Бард Александр ГОРОДНИЦКИЙ: Скорость стука опережает скорость звука

Бард Александр ГОРОДНИЦКИЙ: Скорость стука опережает скорость звука

По традиции проходит он в Балаклаве, где собираются известные исполнители и молодые музыканты. Среди почетных гостей «Комсомолка» обнаружила известного Александра Городницкого. Его песни пели в прокуренных кухнях в перестроечные годы, их назубок знают полярники и геологи, а «Атланты», которые «держат небо на крыльце Эрмитажа» - стали настоящей легендой для миллионов поклонников авторской песни.

- Крым - одно из самых любимых мест для миллионов людей

- Первый раз я приехал сюда в 1953 году. На второй гряде Крымских гор находилась постоянная база нашего вуза ленинградского горного института. Мы, студенты, проходили на Чатыр Даге практику. А так как по специальности я морской геофизик, то Черное море стало почти родным, ведь много лет работал с военным моряками в Севастополе. Ну, а в последние годы регулярно приезжаю на конкурсы авторской песни в Крыму.

- Вы даже фильмы снимали о Черном море

- Это целый телесериал. Фильм «Атланты в поисках истины» транслировался на телеканале Культура. Там подымалось много тем, в том числе и «Когда взорвется Черное море?» по поводу серводородного слоя, опасно подходящего к поверхности. Или «Кто сожрал черноморскую рыбу» - о моллюске неопшисас, который уничтожает рыбу.

В Крыму вас ценят!

В прошлом году горсовет Балаклавы вручили мне орденский знак за заслуги перед Крымом и Балаклавой. Приятно.

Да и боевых наград у вас много

Не боевые, а больше ветеранские медали, масса грамот, знаков. Я – блокадник, человек старого поколения. И по этому поводу есть такие стихи:

От судьбы чего не ожидали вы?

Обрастаю разными медалями, пенсиями, грамотами, знаками Горестно и скромно это подаяние убогое Как когда в юности подъемные Перед предстоящею дорогою

Ко всему прочему вы заслуженный деятель науки РФ Эти научные знаки никак не связаны с творческой деятельностью. Например, орден «Полярная звезда» мне вручили за исследования Арктики. Ведь я работаю в институте океанологии РАН и в батискафе погружался много раз. В свободное от песен время, я, профессор, доктор наук, написал 250 научных работ, в том числе и закрытых.

Как вы оцениваете нынешние саундтреки?

Любил и люблю песни к кинофильмам. Считаю большой бедой, что с наших игровых фильмов ушли песни. Помните «Три танкиста»? Шлягер из «Белого солнца пустыни»? «Журавль по небу летит», написанный к «Бумбарашу»? Сейчас с экранов в основном неформальная лексика, песен нет. Есть замечательные композиторы и авторы, песне стало маловато.

Да и на гитарах во дворах реже бренчат...

Не реже. Вот недавно был в жюри одного фестиваля авторской песни. Желающих много, но уровень оставляет желать лучшего. Тем временем за рубежом русская авторская песня охватила почти весь мир. В Израиле, Германии, Америке проводят по 2-3 фестиваля в год. Совершенно неожиданно - движение очень популярно.

На смену старшему поколению никто не приходит?

Уровня Окуджавы, Визбора, Галича, Матвеевой - нет. Высоцкий, Галич, ранний Ким – это была протестная форма реакции на все события, происходящие в стране, с высокой гражданской ответственностью. Сейчас тюшечки - рюшечки, ты меня любишь или нет. Мелкотемье. А что нам не о чем петь?

Отличаются ли участники России и Украины?

В крымских фестивалях большую доминанту приносят украинские авторы. Украина как бы русская Италия, лирика, бандура совершенно другой инструмент. Блестящий автор Валерий Марченко из Ровно. Замечательно. Прекрасно сам себе переводит. Харьковчанин Владимир Васильев. Писатель и поэт из Киева Владимир Каденко. Всех сразу и не вспомню.

На таких фестивалях понимаешь, что культурный союз Украины и России нерушим. Тут царит полное взаимопонимание, то чего никогда не достичь политикам, которые хотят нас разобщить.

Ваши песни запрещали?

Диссидентом не был. Никогда не писал как Галич или ранний Ким. Но мы все оттуда. Вот недавно ушел из жизни Романов, первый секретарь Ленинградского обкома, который метил на место Горбачев и, слава Богу что он туда не пробрался, иначе нашего с вами разговора не было бы. Это был такой сталинист! Затравил Сергея Юрского, как мог расправлялся с ленинградской культурой, выгнал академика Лихачева. Так вот молодежный театр поставил пьесу (по повести Юрия Давыдова) посвященную украинскому революционеру Дмитрию Лизогубу, жившему в Одессе и повешенному в конце 19 века за то, что он давал деньги для поддержания партии «Народная воля». Написал я песню о губернаторской власти, в то время этот пост занимал, кстати, замечательный человек в русской истории, защитник Севастополя - Тотлебен. И песня-то была про 19 век, но ее запретили. Оказалась актуальна («до царя далеко, до Бога высоко»). Спектакль сняли, режиссера выгнали.

- А сейчас вас просят спеть «Губернскую власть»?

Да. Но в те годы партократы умудрялись всегда, во всех песнях находить скрытую крамолу.

И вы попали в черные списки?

После доноса в 1968 году в обком партии на группу молодых литераторов запретил к печати Иосифа Бродского, Сергея Довлатова, Татьяну Галушко, Яков Бортина, художника погибшего в Америке Якова Янковецкого и меня. Ни стихов, ни публикаций. Отказались принять и в союз писателей.

Самое интересное, что при этом я работал на закрытых темах, обучал офицеров, ходил за рубеж, как нормальный советский инженер трудился на Северном полюсе.

Как же это так?

Тогда не было компьютеров и, я думаю, в КГБ знали двух Городницких. Одному - запретили писать. А второй – нормальный, хоть и еврей, и беспартийный (что очень плохо), но советский инженер. За рубежом был, не развратничал, наркоты не возил, остаться не пытался. Два человек жили параллельно.

Вы ушли в подполье?

Это очень стимулировало песенное творчество. Я не говорю, что моя авторская песня моя не воевала с системой. Ведь система сразу объявила меня врагом, стала поливать, давить не вникая в содержание. У нас тогда была шутка – «Что такое соцреализм? Это восхваление начальства средствами доступными его пониманию. А если он не понимает, значит ты его враг».

Хотелось ли вам уехать?

Ситуации такие были. Знаете как в анекдоте - у еврея спрашивают любит ли он СССР? Как жену: немножко люблю, немножко боюсь, немножко хочу другую. Ничего не добавишь

А сейчас цензура есть?

На себе не чувствую. Но вот пример. Одна из моих песен (про Чечню) очень понравилась Кобзону и он взялся ее спеть. Тогда он был не просто депутат Госдумы, а председателем думского комитета по культуре. Но и ему сказали, что не рекомендуют.

Но ощущение свободы присутствует?

Это было во время первого варианта с Белым домом. Когда танки поменяли флаги, когда мы перепачкал руки, строя баррикады. Это был глоток свободы. Что-то потом пошло не так, не туда. Но вот этот ощущение, которое обратно не вернешь, запомнилось.

Так за что вы там стояли?

Важный момент. Об этом часто спрашивают. А мы стояли не за что-то, а против старого строя, советской однопартийной власти. У наших фронтовиков тоже спрашивают - за что вы там воевали, когда нацисты в городе. Против мировой системы гитлеризма и фашизма, которая была сломана советской армией.

На корпоративах выступаете?

Профессору, а я являюсь таковым, ежемесячно платят около 300 долларов зарплаты. Потому, когда предлагают, а суммы такие, что массу проблем можно решить, искушение велико. Но внутренний голос не пускает, отказываюсь. Хотя, знаете, как писал Пушкин «не продается вдохновение, но можно рукопись продать».

Геологи вас считают за своего

Как-то выступал в Иркутске. Сибиряки приехали на вездеходах, в сапогах, штормовых костюмах. На перерыве выхожу в фойе и бородач за моей спиной говорит: «Юрок, интересный человек к нам приехал, он все наши песни знает».

Слышал, что они вас похоронили даже

Это было в 1984 году. У меня есть песня «На материк идет последний караван». Ее считают народной, зековской. На Кольском полуострове есть поселок Заполярный, там расположена станция глубокого бурения. Меня подселили к ребятам геологам. Они обрадовались, что я из Питера, и предложили посмотреть одну достопримечательность. «Там похоронен мужик, сидевший в лагере, который написал очень известную песню» и напевают мне мою же песню. Едем два часа по тундре. Прогнившие бараки, рваная колючка. Выгрузили ящик со спиртом, а мне не по себе. «Вы уверены, что автор похоронено здесь?» - переспрашиваю у них. Они так обиделись, что даже перестали мне наливать. «Может ты еще скажешь, что это не Городецкий написал? Давай помянем. Хорошо, что моего имени никто не спросил, а то бы одним камнем стало больше.

Вот так правдоподобно вы пишите

За жену французского посла мне визу закрыли. Инкриминировали текст песни. Так описано, что так хорошо придумать про интимную связь с женой буржуазного посла нельзя.

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

работа каменщика Донецкпогода в Каменск-УральскеСемчев Александр