Дима Билан:  Не люблю податливых девушек

Дима Билан: "Не люблю податливых девушек"

Невеста Лена Кулецкая (слева) и продюсер Яна Рудковская - с этими женскими именами связано больше всего слухов о Диме.

"От первой любви потерял сознание"

...Впервые я влюбился в третьем классе. Девочку звали Женя... Женечка была отличницей. В то время все почему-то любили исключительно отличниц. Я же к четвертому классу опустился до хорошиста, каковым и остался до получения аттестата.

Эх, она была яркой девчонкой! Блондинка с задорной ямочкой на подбородке, всегда нарядная, веселая, немного упрямая. И как тут не влюбиться молодым джигитам?

После уроков мы с Толиком и Сашей препирались за право встретить Женю у входа и нести ее портфель.

...Я чувствовал, что мне мало, решительно мало забавлять Женю разговорами - нужны подвиги. Или хотя бы выдающиеся поступки, но такие, чтобы ей сразу стало понятно, что я неповторим. Однажды я сказал ей:

- Вот ты живешь себе и не знаешь...

Здесь я выдержал интригующую паузу.

- Чего не знаю, Витя (настоящее имя певца. - Прим. ред.)? - наконец спросила Женечка.

- Как долго я могу не дышать!..

Затем я глубоко вдохнул и зажал нос.

Вот так мы и стояли - синеющий мальчик с выпученными глазами и обескураженная его силой воли девчонка.

Потом я потерял сознание. И упал мордой вниз. Простите, лицом. Все равно не очень приятно... Женя помогла мне подняться, но выдающийся поступок, увы, не оценила.

Внезапная встреча с асфальтом фатально повлияла на мой нос. После этого мой дорогой шнобель много лет оставался чуть искривленным - в зрелом возрасте пришлось делать операцию для восстановления нормального дыхания.

Упасть в любовь

Билан, тогда еще Витя, после первого курса Гнесинки приехал в родную Кабардино-Балкарию.
Билан, тогда еще Витя, после первого курса Гнесинки приехал в родную Кабардино-Балкарию.

...Эта глава, несомненно, покажется вам странной, сумбурной, сбивчивой, полной загадок и умолчаний. То есть именно такой, какой была история Вити и Ляли, которые любили друг друга слишком сильно, чтобы долго оставаться вместе.

...С вечеринки мы уехали вместе. И затем провели четыре безумных дня, курсируя между моим и ее домом, не в силах расстаться и оторваться друг от друга ни на минуту.

...Чтобы не тратить слишком много слов на объяснение необъяснимого, это кратко называют "сумасшедшей любовью". А у англичан есть и более точное определение подобной влюбленности - fall in love. Что дословно означает "упасть в любовь". 

...Некоторое время нам с Лялей удавалось скрывать наши отношения от Юрия Шмильевича (Айзеншписа, продюсера певца. - Прим. ред.). Но все довольно быстро обнаружилось - участились случаи, когда мы попросту отключали телефоны и пропадали, наслаждаясь друг другом. Айзеншпис быстро оценил происходящее и сразу расставил все точки над "i".

- Ты пойми одно, - сказал он мне. - У тебя все впереди, тебе нужно сконцентрироваться и работать, работать, работать. А не любовь крутить. Возьми себя в руки, черт возьми!

...Но Ляля! И как бы я "взял себя в руки"?.. Когда я целый день о ней думал! 

В том числе выходя на сцену. Считал минуты до счастливого мгновения встречи, ради которого приходилось выдираться из плотного рабочего графика, теперь казавшегося враждебным.

Такие отношения были для меня в новинку. В отсутствие Ляли я не находил себе места, скучал, страдал, исторгал из себя массу стихотворений и мелодии. 

Я без нее не мог. В перерывах между нашими встречами Ляля умудрялась еще и просто жить. Вместе с одним из своих друзей она открыла магазинчик одежды, который вполне успешно развивался. Словом, она была девушкой самостоятельной - единственная из тех, с кем я тогда близко общался.

Ляля некоторым образом опекала меня. Я запросто мог ­прийти к ней в магазин и взять что-то из одежды. Лишних денег в моих карманах в те годы не водилось, поэтому такая возможность меня попросту спасала.

...Любви было слишком много. В душе моей бушевал настоящий пожар, я метался, рвался и распадался на части, будто нескладывающийся пазл. Мне хотелось проводить с ней как можно больше времени - и одновременно с этим в тот же период неуклонно росло количество даваемых мной концертов. И я никак не мог отказаться от своей работы, от единственного призвания в жизни.

Ляля это прекрасно понимала. Но в глубине души она не могла смириться с тем, что я сам себе не принадлежу и не в состоянии проводить с ней столько времени, сколько хотелось бы нам обоим. Я не мог притормозить этот разогнавшийся эшелон.

...Наверное, в глубине души я понимал с самого начала: эти отношения - не навсегда. 

Это не значит, что я был готов расстаться с Лялей, как раз напротив. Просто я чувствовал, что здесь что-то не так, неправильно, это сжигает дотла, а так не должно быть.

Я вообще не люблю податливых. Когда просишь девушку сделать что-нибудь - и она смотрит тебе в рот и бежит делать... Не надо. Мне нравится, когда со мной спорят. Вот Ляля - да, она была девушкой моего типа. Правда, из-за прений мы не всегда могли долго выдерживать друг друга. Вместе тесно - врозь скучно...

...Однажды Ляля объявила, что едет отдохнуть с мамой в Марокко - на месяц. Я поверил и с легким сердцем отпустил свою девушку. Как оказалось, напрасно.

Первое время я жил ожиданием. Но вот минул месяц, пошел следующий...

А Ляля все не появлялась. Я звонил ей, приезжал к ней домой - все безрезультатно. Оставалось лишь ждать, страдая и скучая по ней. Еще через месяц меня наконец пронзила простая и жестокая догадка: Ляля меня бросила. Сбежала. Ушла. Исчезла... Она уехала в Лондон учить английский, писать картины и просто жить другой жизнью.

"Хроники: От хулигана до мечтателя" - так Дима Билан назвал свою первую автобиографию. "КП" разрешения автора публикует отрывки из книги.

Я решил, что свадьбы не будет

...Когда я решил приударить за Леной (Кулецкой. - Прим. ред.), я поначалу сам не верил в серьезность своих планов. Мне было хорошо и спокойно только в тех связях, где я чувствовал, что никому ничего не должен. И я был рад, что Лена придерживалась примерно того же мнения. Мы вроде бы жили каждый своей жизнью, а потом встречались и проводили колоссальную прорву времени вместе. Так что каждая встреча была праздником. Для меня это идеальные отношения. Захотели - встретились, утомились - разошлись.

Правда, после клипа "Это была любовь" наша связь постепенно превратилась в публично-гламурную историю, чего я раньше избегал. Это особенно неуместно при наличии еще каких-то собственных отношений.

Я понимаю, что это издержки популярности, такова цена славы и тэдэ. Потому что слишком многое в таких случаях бывает неверно истолковано.

С Леной мы все это обсудили заранее. Представили небывалый всплеск в прессе, обмозговали линию совместного поведения. Я искренне верил, что перейду черту, почувствую себя абсолютно состоявшимся человеком - и женюсь.

Но обратная сторона этой новой славы повергла меня в легкую панику. 

Можно сколько угодно препарировать чувства, но факт остается фактом: рядом находятся два человека. Они живут вместе, постоянно общаются друг с другом, занимаются сексом, рожают детей, приобретают совместное имущество. Даже если эти отношения изначально были вполне искренни, при выходе на публику они становятся частью работы. И люди, проживающие эту жизнь "за стеклом", будто вечно на сцене. Отважиться на такое непросто...

Взвесив все "за" и "против", я решил, что свадьбы не будет. Лена отнеслась к этому с максимальным пониманием. Постепенно наши отношения перешли в дружбу.

Фото из книги Димы Билана "Хроники: От хулигана до мечтателя". 

загрузка...
загрузка...

Политика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт