Первый канал, «Приют комедиантов», воскресенье, 26 октября, 22.00 (24 октября 2008)
Хабенского не смогли убить на сцене, а Безрукова не пускали в столовую

Хабенского не смогли убить на сцене, а Безрукова не пускали в столовую

Константину, как истинному актеру, легче умереть, чем отменить спектакль. Фото PHOTOXPRESS.

МХАТ - это верх респектабельности и солидности. Это Театр (именно так - с большой буквы), это школа, это место службы лучших и самых любимых актеров страны. 110-летие этого «динозавра» надо отмечать нудными речами минут так на сорок, тушем и каким-нибудь очень серьезным концертом.

Но, если бы так было, в нашей веселой стране МХАТ 110 лет бы не продержался. И когда ведущие программы Первого канала «Приют комедиантов» Михаил Швыдкой и Екатерина Уфимцева позвали в гости мхатовцев в честь юбилея театра, они едва ли ждали пафоса и туша. И правильно. Актеры, расслабившись в почти домашней атмосфере студии, начали рассказывать о театральном закулисье. И получилось смешно.

Нам удалось подглядеть за съемками. И вот несколько историй от актеров.

Убийство отменяется!

Константин Хабенский вздохнул и напомнил собравшимся: мол, были и у нас суровые времена. Чего только не происходило. Во МХАТе дают «Белую гвардию». На сцене - война, разруха. Второй акт. И тут в театре отключают электричество. Полетел силовой кабель. Казалось бы, живи и радуйся - все по домам. Работа закончилась, но актеры пытаются спасти действо:

- Я стою на сцене и понимаю, что у нас света нет. Тут выбегает «белогвардеец» Михаил Пореченков с зажженными свечами в руке. Кричит: «Подстанцию обстреляли!» Это вроде как все объясняет. Но делать что-то надо!

Бегаю по сцене и думаю: «Ну все! Сейчас меня убьют по сценарию, и дальше выкручивайтесь, как хотите». Подбегаю к месту моего «убиения» и понимаю: не будет убийства! Света нет, значит, и бутафорских выстрелов тоже нет! В зале - мертвая тишина. А за кулисами бегают администраторы с криками «Что же делать?!». 

Я на сцене зову Жидкова Ваню, он Миколку играл, и говорю:

- Ты слышишь? 

А сам все думаю, что делать. Может, как-то повернуть текст Булгакова?

Ваня молчит. Я снова:

- Ты слышишь, Миколка?


Сергей стал нормально питаться после вмешательства Табакова. Фото Анатолия ЖДАНОВА.
Сергей стал нормально питаться после вмешательства Табакова. Фото Анатолия ЖДАНОВА.

- Нет, не слышу.

- И я не слышу, - тут уже окончательно понял - не справимся: - И более того, знаешь, я еще и ничего не вижу.

Спектакль все же пришлось отменить.

Безруков и буфет

Сергей Безруков в воскресенье вечером расскажет о наболевшем. О том, как его студентом не пускали в мхатовскую столовую, пока не вмешался Олег Табаков. А вот Александр Семчев ничего рассказывать не стал. Просто изобразил в лицах, показал, как ругается и наказывает руководитель театра. Сам Олег Павлович «перевел стрелки», рассказав о проделках Евгения Евстигнеева.  


Пока артисты скупали японскую технику, Олег Николаевич думал о Пушкине. Фото РИА «Новости».
Пока артисты скупали японскую технику, Олег Николаевич думал о Пушкине. Фото РИА «Новости».

Ефремов и «Хитачи»

Гастроли МХАТа в Японии само по себе - событие. А уж для наших людей во времена, когда у нас ничего купить было нельзя, событие эпохальное. Вот очередная поездка. Самые популярные слова в труппе - «Хитачи», «Дживиси», «Панасоник». Актеры часто приходили расстроенные и озабоченные. Разговаривали, как зомби. «Хитачи», говорят, кончились.

И вдруг пошел слух, что Ефремов собирает всех с утра, для того чтобы объявить: гастроли продлеваются на месяц. Все тут же начали считать оставшиеся деньги, что еще можно купить. 

Наутро Олег Николаевич Ефремов собирает труппу. 

Олег Николаевич: 

- И чего я здесь вас собрал...

Пауза. 

В это время директор МХАТа говорит:

- Олег Николаевич, пока у нас пауза, можно я труппе объявлю, кто сколько платит за контейнеры, в которых перевозится аппаратура? Значит, так, дорогие друзья, у кого холодильник «Пионер» водоизмещением 300 литров, платит...

И начинает перечислять. Нина Гуляева набрала подарков на всю семью. Сидит Нина Ивановна, строчит себе пометки, куда сколько денег на перевоз. И не успевает записывать.

Олег Николаевич не выдерживает и продолжает:

- Леня, «Хитачи», «Митачи»! Я труппу собрал! 

В зале наступила мертвая тишина. 

- Я думаю, что следующий сезон должен быть сезоном Пушкина, - продолжает Олег Николаевич.  

Все замирают в немом ожидании, и только Нина Ивановна, не слыша, что сказал Ефремов:

- Олег Николаевич, вы все сказали?! Леня, а где холодильник мой поедет?


Олегу Табакову припомнили все старые грешки. Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА.
Олегу Табакову припомнили все старые грешки. Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА.

Удар по самолюбию

Олег Табаков, конечно, был в центре большинства историек. Вот и Алла Покровская не удержалась, чтобы не припомнить мэтру «темные страницы»:

- Мы с Олегом Павловичем играли спектакль «Вкус черешни». Там задействованы только два актера: он и я. И вот мы едем с ним на гастроли в Загорск. На улице сильнейшая метель, машина попадает в кювет. Выбрались оттуда еле-еле, чуть живые приезжаем в город. Смотрим, на центральной площади афиша: «Спектакль «Вкус черешни». В главных ролях - Олег Табаков и др.».

Вот как! И я теперь на всю жизнь др. Олега Павловича!

В общем, доставалось Алле Борисовне от напарников. Один забыл, что ему надо на сцену! Во время спектакля «Мещане» Владимир Краснов, который играл Перчихина, просто не вышел, и все! Две минуты, пять минут - нет Краснова. Алла Борисовна раздраженно ходит по сцене и говорит громко, на весь зал: 

- Где эти люди, которым я должна что-то говорить?! Где эти люди?!

Не дают ответа.


Кирилл Серебренников - спец по мини. Фото PHOTOXPRESS.
Кирилл Серебренников - спец по мини. Фото PHOTOXPRESS.

Мини-юбка для звезды

Свою историю Наталья Тенякова начала не без раздражения:

- Представляете! Сижу я на даче, звонит мне Олег Павлович и говорит:

- Ну вот и сбылась твоя мечта!

- Какая мечта, Олег Палыч? Я в отпуске!

- Ты ж мечтала Гурмыжскую сыграть?

- Да нет, это я в 17 лет мечтала. А сейчас чего мне старуху играть?

- О чем ты? Человек уже тебя ждет! Он в кафе!

Приезжаю. Сидит человек с ирокезом на голове, косички, серьги в ушах, цепи, глаза огромные. Это сейчас он известный человек, в очках. А тогда я много что о Табакове подумала. Наверняка убить меня хочет!

Этот с ирокезом не растерялся: «Ой, - говорит, - я вас никогда не видел!»

Так мы и познакомились с Кириллом Серебренниковым. 

- И хорошо познакомились, - подхватывает Серебренников. - Я начал уговаривать Наталью Максимовну выйти в финале пьесы в мини. Она отказалась.

Что делать? Померили мы белое платье, в котором она должна выходить в финале. Определили длину. После этого я каждый день, пробираясь в костюмерную, отрезал платье по сантиметру. И через несколько недель Наталья Максимовна увидела, что платье дошло «до зоны неприличия». И сказала: слушайте, ну ладно, хорошо! Но тогда сшейте мне хотя бы шорты!

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

сайт трудоустройства киев