Марк ЗАХАРОВ: «Ради успеха на сделку с сатаной не шел» ФОТО, АУДИО, ВИДЕО

Марк Захаров - большой выдумщик и острослов. Это именно он подарил нам «Обыкновенное чудо» и много других кино- и театральных чудес. Накануне юбилея мы расспросили «мага и волшебника» о его жизни.

«У меня есть любимчики»

- Марк Анатольевич, признайтесь, ощущаете себя гением?

- Нет. У меня очень развита самоирония и все благополучно с мозгами. Я вот сейчас был в Петербурге на гастролях, у нас был тысячный спектакль «Юнона» и «Авось», я вышел и потерял серьез, мне стало смешно. Зал так заорал, вот так Ленина встречали на 3-м съезде. Артисты знают, что я к этому отношусь с иронией, заулыбались... Она, слава эта, вещь опасная.

- Работа, театр - это что для вас?

- Чехов говорил в «Чайке»: неси свой крест и веруй. Конечно, иногда он тяжелый становится,  крест. Театр - это вообще очень нестойкое заведение, непрочное, оно легко разрушается. Но наши артисты понимают ценность «Ленкома». Стараемся беречь этот дом свой.

- У вас есть любимчики?

- Есть - артисты, которые составляют основную гвардию, с ними я работаю уже 30 лет. Инна Чурикова, Леонид Броневой, Олег Янковский, Збруев Саша... Дочь я люблю и как актрису, и как дочь.

- Самый ваш смелый эксперимент в театре?

- Наверное, никого не увольнять. Только если человек не отрегулировал свои взаимоотношения с алкоголем - то, что является нашей бедой в России. Тот, кто появился на сцене пьяным, дальше работать не должен в театре. А сказать: знаете, вы бездарный артист, вы больше не нужны - такого не было. И системы штрафов у нас в театре нет. Поощряем мастерство, талант. Инна Михайловна Чурикова, не важно, выходит она в эпизоде в «Женитьбе» или играет главную роль в «Городе миллионеров», получает одинаковую сумму денег.

Супруга Нина Тихоновна поддерживает мужа во всех его начинаниях.

Супруга Нина Тихоновна поддерживает мужа во всех его начинаниях

- А Олег Табаков в своем театре требует с артистов платить неустойку...

- Он выстроил свою систему, она работает. Но я не считаю, что уход на съемку фильма - это вред. Я нелегко отпускаю, но съемки полезны и для актера, и для театра. Даже если человек снимается в рекламе - я понимаю, что, может быть, это и не самый лучший способ зарабатывать деньги, но, значит, есть необходимость.

- Но вдруг это имиджу театра повредит?

- Разгильдяйство, необязательность на сцене могут повредить имиджу. Вот еще что может повредить: актерская профессия публичная и этим рискованная. Ты подписал негласный контракт - назвался артистом, значит, ты интересен не только на сцене, за тобой могут наблюдать, как ты едешь в метро, как ты ведешь себя в общественном месте... Пытаюсь объяснить своим артистам, что с журналистами нужно дружить.

             
Марк Захаров: "Ради успеха на сделку с сатаной не шел"
Беседовала Анна Велигжанина

Абдулова в США считали сумасшедшим

- Когда ставите спектакль, обращаетесь к Богу?

- Нет, у меня есть какое-то смущение. Может быть, это перенесение чисто человеческих эмоций на небесную сферу, но я считаю, что с моими делами обращаться к Богу - нет.

- А как насчет пойти ради успеха на сделку с дьяволом?

- Лучше не идти! Я не шел.

- Бывает, люди настолько фанатично настроены, что на все готовы ради победы...

Марк Анатольевич в детстве (слева) и в роли Остапа Бендера в Театре миниатюр (справа).

Марк Анатольевич в детстве (слева) и в роли Остапа Бендера в Театре миниатюр (справа)

- Раньше у меня был какой-то максимализм, и я восхищался, например, актрисой, играющей на сцене в день смерти ребенка. А теперь я к этому отношусь по-другому. Возможно, трагический уход Александра Абдулова повлиял на меня. Теперь думаю, что здоровье и здоровье близких - это  самое дорогое. И важнее всех профессиональных забот.

- Чего не ожидали от какого-либо любимого артиста?

- Не ожидал, что Абдулов после «Обыкновенного чуда» станет артистом трагикомического большого диапазона. Развил в себе такую энергию, что у него глаза иногда менялись, становился другим человеком, когда играл Александра Ивановича из «Игрока». В спектакле «Юнона» и «Авось» играл пылающего еретика - с факелом танцевал. Мы были в Америке со спектаклем, и местные пожарные с трудом разрешили использовать открытый огонь, но сказали, что надо актеру факел браслетом металлическим к руке приковать, мол, у артиста безумный глаз, он бросит когда-нибудь этот факел в зрителей. Я говорю: «Он комсомолец, сознательный человек!» «Да нет, мы же видим, у него глаза безумные! От него можно всего ждать». И пришлось Абдулову делать браслет. И действительно он был как сумасшедший в этом спектакле, такая энергетика.

В молодости друзья снимались в массовке: Марк Захаров и Андрей Миронов изображают в аэропорту украинский народ, а Александр Ширвиндт - мелкого негодяя.

В молодости друзья снимались в массовке: Марк Захаров и Андрей Миронов изображают в аэропорту украинский народ, а Александр Ширвиндт - мелкого негодяя

«Жить надо, как Черчилль»

- Самое большое чудо в вашей жизни?

- То, что я стал режиссером. Я зависал на таких волосках, так все было зыбко, меня преследовала цензура, закрывали мои спектакли... Поэтому то, что получилось в результате, и вот «Ленком» - театр, в котором уже я долго, - это чудо, кто-то тут помогал мне.

- А страхи у вас есть?

- Наверное, есть. 75 лет -  уже такое... понимаешь, что это заключительная фаза жизни.

- За что себя ругаете? 

- За лень. Я иногда ленюсь, не знаю, чем заняться в первую очередь, какая должна быть очередность в моих поступках, встречах, делах. Ругаю себя, что иногда дергаюсь излишне - направо, налево, кругом. Как-то поспокойнее надо. Черчилль никуда не торопился, он один из моих любимых героев в истории.

- Вам приходилось в жизни идти на риск?

- Да, однажды я ходил сдавать английский язык за одноклассника при поступлении в институт. Сначала я этим очень гордился, а потом стал как-то с ужасом вспоминать. А одноклассник стал потом свободно говорить на этом языке и выполнял даже поручения Комитета госбезопасности на территории США. Но это было давно, поэтому об этом можно сказать.

Николай Караченцов и Елена Шанина.

Николай Караченцов и Елена Шанина

«Я оптимист. Временно»

- Самый лучший для вас отдых?

- Читать. Что-то связанное с мемуарами, историческую литературу. Интересен Пелевин, Сорокиным увлекаюсь и считаю его одаренным человеком, хотя и трудным для восприятия. Сейчас читаю и вам посоветую - «Война. И еще 25 сценариев конца света» Алексея Турчина. Это не самая приятная книга. Про все угрозы, которые над человечеством висят. Кроме известных, например, экология, есть вмешательство в такие зоны жизни, куда не надо человеку вмешиваться. Например, коллайдер, который запускают в Швейцарии и во Франции, чтоб посмотреть, как родилась Вселенная. Опасная игрушка! Так же, как генная инженерия. Скоро можно будет в эмбрион человеческий вводить способности - театральные, музыкальные. А это древо познания, с которого не надо срывать все плоды.

- Какое потрясение в вашей жизни было самым сильным?

- Я смотрел, как рушат дом рядом с Красной Пресней, где была коммунальная квартира, в которой я прожил 20 с лишним лет. Вот это сильное ощущение. Хотел бы я там жить? Нет. Ни в коем случае. Но я почувствовал такое, чего никогда не чувствовал раньше и позже этого момента.

- Вы оптимист или пессимист?

- На ближайшее время я безграничный оптимист. Иначе просто невозможно. А вот если дальше заглянуть немножко, я уже с вами делился тревогами... Они связаны с вымиранием населения России, с уничтожением ландшафта российского. Тут у меня много пессимизма.

- Скажем, вы выберете ромашковое поле под солнцем или полнолуние?

- Я выберу среднерусскую равнину, чтобы лес был вдалеке, какие-то овраги, поля. Но чтоб не было пятиметровых заборов, мимо которых едешь, как в туннеле. Вот это меня лично угнетает.

Дмитрий Певцов и Анна Большова.

Дмитрий Певцов и Анна Большова.
Фото: ИТАР-ТАСС

Как вы могли заменить Караченцова?

- Хотелось бы вам снять продолжение ваших сказок, например, «Обыкновенного чуда»? И вообще почему сейчас не снимаете ничего?

- Не очень верю в успех продолжений уже снятых сказок. Обычно это завершенные истории, не требующие продолжения. Почему не снимаю? Думаю, снял уже достаточно всего. Чтобы погружаться в съемки, нужно оставить театр. А театр я бросить не могу.

- Вам приходилось делать в жизни нелегкий выбор?

- Когда мы попали в сложнейшую ситуацию - была травма Караченцова, несовместимая с его работой, - у нас был месяц в запасе. За этот месяц почти все СМИ выступили с мыслями, как нам дальше жить, что делать, какой должен быть распорядок, - все решили поучаствовать в жизни нашего театра. Такое бывает иногда со СМИ. А некоторые позволили себе говорить, мол, все надо отменить.

Но мы пошли наперекор, тем более что давно собирались с Колей ввести дублера. Выезжали вместе в Америку на гастроли - нам сказали там, что обязательное условие любых цивилизованных гастролей - иметь на главные роли двух-трех дублеров. И, когда случилась беда с Николаем Петровичем, Дмитрий Певцов оказался тем человеком, которому было под силу петь без фонограммы. Он за короткое время вошел в этот спектакль и сыграл очень хорошо.

Потом на главную роль ввели Виктора Ракова. Но Певцов был первым - рисковал и принимал на себя все удары. Его спрашивали: «Как вы могли согласиться на такое жуткое преступление?» Но дублер может заменить человека в космическом аппарате, можно заменить в спектакле даже такую звезду, как Николай Караченцов.

...Я говорю на репетициях о гипнотическом даре большого артиста, о его нервном воздействии на зал, умении формировать единое биополе, настроение, энергетику. В этом есть некое таинство.

«Люблю наблюдать за собаками»

- В жизни у вас есть причуды?

- У меня дома две собаки. Одна очень умная и трусливая, другая очень умная и смелая. Одна прячется, когда гром гремит. А другая выходит на улицу смотреть, где молния. Я люблю наблюдать за ними и очень удивляюсь, как по-разному можно воспринимать явления природы.

- Можно узнать ваши бытовые привычки?

- Люблю, чтобы много было еды в холодильнике. Даже больше, чем надо. Больше всего люблю котлеты, которые когда-то делала мама, теща. Такие старомодные, сегодня редко встречающиеся.

- А сами что-нибудь готовите?

- Нет, честно говоря. Умею только яичницу. А фирменное блюдо - жареная картошка и огурцы соленые.

- Вам приходится врать? Как Мюнхгаузену?

- Мюнхгаузен был больше сочинитель, поэт и придумал вещи, которые были неудобны для некоторых людей. Нет, вы знаете, я стараюсь последние лет 10 - 15 не врать, а говорить только правду. А придумывать - это моя профессия. Каждый спектакль, каждый театральный проект - это, конечно, придумка.

- Вы родились 13-го! Говорят, несчастливое число...

- Я не суеверен. Я к этому числу хорошо отношусь. Особенно потому, что других это пугает.

- А если кошка черная перешла дорогу?

- Я это замечаю, но не боюсь. Есть суеверие профессиональное - роль не надо ронять на пол. Или пьесу целиком. Плохая примета. Надо обязательно после этого сесть на нее и посидеть. И тогда вроде все будет более-менее благополучно.

- Спасибо большое, Марк Анатольевич. Еще раз - с юбилеем!

- Спасибо вам за внимание и терпение. Будьте здоровы.

О РОЗЫГРЫШАХ

За что Захарова не любили жены Андрея Миронова?

Из книги М. Захарова

«После бракосочетания и торжественного обеда Катя Градова с Андреем Мироновым отправились в свадебное путешествие в Ленинград... Во время привокзальной суеты с распитием шампанского мы с Ширвиндтом незаметно для молодоженов положили в их чемодан несколько кирпичей и портрет Ленина. Нескрываемую радость нам доставило то, что молодожены с большим трудом втащили чемоданы в купе. Мы с Ширвиндтом не переставали искренне удивляться - зачем брать с собой так много тяжелых вещей? Андрей потом нам рассказывал, что Кате при вскрытии чемодана уже в купе шутка понравилась не очень. Она даже в нас тогда слегка разочаровалась. Вторая жена Андрея Лариса Голубкина однажды в нас тоже разочаровалась. Когда происходило бракосочетание Андрея с Голубкиной, я как раз вычитал у одного классика, что американские ковбои всегда долго готовились к шуткам в брачную ночь любимого друга. Мы хотя специально не готовились, но довольно большой компанией отправились ночью на автомобиле в сторону дачи, где уединились Андрей с Ларисой. Сначала мы осторожно изображали ночные привидения, ходящие с воем вокруг дома с погашенными окнами. Поскольку окна не зажглись, звуковую гамму решили разнообразить. «Привидения» стали не только выть, но противно пищать и ухать. Когда пришло физическое утомление, Ширвиндт проявил огромную, незабываемую на всю оставшуюся мою жизнь изобретательность. Он неслышно влез через окно в спальню и укусил Ларису Ивановну за пятку. Ларисе Ивановне это почему-то страшно не понравилось. Почему - для меня загадка.

Отчасти подуставшие, мы собрались у машины, когда уже начало светать.

- Ох и намучаемся мы с ней! - сказал я искренне.

Все расценили эту фразу не просто как на редкость остроумную. Ширвиндт вместе с Червинским восприняли ее прежде всего как мудрую и даже провидческую».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

лаборант работа Харьковтут300 спартанцев в 2014