Евгений ХАВТАН: «Когда мы начинали, я думал, года не протянем»

Группа «Браво» за 25 лет прошла аресты, отсутствие денег, концертов, солистов. Начинали они как представители московского андеграунда, были модными и запрещенными. А потом выросли в абсолютно адекватный нашему времени поп-проект. Жанна Агузарова, Валерий Сюткин, Евгений Осин, Анна Салмина, Татьяна Рузаева, Ирина Епифанова, Роберт Ленц - у каждого поклонника есть любимый солист. «Комсомолка» решила впасть в ностальгию вместе с идейным вдохновителем и лидером группы Евгением Хавтаном и вспомнить, как все начиналось. 

О названии

- Говорили, что название группе предложила подруга Жанны Агузаровой. А какие были варианты?

- Тогда мы все, в том числе и Жанна, были одержимы пятидесятыми - шестидесятыми, русским ретро. Поэтому ничего интереснее «Твиста» или «Фокстрота» в голову не приходило.

- А чем «Браво» показалось таким привлекательным?

- Нам нужно было что-то необычное. Кстати, имеет отношение к истории названия немецкий музыкальный журнал «Браво», который попадал сюда через дипломатическую почту. Мы же смотрели на картинки из него. Группы, которые хорошо выглядели внешне, нам нравились, а которые плохо - наоборот. Такой у нас был тогда подход.

- Говорят, вы проснулись знаменитыми после первого же концерта?

- Да. После первого выступления на дискотеке в Крылатском нас узнала вся московская богема. Она, к счастью, сильно отличалась от нынешней гламурной тусовки. Артем Троицкий подошел и оставил мне свой телефон. В то время он единственный писал о рок-музыке. И если благословил, значит, это стоящая группа.

Евгений Хавтан в своем загородном доме репетирует перед концертом

О деньгах

- А деньги тогда на концертах зарабатывали?

- Где-то после третьего выступления вокруг нас начали крутиться люди, которые стали предлагать нам делать концерты. Деньги, которые мы за это получали, были совсем смешные. Их хватало на то, чтобы взять в аренду усилители и отвезти оборудование назад на автобусе. Потом случился злополучный арест. Я был студентом. Но как только пришла бумага с Петровки с просьбой дать характеристику на студента такого-то, ректор на всякий случай подписал приказ о моем отчислении. Мало ли, может, человека убил.

- На что же вы жили?

- Фарцевал. Перепродавал музыкальные инструменты. Сейчас нет уже этих людей, с кем я тогда работал: кто-то умер, кого-то посадили. А когда я приходил на Неглинную улицу лет 10 - 15 назад, то здоровался за руку со всеми. Это место у спекулянтов называлось Глина. У меня там был свой интерес - гитары, струны. Благодаря фарцовке у меня были деньги. Когда я познакомился со своей женой, она очень удивилась этому. 

Кстати, в этом году у нас с женой Мариной 25 лет со дня свадьбы. Нетипичный пример среди музыкантов. Но Марина знала меня разным. Бедным студентом, например… На все деньги, которые были получены на свадьбу, мы договорились, что купим гитару. Я сказал, что буду в обмен на это учиться в институте и получать специальность. Ровно через три месяца меня выгнали. 

О стиле 

- Вы были стилягой, а стали просто стильным мужчиной...

- Это преувеличение, конечно, но у меня действительно много одежды. Не какие-то коллекции старинных нарядов, как у Александра Васильева. Я люблю одеваться и люблю на сцену выходить в разных костюмах. Были такие парни английские, «моды». У представителей этого молодежного течения считалось дурным тоном приходить на вечеринку в том же, в чем был на прошлой

1985 год. Алла Пугачева наставляет Жанну Агузарову перед тем самым «Музыкальным рингом»

. Эти принципы важны для меня до сих пор.

- Говорят, Пугачева как-то заставила Жанну переодеваться перед концертом, и был жуткий скандал…

- Это было перед «Музыкальным рингом». Нас пригласили в Санкт-Петербург на программу. У Жанны был образ тогда - белый костюм с бабочкой. И мы такие все… стиляги-пижоны: галстуки какие-то, бриолин, который привозился из Прибалтики. После него голову отмыть нельзя было неделю. Мы собирались в таком виде выступать на «Музыкальном ринге». Но Алла Пугачева приехала и сказала, что привезла платье и кулон для Жанны - огромное сердце в золотой оправе. К чему? У Жанны началась истерика. Но Пугачева все-таки уговорила ее, потому что был поставлен вопрос ребром: либо так, либо никак. 

Но Алла Борисовна нам очень сильно помогла. Она нас «показала» на этом «Ринге». «Браво» впервые увидели по телевизору. После этого мы стали «официальными». 

Об Агузаровой и Сюткине

- Я помню, когда ушла Жанна, была некая паника?

- Действительно, было тяжело. Я был просто музыкантом. Думал, нужно найти парня на роль солиста. Когда появился Валера Сюткин, у меня были какие-то наработки, мы что-то начали делать. 

Когда уходил Валера, я сказал себе: спокойно. Я знал, «срок годности ансамбля» - пять лет. Если он за пять лет сильно не изменится, то он неинтересен сам себе становится. 

- Я читала в одном из ваших интервью такую фразу: «Если наша

1991 год. «Браво» времен Валерия Сюткина. Слева направо - Алексей Иванов, Сергей Бушкевич, Валерий Сюткин, Евгений Хавтан, Игорь Данилкин, Сергей Лапин

группа и распадется, то это будет 2004-й»…

- Когда мы начинали, я думал, что года не протянем. Сейчас у групп, которые появляются, - сначала фотосессия, а потом песня. У нас было наоборот - мы просто собрались для того, чтобы получать удовольствие.  

Об Интернете

- Мне интересен Интернет. Это самое любопытное, что есть сегодня. И наиболее точно отражает какие-то тенденции. Вообще и в музыкальной индустрии в частности. Я люблю винтажные вещи - общаюсь с коллекционерами и просто с людьми, которые продают интересные мне предметы на интернет-аукц

2008 год. Фестиваль «Нашествие» - с Робертом Ленцем, солистом нынешнего состава группы. 

ионах. 

- Пользуетесь социальными сетями?

- Да. «Одноклассники» у меня есть. Со мной там тысяча человек, наверное, дружит. Много людей из прошлого нашлось, одноклассники в том числе. 

- Встречались?

- Нет, просто не было времени, когда они собирались. А потом, я не очень понимаю, о чем мы будем говорить. 

- А блог свой есть?

- Нет. Я просто ввожу свою фамилию - и все. Дальше ты читаешь про себя. Очень интересно, кстати. У нас с дочкой пока один компьютер, за который мы боремся. 

- Кто быстрее добежит?

- Да. А я быстро бегаю.

Фото Владимира СОКОЛОВА и Андрея КАРА

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ