Николай ЛЕЩУК, Фото Максима ЛЮКОВА. (10 сентября 2008)
Эксперимент с внешним независимым тестированием удался?

Эксперимент с внешним независимым тестированием удался?

Здесь шпаргалка не поможет.

В этом году Министерство образования и науки Украины установило принципиально новый подход к оценке качества образования. Отныне все абитуриенты должны пройти внешнее независимое тестирование, а вузы обязаны принимать студентов исключительно со специальными сертификатами. С одной стороны, цели преследуются благородные - избавиться от коррупции в высшем образовании. С другой - столь резкий переход из одной системы в другую вызывает опасения. Насколько эффективным оказалось такое новшество? Почему прошедшим летом был такой ажиотаж вокруг абитуриентов-льготников? Помогла ли новая система оздоровить отечественное образование, сделав его более качественным? Эти и другие проблемы обсуждались за круглым столом, который организовала «Комсомольская правда» в Украине».

Общество не готово к переменам

- Итак, первое масштабное тестирование закончилось. Скажите, что оно показало, какие достоинства и недостатки выявило?

Игорь ЛИКАРЧУК:

- Главный итог один - тестирование все-таки состоялось, несмотря на все козни со стороны некоторых политиков. Будущие абитуриенты выполнили более миллиона тестовых заданий. Все работы проверены, оценены, все получили сертификаты. Что касается неудач - к ним можно отнести то, что слишком поздно вузы объявили перечень предметов, по которым надо предъявлять сертификаты. Это поставило в сложное положение многих абитуриентов, их родителей и учебные заведения. 
Вторая неудача - это ситуация с теми, кто искал пути освобождения от тестов, например, по медицинским показаниям. Мы пошли демократическим путем, надеясь на честность абитуриентов, дали возможность каждому получить медицинскую справку. Но то, что в них иногда писали, не поддается никакой критике.
Кроме того, по моему мнению, нам не надо было в правилах приема устанавливать нижний предел в 124 балла в сертификате. Я глубоко убежден, это должен делать каждый вуз сам. 

Наверное, к недостаткам я бы отнес то, что нам пришлось создавать очень много пунктов тестирования - около четырех с половиной тысяч. Ведь из-за этого снижается уровень контроля. В технологическом плане нам надо серьезно подумать над укрупнением пунктов тестирования, сделать их количество намного меньше. Мы увидели серьезные просчеты в организации регистрации желающих принять участие в тестировании. Они были, и надо признать, что нам было тяжело их исправлять. Но, наверное, и наше общество еще не готово к подобным экспериментам. Начиная от отсутствия паспортов и заканчивая тем, что у нас нет единого перечня учебных заведений. 

И, наверное, самый большой недостаток - это то, что наша школа, позабыв очень хорошие традиции отечественной педагогики, не учит детей работать с тестами. К сожалению, этот недостаток общесистемный. Ведь тестовая форма проверки знаний имеет очень много преимуществ. Я не скажу, что она идеальна, но, как сказал один довольно известный человек: «Пока ничего лучше не придумали». 

Льготы могут отменить только Верховная Рада, президент или Кабмин

- Сейчас говорят о том, что хотят отменить льготы для поступающих. Насколько это реально и о чем именно идет речь?

Геннадий КОЛЕСНИК:

- Дело в том, что Министерство образования фактически не устанавливает льготы как таковые. Оно может определять особые формы проведения вступительных экзаменов и участия в конкурсах. Льготы же устанавливаются или законами Украины, или указами президента, или постановлениями Кабмина. Министерство может лишь давать какие-то преференции. Например, особые условия приема отличников, победителей олимпиад. Поэтому говорить о том, что Мин-образования отменит льготы, не совсем корректно. 

Андрей ВЕРТЕГЕЛ:

- Министр образования и науки Иван Александрович Вакарчук выступил за отмену большинства льгот для абитуриентов в будущем году. Я скажу сейчас мысль, с которой не все согласятся: право внеконкурсного поступления для выпускников подготовительных отделений необходимо в основном для рекламы набора на довузовскую подготовку. Многим так комфортно себя чувствовать: записался - и уже как за каменной стеной. Наш Славистический университет стремится привлечь абитуриентов качеством подготовки, которая продолжается вплоть до самого начала внешнего тестирования. 

Станислав НИКОЛАЕНКО:

- Скажите, как могут нардепы проголосовать за отмену льгот детям погибших шахтеров, детям из сел, чернобыльцам? Люди, которые заявляют о том, что привилегии при поступлении нужно отменить, не совсем вникли в тему. Я предлагаю такой выход - на каждую специальность брать не более 30% льготников. То есть равномерно распределить их по всем регионам Украины.

Геннадий КОЛЕСНИК:

- Ажиотаж вокруг льготных категорий абитуриентов оказался надуманным - их поступило не так уж много. Всего они заняли около 6% бюджетных мест в вузах. Другое дело - эти 6% предпочли самые популярные факультеты в самых престижных вузах. 


Станислав НИКОЛАЕНКО:

- Получается, что ребята-льготники, которые взяли минимальную планку в 124 балла, как бы не пустили одаренных детей, которые набрали под 200 баллов. Еще раз повторюсь: льготников нельзя бросать на произвол судьбы, нужно дать им возможность учиться. Но не обязательно в столичных вузах.

Геннадий КОЛЕСНИК:

- Но тогда получается, что мы ущемляем их права…

Станислав НИКОЛАЕНКО:

- Я предлагаю сделать это законодательно, через парламент.

Игорь ЛИКАРЧУК:

- А я считаю, лучше будет, если каждый вуз сам установит нижний балл, по которому он будет принимать студентов. 

Плохи не тесты, а образование

- Оказались ли готовы вузы и абитуриенты к подобным реформам в высшем образовании?

Станислав НИКОЛАЕНКО:

- Внешнее независимое тестирование - это честный, справедливый отбор в вузы. Но главной проблемой в образовании я считаю все-таки его качество и доступность. Стало ли качественнее и доступнее наше образование после внедрения ВНТ? Прежде всего нужно обратить внимание на содержание образования. Необходимо поручить Национальной академии наук, Академии педагогических наук, Министерству образования проанализировать государственные стандарты. Все говорили о том, что это тесты некачественные. А ведь фактически не задания плохие (их брали из школьной программы), а само по себе содержание образования.

Следующее - надо решительно улучшить подготовку педагогических кадров, в том числе и по формам тестирования. Кроме того, считаю, будет целесообразно, чтобы тесты засчитывались как выпускные экзамены в школе. А средний балл аттестата непременно учитывался при поступлении в вуз. 

И последнее. Мы должны исходить из того, как воспринимает общество образовательные реформы. Социологические опросы продемонстрировали: 70-72% детей и их родителей высказались за новую форму контроля выпускников.

Игорь ЛИКАРЧУК:

- Хочу поделиться своим мнением по тем вопросам, которые поднял Станислав Николаевич. По поводу среднего балла аттестата - я не против. Но дело в том, что, согласно соцопросам, только 7-16% старшеклассников в зависимости от возраста и типа учебного заведения заявили, что педагоги справедливо оценивают их учебную деятельность.

Ведь на оценку, которую ставит педагог, влияет очень много факторов, в том числе и не зависящих от них. Я общаюсь с очень многими учителями, и все они высказывают такое мнение: с внедрением ВНТ мы стали более независимы, и никто теперь не сможет нам указать, какую оценку поставить тому или иному ученику.

Андрей ВЕРТЕГЕЛ:

- Мы увидели серьезные проблемы психологической адаптации школьников к новой системе оценивания. Поэтому сейчас наш университет вводит психологические тренинги, которые помогут одиннадцатиклассникам и выпускникам школ прошлых лет лучше адаптироваться к внешнему тестированию.

Что касается изменения довузовской подготовки, то мы постоянно поддерживаем контакты с Украинским центром оценки качества образования, в том числе с его директором Игорем Леонидовичем Ликарчуком, который ранее работал заведующим кафедрой педагогики в Славистическом университете. Более 15 лет с момента создания нашего вуза его ректор Юрий Алексеев формировал коллектив опытных педагогов - как вузовских преподавателей, так и учителей школ. В результате с подготовительного отделения к нам пришли выпускники, у которых в сертификатах было 195, 198 и даже 199 баллов. Так что нам есть чем гордиться. 

Учебный год сократится на месяц?

- Сейчас много говорят о том, что в следующем году для одиннадцатиклассников учебный год сократят - чтобы они успели сдать тесты. Насколько это реально?

Игорь ЛИКАРЧУК:

- Касательно сроков. В этом году было полмиллиона участников, которые написали по три теста максимум. Но если в будущем году мы разрешим каждому выпускнику сдавать по 5 тестов, эта цифра достигнет почти 2 миллионов 300 тысяч. Для того чтобы их обработать, нам потребуется где-то два с половиной месяца. Поэтому вступительную кампанию необходимо сдвигать на август-сентябрь. Но есть один нюанс. Не позже чем 1 июля педагоги общеобразовательных школ должны уйти в отпуск. А без их привлечения мы не сможем провести тестирование и проверить работы.

Кстати, в этом году мы привлекли к работе около 42 тысяч учителей, а в следующем эта цифра будет еще больше, поскольку мы проведем тесты по четырем иностранным языкам. Поэтому я как бывший директор школы считаю, что лучше всего заканчивать учебный год (точнее, занятия) в 11-м классе в конце апреля. Тем более что в течение последних двух месяцев учебного года дети повторяют пройденный материал. Так вот, можно 1 мая начинать внешнее тестирование. Допустим, оно продолжится май, июнь и июль. А параллельно с последующими тестами мы будем обрабатывать результаты предыдущих. Вот тогда мы все прекрасно успеем.


В 2010 году все предметы внешнего независимого тестирования будут сдавать на украинском

- В 2010 году планируется проводить все тесты на украинском языке. Но многие дети, в том числе представители национальных меньшинств, к этому явно не готовы. Как планирует Министерство образования выходить из этой ситуации?

Геннадий КОЛЕСНИК:

- Ну посудите сами - здесь же есть и другая сторона медали. В Украине нет университетов с румынским или, скажем, молдавским языком обучения. Поэтому выпускники, которые планируют стать студентами, должны знать тот язык, на котором будут преподавать в университете.

Игорь ЛИКАРЧУК:

- Наверное, это вопрос не к нам. Я скажу так: украинский центр - это технологическая структура. А содержание образования определяет министерство. Буду откровенен: для нас вопрос перевода тестов на другие языки является довольно проблемным. Представьте, в этом году мы перевели на четыре языка нацменьшинств 454 варианта заданий. И это же не механический перевод - надо было учесть и сущность теста, и терминологию. Но самое главное, что показали результаты тестирования: уровень знания украинского языка и литературы в школах, где обучение идет на других языках, намного хуже, чем в украиноязычных школах. И, конечно, с этим надо что-то делать. 

Станислав НИКОЛАЕНКО:

- Лично я осуждаю то языковое напряжение, которое создается в Украине сегодня. Просто следует улучшить подготовку учителей, которые работают в школах национальных меньшинств, подтянуть их украинский. Возможно, провести для них факультативные курсы по украинской терминологии. Мы окажем детям медвежью услугу, если насильно заставим их сдавать тесты исключительно на украинском языке. Однако что делать ребенку, если он не знает украинских терминов по математике, физике, химии, а потом приходит в украиноязычный университет? Ему будет трудно адаптироваться к языку. 

Итак, как стоит поступить в данной ситуации. Во-первых, научить учителей украинскому языку. Во-вторых, улучшить обеспечение учебниками, методическими пособиями школы национальных меньшинств. И самое главное - ввести специальные курсы по терминологии для подобных учебных заведений. 
А вообще, не стоит спекулировать вокруг ситуации с языком. В 1991 году в Украине было 45% школьников, которые обучались на украинском, а сейчас таких свыше 80%. В детских садиках прекрасная программа по изучению родного языка - «Зернятко». Нынешнему руководству страны не стоит переживать: новое поколение вырастет украиноязычным. Я считаю, что каждый гражданин Украины должен знать хотя бы три языка - украинский как государственный, русский и третий (английский или немецкий).

- Еще один вопрос по поводу тестов. В этом году только выпускники школ, которые поступают на первый курс, сдавали их. Когда такая система будет внедрена по отношению к тем ребятам, которые поступают после техникумов, ПТУ, то есть на второй, на третий курс? И стоит ли вообще это делать?

Геннадий КОЛЕСНИК:

- Пока такую задачу министерство перед собой не ставит. Нужно сначала наладить систему поступления первокурсников, а уж потом взяться за старших.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа помощником юриста в Харькове