Как мы с Михаилом Ефремовым в войну играли ФОТО

Какое интервью? Мы же партнеры! 

Задача передо мной стояла конкретная - сделать репортаж со съемочной площадки военного экшена «Охота на Верфольфа». Но как только я подошел к главному входу бывшей ВДНХ, где снимали Берлин военных лет, незнакомая взволнованная дама сжала меня в жарких объятиях и с криками «Я вас искала, как вы похожи!» куда-то поволокла. 

Не успел я опомниться, как был со всех сторон измерен сантиметром, потом мой затылок ткнули какому-то важному мужчине, и, получив оценку «Чудненько! Подходит!», я был облачен в форму штандартенфюрера СС. 

Вскоре ситуация прояснилась - заболел один из дублеров главного героя, ну а ваш покорный слуга его заменил.

Изначально, помимо репортажа, хотелось пообщаться и взять небольшое интервью у главного героя - Михаила Ефремова, приехавшего в Киев ровно на два дня. В «Охоте на Верфольфа» он играет Гитлера. Но Михаил Олегович, хоть и находился в прекрасном расположении духа, с журналистами общаться не захотел. Но мое сердце браво отстукивало: «При чем здесь банальное интервью, если мы отныне с Михаилом Олеговичем - партнеры?»

В кадр все время лезла коза

И Берлин, и Винница снимались в Киеве. Гитлеровская ставка под Винницей построена в павильонах кинокомпании FILM.UA. Помещение склада переоборудовано в шикарные апартаменты с камином и огромной свастикой. Но для меня как дублера персонажа по имени Курт самое интересное происходило, конечно, на ВДНХ. Представьте родные павильоны, с одной стороны украшенные огромными рекламными плакатами с одинокой козой в веночке - символом грядущей выставки ковров, с другой - знаменами со свастикой на фоне близких сердцу грудастых колхозниц со снопами да пышнотелых доярок с коровами.

Когда машины Гитлера и Курта в очередной раз проезжали по территории, коза с хлебом-солью настойчиво лезла в кадр. Ассистенты внимательно это дело отслеживали, а Гитлер ворчал: «Если бы наши в 1943 наступали такими темпами, война длилась бы до сих пор». 

Передо мной стояла задача не из простых - поприветствовать подъехавшего фюрера, открыть дверь машины и отойти в сторону. Поначалу я вытянулся по стойке «смирно», как тому учили в Советской армии. Но вскоре вспомнил «Семнадцать мгновений весны» и то, что стойка у немцев была иная. Я повторил правильное приветствие Штирлица - раз двадцать выбрасывал руку вверх, с почтением выпуская шефа из авто. В конце добрый Миша Ефремов внес гуманное предложение: «К чему эти церемонии? Пусть машина заедет по ступенькам прямо в здание, по пути придавив штандартенфюрера (то есть меня. - Авт.). Все равно жена у него - еврейка, по воскресеньям он ходит в церковь, а деньги он хранит в швейцарском банке».

Режиссер к рекомендациям Ефремова не прислушался, а меня после двадцать пятого дубля вновь поволокли переодеваться. Отныне я был повышен в должности - стал начальником личной охраны Гитлера. Теперь поверх мундира на меня надели кожаный плащ до пят и белый шарф.

«Товарищ Гитлер»

Группа отправилась на другой конец выставки, параллельно объяснив мою сверхзадачу: с пистолетом в руках быстро выскочить из машины, открыть заднюю дверцу и помочь Гитлеру, которому внезапно поплохело, выйти.

Признаюсь: на первом дубле я не только забыл завет Станиславского и не влез в шкуру действующего лица, а еще и здорово «тормознул» - Мишу вовремя не вынес, дубль сорвал, а фильм ведь на дорогущую пленку снимался. Потому, услышав грозное режиссерское «Стоп!», напрягся. Ефремов оказался куда душевнее, шепнул тихонечко: «Не волнуйся! Спокойно, не торопясь, подхватывай мое бездыханное тело и оттаскивай в укрытие. Все хорошо».

Со второго дубля я уже влез в шкуру действующего лица и отвел приболевшего фюрера по назначению.

При съемках этой сцены режиссер Евгений Митрофанов к актерам обращался исключительно методом соцреализма: «товарищ Гитлер», «товарищ Курт». А меня - дублера товарища Курта - предупредил, что нынче я заменяю московского актера Вячеслава Разбегаева. Поэтому, выводя Гитлера из авто, в кадре лицом светиться не должен.

Кстати, по истории и у Гитлера, и у Курта существовало по несколько двойников, которые в экстремальных ситуациях подставлялись. Двойника Гитлера играет актер Театра музкомедии, каскадер и постановщик трюков Александр Кочетков. «Я сам дублирую актеров в трюках, играю в эпизодах, - рассказывает Саша. - На съемках «Вервольфа» меня уже два раза «убивали». Первый раз - когда фюрер выходил из машины, второй - когда тот находился в бункере». 

К слову, Гитлер, он же Миша Ефремов, в школе изучал английский язык, поэтому, кроме как «хэнде хох», по-немецки вымолвить ничего не мог. Актер пытался убедить режиссера снимать его со спины. Дескать, дело пойдет быстрее, если Гитлеру не нужно будет губами попадать в слова: «Ты пойми, фильмы рождаются на озвучке», - подмазывался Миша к Митрофанову, но режиссер был непреклонен: «А за что тебе деньги заплачены? Теперь надо и лицом в кадре посветить». Но Михаил все-таки попросил пригласить на площадку переводчика, который озвучивал все фразы.

- Для меня подобное не в диковинку. Двадцать лет назад я так же дублировал фильм «Дубровский» для французского телевидения. Главное - все повторять с выражением, - сказал актер.

Что касается моего актерского дебюта, когда я последний раз вытащил из машины бездыханного Гитлера и потом был отпущен на все четыре стороны, то и сам вздохнул с облегчением. Группу не подвел, честно заработанный актерский гонорар получил. А значит, день мой был прожит не зря.  


СПРАВКА «КП»

Фильм снимает кинокомпания FILM.UA в сотрудничестве с «Пронто Продакшн». Режиссер Евгений Митрофанов («Право на выбор», «Второй фронт»). Продюсеры - Виктор Мирский, Максим Асадчий.

В ролях: Михаил Ефремов, Владимир Литвинов, Борис Галкин, Вячеслав Разбегаев, Владимир Горянский.


О ЧЕМ ФИЛЬМ

События разворачиваются во время Великой Отечественной войны. Советскому командованию становится известно о появлении на оккупированной территории «Вервольфа». Группа советских разведчиков под командованием майора Седова получает задание отправиться в тыл противника с целью сбора максимальной информации о новой фашисткой ставке. Однако истинная цель операции держится от разведчиков в тайне. Более того, разведгруппа майора Седова даже не догадывается, что на самом деле они не более чем пешки в этой большой игре. Но именно пешка может нанести сокрушительный удар. 

Фото Николая ЛЕЩУКА

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт