Юрий РЕДЬКИН, Александр ГУСЕВ («КП» - Ростов-на Дону») (18 января 2007)
Юрий ЖДАНОВ, второй муж дочери «отца народов»: Я знал Сталина с пятнадцати лет

Юрий ЖДАНОВ, второй муж дочери «отца народов»: Я знал Сталина с пятнадцати лет

1930 год. За спиной вождя Куйбышев, Орджоникидзе, Калинин, Ворошилов (слева направо). Сталин уважал Кирова (на переднем плане). И позволил застрелить его в 1934-м прямо в Смольном?..

Об отце и музыке

Отцу посчастливилось сыграть важную роль в истории нашей музыки. Однажды в далекие 30-е я обнаружил среди его бумаг брошюру Главреперткома, в которой были перечислены музыкальные произведения, запрещенные к исполнению. На первой странице значилось: «Опера «Жизнь за царя». Дальше шли две забытые мною оперетты, а потом - множество романсов.

Я показал это отцу. Он ахнул. Раньше, видимо, руки не доходили, а теперь он взялся за важное дело: вернуть русскому народу его жемчужину. Поэту С. Городецкому было поручено обновить либретто. Дирижер Самосуд вместе с чудесным ансамблем восстановили на сцене Большого театра «Ивана Сусанина». Кстати, именно так назвал свою оперу Глинка, и лишь цензура царя дала ей верноподданнический титул... Ввести в заключительный сценарий «Славься!», выезд Минина и Пожарского верхом на лошадях - это была инициатива Сталина.

Да и как мог отец не возродить «Ивана Сусанина», когда мелодии этой оперы постоянно звучали в нашем домашнем ансамбле.

...Вот как отец сам описал свое первое партийное поручение: «Меня вызвали в партийный комитет и сказали: купи гармонь и в течение месяца научись играть. Когда через месяц я пришел и сказал, что гармонь купил и играть научился, меня направили в Тверь вести пропагандистскую работу среди молодежи».

Отцу была поставлена в вину его борьба против формалистического искусства, против модернистской музыки. Помнится, в Москве 1948 года ходил анекдот: «Жданов призывает вперед - назад к Чайковскому».

Отец не был противником новаторства в музыке. Он, однако, полагал, что новое должно быть лучше старого...

О тосте Сталина

Мне не пришлось быть в Кремле 24 мая 1945 года на приеме в честь командующих Красной Армии...

Как известно, на этом приеме Сталин произнес тост за русский народ. В 15-м томе Сочинений Сталина этот тост изложен со ссылкой «По газетному отчету». И звучит его начало так: «Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост. Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего советского народа, и прежде всего русского народа. Я пью прежде всего за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза».

Таково было газетное изложение тоста. Но когда я вернулся из Югославии в Москву, услышал от отца несколько другой вариант. Первая фраза Сталина была: «Я хотел бы поднять тост за здоровье всего русского народа». И тут на весь зал прозвучала реплика «советского народа». Сталин немного помолчал и повторил приведенную фразу без изменений...

В тосте за русский народ содержалась одна важная и неслучайная мысль: «У нашего правительства было немало ошибок... Иной народ мог сказать правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь...»

Позже эту мысль Сталин повторит в речи на предвыборном собрании 9 февраля 1949 года: «Говорят, что победителей не судят, что их не следует критиковать, не следует проверять. Это не верно. Победителей можно и нужно судить, можно и нужно критиковать и проверять. Это полезно не только для дела, но и для самих победителей».

Об убийстве Кирова

До рокового 1 декабря (1934 года. - Прим. ред.) оставалось полтора месяца. И вот раздался громовой удар, поразивший всю страну и в том числе и в первую очередь Сталина: Киров убит.

С этого момента все изменилось. Простота отношений ушла в прошлое... Колючие проволоки окутали дачи. На страну надвигался мрак подозрительности, недоверия, настороженности.

Десятки лет партийцы задавали себе и другим вопрос: чем же было убийство Кирова? Уже после войны резко и запальчиво он (Сталин. - Прим. ред.) сказал: «Провокация НКВД!»

В гостях у Сталина

В 1951-м Сталин пригласил меня в гости на дачу в верховьях озера Рица, куда впадает речка Лашипсе. Утром за завтраком он просматривал свежую почту. Развернул очередной номер газеты «Правда», где шел обширный репортаж с какой-то международной конференции, и воскликнул: «О чем здесь пишут... Да здравствует великий вождь народов всего мира товарищ Сталин!» Газета полетела в кусты.

Проект решения ЦК об учреждении международных Сталинских премий подвергся тому же преобразованию: после редакции Сталина они превратились в Международные Ленинские премии.

О встрече с Хрущевым

...Меня неожиданно пригласили в Ростовский обком партии и сообщили, что на следующий день я к такому-то часу должен быть на станции Крыловской Северо-Кавказской железной дороги... Там меня должен принять Никита Хрущев... Это было совершенно неожиданно, хотя... Н. С. Хрущев с симпатией относился к моему отцу, нередко к новогодним праздникам даже присылал с Украины моченые арбузы.

Летом 1954 года, когда я работал в Ростовском обкоме, неожиданно меня вызвали на ВЧ (правительственная специальная телефонная связь. - Прим. ред.). Говорил Никита Сергеевич: «Мы с Булганиным решили, что вам следует вернуться на работу в Москву. Как вы к этому относитесь?»...

Таково предисловие встречи в Крыловской. Станция расположена примерно в ста километрах от Ростова среди чудесных кубанских степей. Я подъехал заблаговременно и оказался на совершенно пустом перроне. Внезапно из будки выскочил железнодорожник: «Вы такой-то?» - «Да». - «Что ж вы не сообщили, вот и литер уже идет». Я, разумеется, попросту не знал, кому докладываться, а литер (специальный поезд. - Прим. ред.) действительно тормозил у перрона.

Открылась дверь. Меня пригласили в салон. Там стоял стол, застеленный белой скатертью, на которой не было ничего, кроме маленькой коробочки с лекарствами. За столом в одиночестве сидел Никита Сергеевич...

КТО БЫЛ ПЕРВЫМ ЗЯТЕМ СТАЛИНА?

МОРОЗОВ (Мороз) Григорий Иосифович (1921 - 2001 гг.), первый муж Светланы Сталиной-Аллилуевой, был сыном коммерческого директора парфюмерной  фабрики в Москве. Учился в той же школе, что и  Светлана, в одном классе с Василием Сталиным.

Светлана вышла за Григория, еще будучи студенткой, в 1944 году. В своей книге «Двадцать писем другу» она писала: «Он был еврей, и это не устраивало моего отца. Но он как-то смирился с этим, ему не хотелось опять перегибать палку, - и потому он дал мне согласие на этот  брак... только на одном отец настоял, чтобы мой муж не появлялся у него в доме. Нам дали квартиру в  городе, - да мы были и довольны этим...»

«Сионисты подбросили и тебе твоего первого муженька», - сказал мне некоторое время спустя отец. «Папа, да  ведь молодежи это безразлично, - какой там  сионизм?» - пыталась возразить я. «Нет! Ты не понимаешь! - сказал он резко. - Сионизмом  заражено все старшее поколение, а они и молодежь  учат...» Спорить было бесполезно».

Брак был расторгнут по распоряжению Сталина, без суда. Григорию  дали чистый паспорт, без отметки о браке и  разводе. Но отец  Григория Морозова был арестован и провел в заключении шесть лет.

От этого брака родился сын Иосиф,  который позже был переоформлен на фамилию  второго мужа Светланы - Юрия Жданова.

Григорий Морозов окончил МГИМО (первый выпуск), стал доктором исторических наук, профессором. Получил звание заслуженного деятеля науки России.

(По материалам сайта «Хронос - всемирная история в Интернете».)

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт