Тарковский поссорился с Высоцким из-за Марины Влади?

Тарковский поссорился с Высоцким из-за Марины Влади?

В издательстве «Энас» вышла книга Паолы Педиконе и Александра Лаврина «Тарковские: отец и сын в зеркале судьбы».
В издательстве «Энас» вышла книга Паолы Педиконе и Александра Лаврина «Тарковские: отец и сын в зеркале судьбы», в которой собрано немало интересных фактов о создателе «Андрея Рублева», «Соляриса» и «Зеркала».
 
Лотерейный билет для режиссера
 
Если вспомнить историю с фильмом «Иваново детство», обласканным и начальством, и прокатом, то выясняется, что Андрей Тарковский, можно сказать, вытянул выигрышный лотерейный билет. Неизвестно, как сложилась бы судьба режиссера, если бы не случай. Дело в том, что фильм «Иван» (так он назывался первоначально) киностудия «Мосфильм» доверила молодому режиссеру Эдуарду Абалову. То, что он снял, оказалось чрезвычайно низкого художественного уровня.
 
Но за деньги, отпущенные на фильм, надо было отчитываться, и 16 июня следующего года картину снова запускают в производство: «В соответствии с представлением I Творческого объединения приказываю: работы по фильму возобновить с 15 июня 1961 г. Режиссерский сценарий представить на утверждение руководству I Творческого объединения 30 июня 1961 г. Разработку режиссерского сценария поручить Тарковскому, режиссеру-постановщику, оператору Юсову, художнику-постановщику Черняеву».
 
Андрею дали урезанный бюджет, урезанное время для съемки, но при этом он получил самое главное - возможность снять свой фильм, со своим видением материала, со своим пониманием эстетики кино. И еще один важный момент: уже на первом фильме Андрей лично подбирал актеров, создавая команду, с которой предстояло работать.
 
ДРАКА ЗА «РУБЛЕВА»
 
Идея снять фильм, посвященный жизни Андрея Рублева, принадлежит Василию Ливанову. Он поделился замыслом с Тарковским и Кончаловским (два Андрея были тогда друзьями, соавторами сценария фильма «Иваново детство»). Ливанову - писаному красавцу - очень хотелось сняться в роли великого иконописца. Он вбросил идею и уехал сниматься в какой-то картине... Когда же Ливанов вернулся, ему сообщили: «Вася, поезд ушел. Мы написали без тебя».
 
История эта закончилась, во-первых, созданием гениального фильма, а во-вторых,  дракой в Доме кино. Тарковский и Ливанов, оба хорошенько поддав, схватились врукопашную, выясняя, у кого право первородства на рублевскую идею. К счастью, до чрезмерного членовредительства дело не дошло.
 
«Концепция Бога должна быть устранена»
 
«Солярис» - вполне невинную фантастику, где доминируют образы и размышления, весьма далекие от идеологической борьбы, так сказать, «трепетную лань искусства», пытались запрячь в одну телегу с «конем соцреализма»!
 
Вот запись из дневника Тарковского от 12 января 1972 года:
 
«Вчера Н. Т. Сизов сообщил мне претензии к «Солярису», которые исходят из различных инстанций - от отдела культуры ЦК, от Демичева, от Комитета и от главка. 35 из них я записал... Если бы я захотел их учесть (что невозможно), от фильма ничего бы не осталось. Они еще абсурднее, чем по «Рублеву».
 
1. Показать яснее, как выглядит мир в будущем. Из фильма это совершенно не ясно.
 
2. Не хватает натурных съемок планеты будущего.
 
3. К какому лагерю принадлежит Кельвин (его в картине сыграл Банионис. - Ред.) - к социалистическому, коммунистическому или капиталистическому?..
 
<...> 5. Концепция Бога должна быть устранена...
 
Весь этот бред кончается словами: «Других претензий к фильму не имеется».
 
«В доме ни копейки...»
 
За фильм «Жертвоприношение» Андрей получил в качестве режиссерского гонорара нищенские по западным меркам деньги - 100 тысяч долларов. Если разложить эти деньги на время съемок и перерывы в работе, то получится зарплата школьного учителя. Ну ладно, Тарковский эмигрант, его положением пользовались продюсеры (...)


На съемках «Зеркала» Терехова много спорила с Тарковским.

На съемках «Зеркала» Терехова много спорила с Тарковским.

А денег у Андрея не было и на родине. Содержать большую семью (жена, теща, падчерица и сын) и помогать своей первой семье - для этого требовались немалые средства.

3 апреля 1981 года. Андрей записывает в дневнике:

 
«В доме ни копейки денег. Вчера приходила женщина из Мосэнерго и требовала оплаты счетов за электричество. Завтра мой день рождения - Лариса обзванивает всех знакомых с тем, чтобы не приходили, т. к. празднование отменяется. <...> Сейчас пришли из Мосэнерго и отключили электричество».
 
«Богатство» Тарковского вообще и в период, когда он был в зените своей славы, - это, разумеется, миф... Дневники Тарковского просто пестрят денежными расчетами. Записывается почти любой доход и расход, вплоть до трех рублей, заплаченных водопроводчику за починку крана на кухне. И очень много пометок о долгах. Порой создается ощущение, что Андрей всю жизнь жил в долг, занимая деньги у всех знакомых. Занимал и отдавал. Отдавал - и тут же занимал снова.
 
Завещание Тарковского
 
Франко Терилли (итальянский друг режиссера. - Ред.) рассказывает, что Андрей, отказавшись вернуться на родину, стал панически бояться КГБ. В конце концов у Андрея возникло нечто вроде мании преследования; он боялся, что его могут похитить и вернуть в СССР.
 
Готовясь к самому худшему, Андрей Тарковский на всякий случай написал завещание, экземпляр которого сохранился у Франко Терилли. Оригинал написан на итальянском; приводим его в переводе.
 
ЗАВЕЩАНИЕ
 
Я, Андрей Тарковский, хочу заявить следующее. Устанавливаю наследницей всего моего имущества свою жену Ларису Тарковскую-Егоркину, с обязанностью оставить в банке 70% всех наличных и пользоваться только процентами. Только в случае необходимости она воспользуется этой суммой, следуя советам г. Франко Терилли, проживающего в Риме, улица Санта Мария делла Сьеренца, и г. Андрея Яблонского, проживающего в Париже, улица де Собле. Оставляю своей жене все права на мои фильмы, статьи и все мое художественное творчество. Назначаю г. Франко Терилли душеприказчиком этого завещания.
 
Терехова отказалась рубить голову петуху
 
Сохранилась телепередача, где Андрей Тарковский жалуется, как трудно работать с Роланом Быковым, потому что этот актер вечно предлагает что-то свое, обладает слишком большой энергией воображения.
 
(...) Маргарита Терехова, например, на съемках «Зеркала» отказалась рубить голову живому петуху: не буду, и все тут! Услышав это, Тарковский удивился:
 
- Как не будешь? А что с тобой случится?
 
- Меня стошнит.
 
- Очень хорошо! Снимаем!
 
Но Терехова вышла «из кадра» и заявила:
 
- И вообще считаю - если снял «Андрея Рублева», больше можно ничего не снимать.
 
Тогда режиссер скомандовал выключить свет и попросил актрису выйти вместе с ним. И когда они остались вдвоем, он сказал:
 
- Да будет тебе известно, я снимаю свой лучший фильм...
 
Но съемку в тот день отменил.
 
«Где мои 17 лет? На Большом Каретном...»
 
Познакомились Андрей Тарковский и Марина Влади давно, в начале 1970-х, благодаря Владимиру Высоцкому; Марина даже пробовалась на роль матери и Натальи в «Зеркале».
 
(...) Вернувшись со съемок, Марина Влади рассказывает Владимиру Высоцкому, как прошел день, и они начинают мечтать. Если Марина снимется в этом фильме, сразу решится множество проблем - у нее будет официальная работа в СССР, она сможет дольше жить рядом с любимым. «Проходит несколько дней. Мы звоним Андрею, но все время попадаем на его жену, и та с присущей ей любезностью швыряет трубку. Я чувствую, что звонить бесполезно - ответ будет отрицательным. Но тебе (Влади имеет в виду Высоцкого. - Ред.) не хочется в это верить, и, когда через несколько дней секретарша Тарковского сообщает нам, что роли уже распределены и что меня благодарят за пробы, ты впадаешь в жуткую ярость. И на два долгих года вы перестаете видеться. Наши общие друзья будут пытаться примирить вас, но тщетно».
 
Возможно, Марина не знала, что обида Высоцкого на Андрея имела более давние корни.
 
(...) Тарковский, ценивший Высоцкого как актера, хотел снимать его в своих фильмах. При всей любви к Высоцкому Андрей был вынужден отказаться от работы с ним. Артур Макаров (писатель, друг Тарковского. - Ред.) поясняет это так: «В «Рублеве» Володя должен был играть ту роль, которую сыграл Граббе, - сотника, этого «ослепителя». Хорошая роль. Но Володя дважды запил, дважды подвел. А Тарковский во всем, что касается его профессиональной работы, человек невероятно ревностный».
 
Другие отрывки из книги
 
В 60-е годы Андреи Тарковскии пользовался в киношной среде отнюдь не платонической  славой Дон-Жуана: «Если ему понравилась какая-нибудь женщина в компании, то – горе мужу! Нередко под каким-нибудь  предлогом Андрей уводил ее с вечеринки...» (Т. А. Озерская- Тарковская.) Другие (актриса Вита Ромадина) называют эти  отношения очень деликатными, завуалированными какими-то другими вещами: уходом в разговоры об искусстве, о литературе...
 
Самым долгим и самоотверженным было  ухаживание за сокурсницеи Ирмой Рауш, закончившееся  женитьбой.
 
В браке с Ирмой родился первый сын Андрея, названный в честь деда Арсением. Брак, впрочем, оказался недолговечным. Свою роль в этом сыграло и то, что Тарковскии влюблялся почти во всех актрис, игравших в его фильмах главные  роли.
 
Первой в этой череде была волоокая 19-летняя красавица Валентина Малявина, в «Ивановом детстве» сыгравшая  медсестру Машу. Малявина уже была замужем за актером  Александром Збруевым, но это не помешало ее бурному роману с Тарковским. (…)Судя по всему, донжуанский список Андрея Тарковского  вряд ли меньше, чем у «солнца русской поэзии»; другое дело,  что еще не пришло время говорить об этом, раскрывая все  имена. Упомянем лишь некоторые имена, уже озвученные самими возлюбленными, а также друзьями и близкими Андрея.
 
Это некая пухленькая сексапильная итальянская журналистка лет 25, любовные свидания Тарковского с которой,  по свидетельству А. Гордона, проходили в гостинице «Советская» (период съемок «Андрея Рублева», когда Андрей травмировал руку). Следующей стала Лариса Павловна Кизилова (в девичестве Егоркина). Она, в отличие от других пассии Тарковского, своего шанса не упустила. А может, в отличие от них, она  больше любила Андрея, чем себя? Удивительный факт: все мемуаристы (даже враждующие  между собой) сходятся в ненависти к Ларисе Тарковской. Ее так  энергично поливают грязью, что поневоле задумываешься,  что это – ревность, стремление свести счеты, откровенная  злоба, недальновидность?..
 
Уход от Ирмы к Ларисе произошел во время съемок «Андрея Рублева». В то время будущая жена Андрея волей судеб  оказалась его ассистентом. На съемках «Рублева» Лариса  опекала Тарковского как могла. Рассказывают о том, что она  ухитрялась добывать для Андрея, промочившего ноги, таз  с горячеи водой чуть ли не посреди чистого поля. И  стаскивала с режиссера сапоги, чуть ли не обтирая его ноги своими волосами. Помощь искренняя, но предполагающая большую степень близости, чем ассистент режиссера и режиссер.
 
Но и сойдясь с Ларисой, Андрей не ограничивал себя в ухаживаниях за другими женщинами. Была, например, в жизни  Андрея некая Дарья, учительница из Ленинграда, на которой  он едва не женился. Многократно «мотался» к ней из Москвы,  хотя уже пару лет как сошелся с Ларисой. Последней стоило  огромных усилии вернуть Тарковского – ведь дело дошло до того, что было подано заявление в загс и куплены обручальные кольца. Лариса Павловна употребила все свое недюжинное дарование «обволакивать» мужчину, чтобы заставить
 
Тарковского на глазах  у нее выбросить обручальное кольцо в Москву-реку.
 
Еще одна женщина, едва не похитившая у Ларисы Андрея, – это Наталья Бондарчук. Тарковский увлекся ею во время съемок «Соляриса» и увлечение было столь серьезно, что,  как пишет Ольга Суркова, «только угроза Ларисы Павловны  никогда не показывать ему сына в случае развода заставила  его притормозить намечавшиися тогда новыи брак». О том, что Андрей гулял направо и налево, знали все, в том  числе и сама Лариса. Ее дочь Ольга, живущая ныне в Париже, говорит про отчима так: ...У него этих баб полно было. Он маме постоянно изменял. Менял  трусики на чистые и уходил из дома. Он говорил:
 
* Если режиссер хочет, чтобы  актриса поняла, что нужно делать в фильме, нужно с ней переспать.
 
(…) На любовные похождения Андрея Лариса смотрела сквозь  пальцы до той поры, пока это были лишь обычные «загулы».  Как только возникало что-то, похожее на мощное, подлинное чувство, большее, чем простая страсть, жена приводила в действие  «тяжелую  артиллерию»  –  от  угроз  и  истерик  до интриг, в которые втягивалось чуть ли не все окружение  режиссера. Однажды  Лариса  даже  оплатила  аборт  однои  из  своих  подруг, забеременевшей от Тарковского.
 
В “Идиоте” князя Мышкина должен был сыграть непрофессионал
 
Фильм по роману «Идиот», как свидетельствует Маргарита  Терехова,  «должен  был  состоять  из  двух  частей  –  одна  история глазами Мышкина, потом та же история, рассказанная Рогожиным». Эту экранизацию Тарковскии задумал как  очень большое полотно в двух фильмах, каждый из которых должен был состоять из нескольких серий. В заявке на сценарий Тарковскии и Мишарин обосновывали необходимость такого решения самой архитектоникой романа.
 
Евгению Суркову Андреи как-то сказал, что фильм будет называться «Страсти по князю Мышкину» (подобно тому, как «Андреи Рублев»  первоначально назывался «Страсти по Андрею»). Одно время обсуждался вариант совместнои постановки  «Идиота» с итальянцами, но зарубежная сторона настаивала  на том, что Настасью Филипповну должна играть итальянская актриса. Андрей на это не мог согласиться. В этои роли  он видел только русскую актрису, и наиболее предпочтительно – Терехову. На роль Рогожина он прочил Кайдановского,  а вот в роли князя Мышкина, человека не от мира сего, режиссер хотел снять непрофессионального актера.
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт