Валентин Распутин: Лет двадцать ничего не писал, а ведь сколько мог!

Валентин Распутин: Лет двадцать ничего не писал, а ведь сколько мог!

Комментарии: 3
Распутина считают деревенщиком. Солженицын назвал его «нравственником». Фото ИТАР - ТАСС.

Он и при советской власти писал мало, несмотря на огромную популярность. Но каждая повесть становилась событием: "Последний срок",  "Живи и помни", "Прощание с Матерой".  Распутин все больше Байкал спасал, боролся с грандиозным проектом поворота сибирских рек, позже  восстанавливал храм Христа Спасителя, церкви.

Аккурат в 1985-м, к объявленной Кремлем перестройке, подоспел его "Пожар" - странная повесть деревенщика про рабочий поселок. Горит склад с дефицитными товарами, припрятанными от народа. Работяги честно пытаются спасти добро от огня,  архаровцы под шумок стараются растащить добро по своим дворам. Приветливые прежде критики посчитали повесть шагом назад в его творчестве.  Горькое понимание пришло спустя годы, когда вся страна заполыхала. И в том пожаре всесоюзном шустрые архаровцы, пользуясь смутой,  прихватизировали народное добро. Те же алюминиевые заводы, ради которых и затопили распутинскую Матеру. 

А сам Распутин после "Пожара" на целых 20 лет  выпал из большой литературы в большую политику. Стал членом президентского совета при Горбачеве, народным депутатом СССР. На первом Съезде  народных депутатов выдал с трибуны фразу, объявленную либералами крылатой формулой контрперестройки: "Вам, господа, нужны великие потрясения - нам нужна великая страна!" А ведь он лишь повторил Столыпина. Впрочем, Столыпин тогда тоже был не в чести. Позже на съезде Распутин и вовсе заявит депутатам-сепаратистам, что Россия тоже может отделиться от других республик. Что тут началось!

СССР развалился. Не спас страну пожарный Распутин своими статьями, речами, советами. Его записали в реакционеры, антиперестройщики, консерваторы.

 - Зачем, зачем  пошли в политику, Валентин Григорьевич?  Столько книг хороших написали бы!

- Когда началась перестройка - я поначалу поверил Горбачеву.  Всем было тяжело жить, и вдруг предлагается совсем иная жизнь... Чего жалеть о том, что было. Не мог иначе. Ведь не для себя же старался. Хотя понимал, что ничего не сделаю, лишь душу надорву, слово потеряю, жизнь свою разметаю. Так оно и получилось. Лет двадцать ничего не писал, а ведь сколько мог! Сколько раз зарекался, говорил себе, что все идет своим чередом, ничем ты не поможешь, нужно спасать себя и свое писательское дело. А потом думаешь: может, и не напрасно все это мое хождение в политику, публицистику. В 1980-м 

праздновали 600-летие Куликовской битвы. Мы заранее ездили на поле Куликово, готовили юбилей. И вот утром вышел я на поле - а там тысячи людей! Это так удивило и обрадовало. Не зря, значит, работал. Люди ехали отовсюду, они знали, что это за событие. И до сих пор при встрече, в письмах многие вспоминают ту мою статью о Куликовом поле.

Значит, моя куликовская публицистика кого-то затрагивала, направляла, точнее, подправляла душу и сердце. Потом все рухнуло, но не настолько, чтобы полностью  из памяти ушло. Может, это нам и поможет возродиться. С нами - поле Куликово, Бородинское поле и Прохоровское, а с ними - одно только "Поле чудес".

Р. S. К 75-летию Распутина вышла его новая книга "Эти 20 убийственных лет". Вновь публицистика. И все же надеюсь прочитать вашу новую повесть, Валентин Григорьевич. Вы же обещали. Пишите. Какие ваши годы! С юбилеем!

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа менеджера по продаже сантехники Харьков