Кому досталось наследство великой балерины Улановой

Кому досталось наследство великой балерины Улановой

Кто "право имеет"?

Скандальная история вокруг имущества народной артистки СССР, легендарной балерины разразилась практически сразу же после ее ухода из жизни в 1998 году. 88-летняя Галина Сергеевна не оставила после себя прямых наследников, поэтому вопрос о том, кто "право имеет", оставался открытым вплоть до 2004 года. 

Хранители Музея-квартиры Улановой вспоминают: бороться за добро Улановой начали "дальние родственники" примы, на поверку оказавшиеся самозванцами: суд справедливо пришел к выводу, что права на ее имущество лженаследники не имеют.

В 2001 году Московская налоговая инспекция, не дождавшись каких-то телодвижений от Министерства культуры, чуть было не стала распродавать личные вещи, находившиеся в ее квартире (в доме на Котельнической набережной). Многие тогда оценили фразу главного налогового инспектора Анны Рябцевой о том, что вещи балерины "не представляют никакой культурной ценности", что все, кроме одной медали, - ненужные "побрякушки"...

Претензии на наследие тогда предъявил Большой театр, которому Галина Уланова отдала всю жизнь: и после завершения карьеры балерины она преподавала здесь, растила учеников. Комиссия по сохранению наследия балерины даже приняла решение о передаче имущества в собственность театра. Но... Представители Большого подсчитали, во сколько им это обойдется, - и решили, что слишком уж дорого: они уверяли, что на содержание квартиры, оплату сотрудников музея, охрану и прочее им нужно порядка 400 тысяч долларов в год... 

Финал у этой истории - не печальный. Потому что в результате наконец решили, что квартира станет мемориальной - под крылом Театрального музея им. Бахрушина.

1954 год. Уланова - Жизель на сцене Большого. Балерина, кстати, до последних дней оставалась такой хрупкой - не больше 48 кг. 

В четырехкомнатных хоромах

...Мы побывали в доме на Котельнической набережной, где Галина Сергеевна прожила последние 46 лет жизни. Постояли, поговорили у подъезда с прохожими - никто и знать не знает, что тут после всех нескончаемых распрей в 2004 году наконец была открыта мемориальная квартира танцовщицы. Мы-то, разумеется, поднялись туда, на 6-й этаж, в квартиру 185. Хранители уверяют, здесь все - как при жизни Улановой:

- Все до мельчайших деталей, но драгоценности и ценные награды Галины Сергеевны хранятся в фондах Гохрана, так как обеспечить им должную охрану в жилом доме сложно, - рассказывает заведующая музеем Татьяна Каск. - Квартира три года стояла опечатанной, помимо бюрократических моментов, сложно было договориться с жителями дома, недовольными превращением квартиры в музей... С соседями договорились, установив особый порядок посещения музея, - по предварительной договоренности, в определенные часы. Но, несмотря на это, график музея расписан на несколько недель вперед. Только что, перед вами, проводили гостей из Японии... А многие соседи и сейчас не знают о существовании мемориальной квартиры в их доме, несмотря на памятную доску, вывеску перед квартирой. Даже в гости не заходят, хотя мы бы рады...

После переезда из родного Петербурга Уланова сменила не одну квартиру, прежде чем в 50-х получила в этом доме - самую большую, в главном корпусе со шпилем. Жилая площадь ее хором - 145 квадратных метров. До того как достроили главный корпус, Уланова жила в трехкомнатной квартире на 9-м этаже. Потом они с подругой, Татьяной Агафоновой - корреспондентом "Комсомольской правды", обменяли свои трешку и двушку на эту самую четырехкомнатную... С Агафоновой Уланова познакомилась во время одного из интервью. Они съехались и жили вместе. Татьяна скоропостижно скончалась от рака задолго до ухода из жизни Галины - та очень переживала и бережно хранила память о любимой подруге. Фото ее и сейчас стоит на буфете.

Гардероб в квартире балерины. Прямо скажем, тесновато, скромно, но со вкусом.

За что боролись

Собственно, ценность того, что хранит Музей Улановой, вряд ли можно выразить в цифрах с множеством нулей. Это ценность другого рода: сколько стоит наша память?

Вот уникальный балетный турник, у которого она танцевала с детства (до конца жизни балерина каждое утро проводила 40-минутные разминки). Фото то тут, то там. Вот четыре ее бывших мужа: Евгений Дубовской, дирижер Кировского театра; Юрий Завадский, худрук Театра им. Моссовета; Иван Берсенев, с которого начинался Театр им. Ленинского комсомола; и Вадим Рындин, когда-то главный художник Большого театра. В этой квартире она уже ни с кем из них не жила.

Мебель, которую она перевезла из Петербурга, родители приобрели еще на эрмитажных распродажах. Только стол со стульями и подзеркальник тут более-менее современные. "Это зеркало было в два раза шире - это половина того зеркала, что было в родительской квартире. Когда Галина Сергеевна поехала в Москву, они с мамой ровно наполовину разделили это зеркало и вторая такая половина осталась в родительском доме", - объясняет мне Татьяна Каск.

Небольшая спальня с видом на Кремль и храм Христа Спасителя. Односпальная кровать совсем малюсенькая: в балерине не было и метра шестидесяти, и весила она 48 кг до преклонных лет...

Прекрасно сохранился и гардероб танцовщицы. "Она предпочитала классику - была вне времен и вне моды, - продолжает хранительница музея. - Потому ее платья и сегодня кажутся современными и элегантными. А обувь она всегда носила итальянскую и на каблуке...

За год до смерти (от инсульта) балерина уничтожила дневники, которые вела всю жизнь. Ей не хотелось становиться объектом чьих-то пересудов. Парадокс для современного шоу-мира, но, может, и поэтому ее трудно вот так, р-раз, и стереть из памяти и из истории. Даже если кому-то когда-нибудь (не дай бог, конечно, но мало ли) снова захочется распродать все ее туфельки и "безделушки".

Фото Анатолия ЖДАНОВА и РИА "Новости". 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт