Алла ДРУЖИНОВИЧ («КП» - Крым»). Фото из личного архива Андрея Феськова. (4 декабря 2008)
Актер Андрей ФЕСЬКОВ: «Даже маньяк - не безнадежен»

Актер Андрей ФЕСЬКОВ: «Даже маньяк - не безнадежен»

Комментарии: 4
Герой Андрея - маньяк Сипа работал санитаром и выпотрошил 22 пациента, чтобы узнать, какой длины их кишки.

Мы встретились с Андреем в Ялте, куда он прилетел всего на день - представить зрителям фильм «Новая земля» на ежегодном фестивале «Кино-Ялта». Только что окончился показ, из кинозала еще выходила ошарашенная публика, пережившая катарсис, с полными слез глазами.

Из юристов - в артисты

- Андрей, вы по первому образованию - юрист. Каков был этот странный путь от человека, написавшего диплом на тему «Криминологические аспекты убийств», до роли маньяка-убийцы Сипы в «Новой земле»?

- В университете меня сначала бесконечно интересовало уголовное право, потом криминология. Я хотел действительно бороться с преступностью. После универа стал работать в юридической фирме, коллектив чудесный, отношения человеческие, уже и опыт у меня был наработан профессиональный. Но, видно, я человек творческий, у меня там, внутри, стержень - тяга к актерствованию. И через пару лет жизни в юриспруденции рванул я в СПбГАТИ поступать - просто чтобы себя проверить. Уверен был, что меня сбросят где-нибудь на вокале, на хореографии - на «точных науках»… Думал, вылечу еще на втором туре - и успокоюсь, продолжу работу. По крайней мере буду знать, что попытался жизнь свою поменять. Но я проходил тур за туром и все больше втягивался в эту атмосферу. И вдруг - я уже студент театральной академии! Но работу еще долго не бросал, пытался какие-то деньги зарабатывать - курса до четвертого. На пятом уже жизнь была больше связана с театром.

- Страшно было этот переход осуществлять - от такой серьезной профессии к… еще более серьезной? Родные протестовали?

- О, родители вообще не знали! И я не знал, как им это преподнести. Мама - учитель начальных классов, творческий человек, а вот отец всегда видел меня в будущем как такого добытчика, человека основательного. Ему я воздерживался сообщать о своем поступлении. В то время - 2001 год - сокращение было на том предприятии, где отец мой, дипломированный инженер-энергетик, работал. И после увольнения он стал таксистом. А дедушка, узнав обо всем этом, сказал: «Ну и семейка у нас: один таксист, другой - артист!» (Смеется.)

- А какая самая первая роль в вашей стремительной кинокарьере?

- Колька Рыжий в короткометражке «Марганцовка» - фильм, кстати, международных призов набрал. Затем - эпизоды в фильмах «Кука» и «Сонька Золотая Ручка», потом Боярков в фильме Алексея Учителя «Пленный», а дальше - Петя Трофимов в «Вишневом саде» Сергея Овчарова и Сипа в «Новой земле» Александра Мельника.

Томми Листер оказался мировым парнем!

- На съемках «Новой земли» вы встретились с тем самым гигантом-негром, Томми Листером, которого наш зритель знает по пророческой роли президента в «Пятом элементе»...

- Более того, я на него бросался в гневе, бил булыжником, который у меня в шапочке был… Понятно, что Листер соблюдал тысячи разных правил, но, черт возьми, как приятно: ты прыгаешь, а он просто пополам тебя переламывает. Падаешь, а он всякий раз руку подает, поднимает тебя, говорит «Sorry, аre you OK?» Обнимает, подбадривает, говорит: «Ты - профессионал!» Я прыгал, налетал на него раз за разом, и каждый раз он это все проделывал.

Вообще Листер произвел впечатление радостного, общительного человека. В первый день ходил еще строгий такой, мол, я вам сейчас покажу, как нужно работать, а потом расшутился, расслабился, оказался веселейшим парнем.

- Как снимали все эти ужасные драки - такие натуральные, кто был их постановщиком?

- Прекрасный человек Дмитрий Николаевич Тарасенко, и команда у него - ребята задушевные и интеллигентные. Я-то ожидал, что придут такие бычки - ух, станут нервничать, пенять: «Ниче ты не умеешь, салага! Трицепс иди подкачай!» А они так тонко, аккуратно все тебе покажут, объяснят, выслушают, даже лично под твою физику движения продумают. Потому в драках азарт возникал, они так классно все придумывали, что в этом настоящий творческий настрой чувствовался!


Кульминационный момент фильма. Сипа наносит первый удар главарю новоприбывших заключенных.
Кульминационный момент фильма. Сипа наносит первый удар главарю новоприбывших заключенных.

В плохом американском кино бои прилизанные, рафинированные. А в уличной драке человек не совсем красивый, точнее, совсем некрасивый... Вот и у нас драки настоящие, мужские, да и удовольствие от этих боев мы получали, как в «Бойцовском клубе», от осознания своей мужественности…

Готовясь к роли, ходил к священнику

- Как вы думаете, на Западе могут картину воспринять не совсем адекватно, не подкрепит она все эти мифы о медведях на Красной площади, о том, что русские - дикие бородатые мужики, нелюди какие-то…

- Да, мне очень интересна их реакция! Посмотрим. В общем, к фильму-то и в России отношение довольно неоднозначное, кто-то говорит, что это кино духовное, что оно попадает в сердце, другие - видят лишь чернуху.

Собирался совет по нравственности на ТВ, обсуждали, можно ли фильм показывать по центральному телевидению и какое ограничение ставить по возрасту для показов в кинотеатре.

- Они все матерные слова подсчитали, наверное…

- На мой взгляд, в фильме нет запрещенного - нет насилия над женщинами, детьми, как это бывает в иных картинах, которые достаточно симпатичны в целом, но после таких сцен совершенно не хочется их смотреть. А в нашем фильме насилие-то между мужчинами. Здесь закрытое общество, мужская история. У нас только одна женщина в фильме, и то, быть может, она лишь видение Николая Скачкова - Сипы. И последнее слово «казнить или помиловать» остается за ней, ну, или предпоследнее.

- Вы однажды сказали журналистам, что, играя маньяка Сипу, как бы давали волю тому в себе, чему давать воли нельзя.

- Это достаточно интимный вопрос. Я убежден, что в каждом человеке сидят эти страсти. Например, гнев. Момент, когда несколько секунд ты не владеешь собой, высказывая кому-то безобразные слова, а потом не можешь поверить, придя в себя, что это был ты. Вот на съемочной площадке я позволял себе в этом состоянии медлить, оставаться. Такое ради роли медление в грехе. Надо выходить скорее, а ты в нем плещешься. И вот уже веревочка какая-то проявляется, и кто-то начинает тебя за нее подергивать...

- Это игры опасные, ведь, как известно, если в бездну заглядывать, она может и ответить. Как вы защищались от этого?

- Вся наша группа благословение священника получила на съемку этого фильма. А еще защита моя была в общении в нашем коллективе. Да и режиссер Александр Мельник - очень мощный духом человек - помогал, не позволял сомневаться в сделанном.

Еще у меня, например, был большой соблазн Сипу делать симпатичным. Он-то не безнадежен, я его жалею, даже нравится он мне в каких-то своих проявлениях. Да, он маньяк, животное, собой не владеющее, но раскаивается-то по-настоящему.

КСТАТИ

О чем фильм?

Действие происходит в недалеком будущем. Во всем мире отменена смертная казнь, тюрьмы переполнены, не хватает средств для содержания осужденных на пожизненное заключение. Международные организации проводят эксперимент: на севере России, на необитаемом острове открыта международная тюрьма без охраны и заборов - ведь бежать с острова невозможно. Туда завозят партию заключенных из России, все они - убийцы, загубившие не одну душу. Запас продовольствия, оставленный им на несколько месяцев, уничтожают грызуны. В лагере начинается голод...

Бюджет фильма - $12 млн. Съемки проходили в павильоне в Москве, Крыму, на Мальте и Шпицбергене. Сценарий написал Ариф Алиев («Монгол»). Это режиссерский дебют Александра Мельника.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт