«Светить всегда, светить везде…»

«Светить всегда, светить везде…»

18 июля - 115 лет со дня рождения самого известного пролетарского поэта Владимира Маяковского. История несколько раз переоценивала его творчество: то вытаскивала «из грязи в князи», то низвергала обратно. Но его призыв «светить всегда, светить везде» актуален и для нашего времени. Зная, что на доме по улице Богдана Хмельницкого, 19 висела памятная плита поэта, «Комсомолка» решила разыскать его след в Киеве. Нам помог известный исследователь киевской старины Михаил КАЛЬНИЦКИЙ. 

Маяковский, украшенный морковкой, просил налить ему суп в перевернутую тарелку

Оказалось, поэт за свою недолгую жизнь - 37 лет - очень часто приезжал в украинскую столицу с гастролями. Впервые Владимир был замечен в окрестностях Крещатика в 1913 году, но никак «не засветился». А вот его посещение берегов Днепра в 1914 году наделало много шума. 

- Маяковский прибыл на гастроли в компании других поэтов-футуристов, тоже весьма необычных личностей. Троица дала платный концерт, презентуя публике лицо современной поэзии, - рассказывает «КП» Михаил Кальницкий. - Об этом выступлении сохранилось несколько не очень правдоподобных воспоминаний: якобы поэт оскорбил киевского губернатора и должен был срочно бежать из города. Но серьезные авторы скандал не подтвердили, хотя и признали: выступление было шокирующим. 

Футуристы устроили шоу во втором городском театре на Петровской аллее. Он находился на месте нынешнего входа на стадион «Динамо». По рассказам краеведа Григория Григорьева, поэты подвесили на сцене концертный рояль вверх ногами. Кто-то из публики спросил: «Зачем вы его так разместили?» И один из них ответил: «Потому что никто играть на нем не будет». Выступали втроем: Давид Бурлюк, Владимир Маяковский и Василий Каменский. Каждый читал свои стихи. В хронике жизни Маяковского, составленной Василием Катаняном, сохранился отзыв из тогдашней прессы: «Маяковский очень убедительно и толково на языке обыкновенной человеческой речи изложил теорию новой поэзии. Исходя из его положения, новые формы жизни требуют и нового искусства.

Кальницкий быстро перебирает старые фолианты и находит у Григорьева новое свидетельство о молодом Маяковском: «На углу Крещатика и Царской площади приютился известный ресторан «Роотс» (дом сгорел во время войны, и на его месте соорудили гостиницу «Днепр»). Именно сюда пришла троица поэтов. Одеты были крайне экстравагантно. Маяковский носил яркую кофту с приколотой к ней морковкой. Праздная публика наблюдала за ними сквозь окно. Один из студентов рассказал, что господин с морковкой (Маяковский) спросил в управляющего, как он наливает в тарелку суп. Тот ответил: «Наливаем из черпака в ту часть тарелки, где наибольшее углубление». Этот ответ Маяковского не удовлетворил. Он стал требовать, чтобы ему налили суп с другой стороны. «Это невозможно», - возмутился ресторатор. «Профаны,- громыхал Маяковский. - А вот у нас, поэтов, все возможно». Но от супа гости отказались, а котлеты для них были положены на обратную сторону тарелки. 

В письме Лили Брик поэт жаловался на укусы клопов

Позже, уже обретя статус пролетарского поэта, Маяковский приезжал в Киев с лекциями и выступлениями. Он, вероятнее всего, останавливался в гостинице «Континенталь» на улице Карла Маркса - лучшей в столице, куда селили только именитых гостей. Находилась она в здании нынешнего учебного корпуса Музыкальной академии на улице Городецкого. Это здание сгорело в 1941 году, потом его восстановили, но уже в упрощенном виде. 


Гостиница «Континенталь», где останавливался Маяковский. (Фото 20-х годов, сверху). Сегодня это место выглядит вот так.(фото снизу)
Гостиница «Континенталь», где останавливался Маяковский. (Фото 20-х годов, сверху). Сегодня это место выглядит вот так.(фото снизу)

С 1924-го по 1928 год Маяковский приезжал в наш город регулярно, иногда по несколько раз. Любил выступать с лекциями в Пролетарском доме искусств (нынешняя филармония). В то время именно так приучали народные массы к искусству. Одна из лекций называлась «О Лефе (левом фронте), белом Париже, сером Берлине, красной Москве. Маяковский смеется. Маяковский улыбается. Маяковский издевается». Маяковский как раз перед этим съездил за границу и теперь делился впечатлениями. Видимо, это посещение столицы Украины было особенным, так как родилось знаменитое стихотворение Маяковского «Киев». А по дороге домой поэт написал письмо своей возлюбленной Лиле Брик.  

Дом рабочих корреспондентов, где выступал поэт, снесли, а памятную доску убрали

Владимир Владимирович в 1924 году несколько раз выступал в Клубе рабочих корреспондентов, который находился на улице Ленина, 19 (сейчас Богдана Хмельницкого). Хроники Катаняна свидетельствуют, что он встречался с читателями в Театре имени Ленина (сейчас Театр Леси Украинки) и в общегородском партийном клубе «Большевик». В феврале 1924 года его даже пригласили в городской цирк, находившийся на месте нынешнего кинотеатра «Украина». Это было прекрасное здание в стиле модерн с самым большим в Киеве залом. В 1925 году Маяковский несколько раз выступал в филармонии. А еще заключил с Госиздатом Украины договор об издании поэмы «Владимир Ильич Ленин» на украинском языке. В следующем году он опять выступил в филармонии с лекцией «Мое открытие Америки», встречался с публикой в зале облисполкома (где сейчас Дом учителя) и с рабочими корреспондентами на улице Ленина, 19 (сейчас Богдана Хмельницкого). Клуб рабкоров располагался в доме, где еще до революции поселилась редакция «Киевской мысли», а потом «Пролетарская правда» и «Киевская правда». Дом был хороший, крепкий. На нем висела мемориальная доска - о том, что Маяковский бывал в Киеве. Пять лет назад при строительстве гостиницы «Леонардо» дом снесли, а потом якобы отстроили заново. Но после этого доску уже не повесили. 

Еще поэт посетил строящуюся киевскую кинофабрику - в связи с работой над сценарием. 1927 год был отмечен встречами Маяковского со студентами университета (тогда их называли вузовцами). Последний раз он приезжал к нам в 1928 году. Вот свидетельство его выступления в Доме коммунистического просвещения (филармония): «Все места заняты. В проходах стоят, за проходом стоят. Всю эстраду обсели, на пианино оперлись, за пианино влезли. Негде уже одежду вешать. Даже возле порога раздеваются. На эстраде поэт Маяковский». 

Второй раз он вернулся в Киев в марте 1928 года. Опять выступал в Доме коммунистического просвещения. Потом перед рабочими заводов «Ленкузница» и «Большевик». Читал стихи, осматривал кинофабрику и собирался написать сценарий. По воспоминаниям переводчика Николая Лукаша, Маяковский интересовался произведениями Шевченко, даже просил найти его стихи на русском языке.

«Дорогое, ослепительное и родное солнышко Лисик.

Скучаю по тебе очень страшно!

Вчера приехал в Харьков, а через полчаса еду в Киев обратно.

Не скажу, чтоб ездить было чересчур удобно. А вчера я нашел у себя на шее зверя, евшего меня. (Очевидно, клопика. - М.К*.) Я зверя убил, но сижу и считаю дни. И ты меня, пожалуйста, не бросай, если зверь был ядовитый!

Дописываю уже в вагоне... В Харькове было полно, но с легкой проредью в ложах, а зато в Киеве стояло такое вавилоненье столпотворенское (именно так и написано! - М.К.), что были даже два раненых...

Я глажу всех встречневых собаков и кошков. В Киеве в гостинице есть большая рыжая с белыми крапинками.

Должно быть, приеду скорей даже, чем рассчитывал. Целую тебя вовсю.

Твой Америго Веспуччи, Свен Гедин и прочий путешественник Щен».

(Щен, то есть щенок, - обычная подпись Маяковского в письмах к Брик; иногда ее заменял рисунок щенка. - М.К.). 


* Комментарии Михаила Кальницкого.
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт