Сериал «Спасите наши души»: Духи шаманов мешали съемкам фильма

Сериал «Спасите наши души»: Духи шаманов мешали съемкам фильма

Герой Мартьянова расследует загадочные убийства на Таймыре.

Военно-исторические фильмы - сейчас весьма ходовой товар. Сериалы, основанные на каких-нибудь героических событиях прошлого, выпускаются во внушительном количестве. Спрос есть. Телеэпопеи на военную тему собирают отличные рейтинги. Вот и новый сериал «Спасите наши души» на канале ICTV - из той же категории.
Время действия - 1942 год. Место действия - полуостров Таймыр, куда по долгу службы отправляется старший лейтенант НКВД Виктор Кроткий. Не успел сотрудник госбезопасности распаковать вещи, как его вызвали в управление: в море обнаружено тело моряка. В то же время в управлении один за другим загадочным образом начинают гибнуть люди. Коренные таймырцы уверены, что это дух шамана Мергена мстит энкавэдэшникам за осквернение своей могилы...

Лейтенанта Кроткого играет в фильме молодой актер Михаил Мартьянов.

- Михаил, вы на роль «бойца невидимого фронта» сразу согласились?

- Прочитал сценарий и сразу понял, что мне это интересно. Исторический фильм, да еще и про войну. А тут главную роль предложили! Я был счастлив! Интересно было жутко.

В первых сериях мой герой такой юный, энергичный. Рвется в бой, не видя перед собой никаких преград. А потом становится более уравновешенным, взрослеет. Эволюция. Надеюсь, что мне удалось все это передать. Я старался, чтобы образ получился подвижным, чтобы было заметно, как персонаж меняется от серии к серии. 

- Вам пришлось сыграть сотрудника НКВД. Может, с кого-то срисовали образ, характер?

- У меня в семье не было гэбистов или военных. Но в своем дипломном спектакле я играл полковника. Кое-что перенял из этой роли. 

- Съемки, насколько нам известно, проходили в экстремальных условиях...

- Да, мы, можно сказать, страдали от холода. Снимали осенью в Екатеринбурге. А климат там специфический. Мерзли ужасно. А ведь приходилось иногда снимать сцены в легкой одежде. Зуб на зуб не попадал! Нам установили тепловые пушки, чтобы мы могли греться. Но это не спасало. Тогда я понял: счастье - это когда режиссер дает команду выходить на площадку в шинелях.

- В фильме много трюков, вам рисковать собой приходилось?

- В основном все трюки выполняли каскадеры. Но если надо было снимать крупным или средним планом, мне, например, приходилось все делать самому. Так что пришлось бегать по крышам движущегося поезда, по плывущим баржам, в катер прыгать с высоты.

- Обошлось без травм?

- Ну, я однажды ногу сильно подвернул. Зрители увидят, как я после одной из трюковых сцен хромаю. Я думаю, что это даже хорошо. Достоверно так получилось...

- В сериале есть такая мистическая линия - шаман, проклявший НКВД, таинственные события... Может, и на съемках какая-нибудь чертовщина творилась?

- Честно говоря, в мистику я не очень верил. Но на площадке у нас и вправду происходило нечто странное. Было слишком много травм, как будто кто-то пытался нам помешать. 

Сами посудите: травмировались несколько каскадеров. Один из них даже три перелома получил. Это вроде для их профессии - обычное дело. Но ведь каким-то загадочным образом пострадали еще костюмер и звукорежиссер: то ногу подвернут, то связки повредят.

А как-то была сцена, в которой я еду на мотоцикле, везу в люльке полковника. Умудрился врезаться в дерево! Сам я удара избежал, а вот люлька влепилась в ствол. Хорошо, что «полковник» отделался испугом.

- В фильме много лирических поворотов сюжета. Вам даже пришлось интимную сцену играть с Екатериной Гусевой. Хочется спросить: и как это было?

- Екатерина более опытная актриса, на съемках таких пикантных эпизодов она мною руководила - не критиковала откровенно, а незаметно помогала, подсказывала. Вообще у нас с ней сложились очень теплые отношения. Это искренний, открытый человек, с ней легко работать.
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт