Леонид Барц и Ростислав Хаит из  Квартета И :  Мы не упустим шанса заново полюбить

Леонид Барц и Ростислав Хаит из "Квартета И": "Мы не упустим шанса заново полюбить"

В новом фильме Леонид Барац (на фото - с девушкой под простыней) продолжает лечиться вместе с друзьями по «Квартету И» от кризиса среднего возраста.

Новый фильм "Квартета И" - продолжение комедии, которая стала сенсацией проката в прошлом году. В кадре все те же знакомые лица актеров, обсуждающих женщин, деньги, телевидение и внезапно подступивший кризис среднего возраста. Примерно о том же с ними поговорил и корреспондент "КП".

"С КРИЗИСОМ СРЕДНЕГО ВОЗРАСТА МОЖНО ТОЛЬКО СМИРИТЬСЯ"

- Правда, что первый фильм вы придумали, разъезжая по Австрии на авто?

Ростислав ХАИТ: - Да, дело было во время чемпионата Европы по футболу в 2008 году. Мы вчетвером плюс Максим Виторган ездили между городами, в которых проходили матчи, и вели обычные беседы. Получилось очень душевно.

Леонид БАРАЦ: - Сначала из этих бесед родился спектакль "Разговоры мужчин среднего возраста о женщинах, кино и алюминиевых вилках", а затем и фильм "О чем говорят мужчины".

- Публике пришлась по душе искренность интонации. Но в этот раз ведь все было не так - приходили в офис, сочиняли диалоги?

Р. Х.: - Но и с первым фильмом тоже - мы же не записывали свои разговоры на диктофон. Вернулись в Москву, стали ходить на работу и писать диалоги. Ровно то же самое и в этот раз. Кстати, часть диалогов здесь из тех, что не вошли в первый фильм.

- За год не нашли способов преодоления кризиса среднего возраста, волнующего ваших героев?

Л. Б.: - В прошлом году у меня было много всяких вариантов. А сейчас... Он на меня навалился сильно, так что и не знаю способов преодоления. Просто привыкаешь, что теперь жизнь такая. Идя по улице, не получаешь ощущений, которые были 10 лет назад. Кризис - это попытка вернуть эти ощущения. И пройдет он, когда смиришься: этих ощущений уже не будет никогда.

"УМНАЯ ЖЕНЩИНА - ЭТО РЕДКОСТЬ" 

- У вас была идея сделать фильм "О чем говорят женщины". Чем эта история закончилась?

Р. Х.: - Ничем. Мы просто поняли, что не знаем, как разговаривают женщины, когда остаются в чисто женской компании. 

- А почему бы вам женщину к написанию женских диалогов не привлечь в качестве эксперта?

Л. Б.: - Нужно учитывать, что женщина-писательница - это умная женщина, что само по себе редкость. Наши же персонажи - обычные женщины. И когда умная женщина станет читать эти диалоги, она подумает: "Ну что мы дуры, что ли, так разговаривать?" Умная женщина-писательница будет выписывать проработанные диалоги. А в нашем фильме они не нужны точно.

- То есть ваши киношные женщины - такой расхожий идеал: легкомысленная, недалекая и страшно милая?

Ростислав Хаит
Ростислав Хаит

Р. Х.: - Нет. Идеал женщины у нас сформулирован в спектакле "Разговоры мужчин среднего возраста...". Это та женщина, которой нет. В которую ты влюблен, но не знаешь о нюансах - где она прячет чулки, как она стареет, как смеется не тому, что нужно... Идеал женщины - вечная любовь в вечной разлуке.

Л. Б.: - Но я думаю, никто из нас не упустит шанс, если он выпадет, заново полюбить...

Р. Х.: - Это да. И заново разочароваться. 

"КОРПОРАТИВЫ, КОТОРЫЕ ПРЕВРАЩАЮТСЯ В МУЧЕНИЕ" 

- Если новый фильм будет успешен, очередного продолжения не избежать?

Л. Б.: - В ближайшее время продолжения точно не будет. Мы будем снимать спектакль "Быстрее, чем кролики". Когда мы его сделали, было ощущение, что это самый киношный наш спектакль.

- Не рисковая идея? Там у вас тема смерти, зрителей, привыкших к комедии, это может и смутить.

Р. Х.: - Мы слишком занижаем уровень наших зрителей. Понятно, что мы их прикармливаем этими русскими комедиями. И они сегодня ищут в кино не то, что искали 30 лет назад. Идут в кино за попкорном, уж простите, поржать... Но, думаю, существует довольно много людей, готовых смотреть нормальное кино.

- То есть зритель "Самого лучшего фильма" - не ваш зритель?

Р. Х.: - И тем, кто приходит просто поржать, наши фильмы нравятся. Хотя в "О чем еще говорят мужчины" уровень серьезности повысился. Может быть, от кого-то это потребует усилий - и для этого там много просто смешных вещей. И грубо смешных, и просто смешных, и Нового года добавили.

Л. Б.: - Грубо смешных - это Слава имеет в виду прямолинейный юмор. Но грубо смешного там, наверное, нет.

Р. Х.: - А слово "п...ц"?

Л. Б.: - "П...ц" - это, на мой взгляд, тончайшая вещь. Слово, может, и грубое. Но оно - итог неких хитросплетений мысли. Когда человек не знает, что делать. Когда уже не кризис среднего возраста, а именно п...ц. Иначе не скажешь.

- После первых "Мужчин" ваша популярность многократно увеличилась. Кинопродюсеры наверняка ведь на части разрывали?

Л. Б.: - Разрывали - это громко сказано. Аккуратно дотрагивались скорее. В основном присылают что-то невнятное.

Р. Х.: - Мне предлагали в фильме "Елки" "серьезную" роль продюсера Веры Брежневой, с которым она ссорится. Я нашел в себе мужество отказаться.

Л. Б.: - А меня звали на роль Ахеджаковой в фильме "Служебный роман. Наше время". Я тоже сказал нет.

- При этом вы нарасхват у организаторов корпоративов. Они для вас - только способ зарабатывания?

Р. Х.: - Ну да, чего уж там.

Л. Б.: - Есть корпора­тивы-мучения. Но чаще "Квартет И" заказывают люди, которые видели наши спектакли и фильмы. И тогда мы получаем немалое удовольствие.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт