ребенок красив! Он узнает батюшку и матушек, улыбается гостям, в состоянии сидеть и держать ложку. Доктора удивляются: уникальный случай. Обычно такие пациенты не доживают и до шести лет. Видимо, вправду любовь способна творить чудеса…

- Мы христиане, - твердят в монастыре. - А значит должны беречь всякую жизнь, данную Богом, какой бы сирой она ни казалась.

НА ВОЛЮ ГОСПОДА

Все дети в приюте носят нательные крестики, посещают службы, молятся. Но есть и выпускники, выбравшие судьбу вне монашества. Например, тот самый Рома из Одессы, о котором мы рассказывали вначале. Оказалось, дети действительно пришли в монастырь - это было шесть лет назад. Тогда подростков без лишних расспросов зачислили и определили в школу.

Позже выяснилась еще одна история. В Одесском детском доме исчезновение двоих питомцев никого не обеспокоило, хотя администрация по правилам должна была обратиться в милицию.

- Лишь спустя полтора года батюшка Лонгин связался с интернатом, попросив выслать наши документы. Дирекция охотно пошла навстречу, - рассказывает та самая Татьяна, - но никому и в голову не пришло поинтересоваться нашей судьбой.

А судьба друзей детства оказалась разной. Роман вырос и решил оставить обитель.

- Ему не понравилась наша жизнь. А я неволить никого не хочу, - разводит руками батюшка Лонгин. - Дети знают: есть Бог, нужно поступать по заповедям, а выбирать свой путь они должны уже сами. Здесь я все оставляю на волю Господа.

- Я поняла, что хочу помогать людям, - признается Татьяна, - и останусь работать в родном детдоме.

В этом году Таня выйдет замуж и осядет в Новоселицах (село неподалеку от монастыря) в одном из домов, которые интернат специально построил для своих выпускников.

- Это у нас уже четвертая свадьба будет, - улыбается отец Лонгин. - Когда гуляли первую, то в монастыре накрыли столы на три тысячи человек…

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА

Отец ЛОНГИН, в миру Михаил Жар, родился в 1965 году в Петрашевке Герцаевского района Черновицкой области. В 1984-м женился, спустя год у него родился сын Владимир, в 1987-м - Михаил, через два года появилась на свет Мария. Теперь старший сын и дочь священника медики, а младший стал юристом.

Первых сирот батюшка усыновил в 1991 году, а в 1992-м создал детский приют. В 1997 году отец Лонгин принял постриг и стал настоятелем Банченского Свято-Вознесенского мужского монастыря Московского патриархата.

В 2005-м получил орден «За заслуги» ІІ степени. 27 ноября 2008 года президент Виктор Ющенко присвоил Михаилу Жару звание Героя Украины и вручил орден Державы.

КОММЕНТАРИЙ МЕДИКА

Главный врач Черновицкого областного центра профилактики и борьбы со СПИДом Юрий ЛЕСЮК:

- То, что в монастыре считают чудом: выздоровление ВИЧ-позитивных младенцев, имеет вполне научное объяснение. При диагностике ВИЧ-инфекции сам вирус медики не ищут, они определяют в крови антитела, которые организм больного вырабатывает против вируса. Но даже если мать инфицирована, есть достаточно высокая вероятность того, что у нее родится здоровый ребенок. Правда, в крови у него тоже обнаружатся антитела к вирусу - переданные от матери. И при обследовании ему поставят страшный диагноз. Антитела матери могут сохраняться в организме ребенка до 18 месяцев, а потом, если вируса нет, исчезнут. Раньше очень часто подобное считалось чудом. 

И есть еще одно важное обстоятельство. Сегодня у тридцати восьми ВИЧ-позитивных питомцев отца Лонгина смертельной инфекции в крови почти не наблюдается. Она была скомпенсирована особым лечением - высокоактивной антиретровирусной терапией.

Кстати, вскоре в интернате откроется дневной стационар от нашего центра. Тогда все дети будут находиться под постоянным контролем специалистов. Десять медсестер и два доктора из Черновцов, которые будут работать в детдоме, уже изучают методику антиретровирусной терапии в столичном Охматдете.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

 Брага  -  Шахтер : ждем рекорд
"Брага" - "Шахтер": ждем рекорд 404

В случае сегодняшней победы в Португалии украинский клуб может впервые в истории набрать максимум очков в групповом этапе еврокубка.