Наталия МАРГИЕВА, Фото из семейного архива. (28 ноября 2011, 12:27)
Мама Любови Полищук:  Дочка всегда иронизировала:  Надо петь и играть, что дают

Мама Любови Полищук: "Дочка всегда иронизировала: "Надо петь и играть, что дают"

Ольга Пантелеевна радовалась, видя, как Люба из гадкого утенка превращается в прекрасного лебедя.

Любовь Полищук зрители открыли после ее знойного танго с Андреем Мироновым в "12 стульях". Фееричная и выразительная - от нее дух захватывало. Женщина-праздник, женщина-карнавал, по отчеству которую никто никогда не называл - Люба всегда оставалась молодой. Накануне годовщины смерти артистки "Комсомолка" поговорила с ее мамой Ольгой Пантелеевной Лобановой, живущей в Омске, откуда Полищук родом.

О детстве и индивидуальности

Любонька очень слабенькой родилась - мы с мужем жили бедно, когда я была беременна дочерью, нормальной еды в доме не хватало, не то что деликатесов. А в раннем детстве у нее от перенесенного рахита ножки искривились, плюс еще добавилось легкое косоглазие. Смешная такая - с очень кривыми ногами и большеротая, но невероятно обаятельная. Первыми ее осмысленными фразами были - а она "р" не выговаривала: "Буду алтисткой, знаменитой алтисткой!" Люба, наверное, танцевать научилась раньше, чем ходить (смеется). Вся была в музыке. А в третьем классе как-то незаметно выровнялась - стала такой ладненькой и самой высокой в классе. Я радовалась, глядя на дочь: "Вот, из гадкого утенка превращается в прекрасного лебедя".

В нашей семье не было и проблеска артистической жизни - я по профессии швея, муж работал начальником вокзала. Хотя нет, знаю, откуда у Любы такой звучный голос: муж - донской казак, и он сам, и его родственники всегда очень хорошо пели. После окончания десятого класса дочка сказала: "Хочу в Москву, поступать в театральный". Любин папа ворчал страшно - он никогда не одобрял увлечения дочери: "Ну что за профессия такая - актер. Пошлость, только и умеют, что колена выкидывать! А женщины-артистки- сплошные профурсетки, легкомысленности в них, как изюма в хорошей булке!"

Да и угла никакого в столице нет. Как раз в это время я шила платье одной знакомой. Она пришла ко мне на примерку - и видит: Люба вся зареванная, мы ведь ее в Москву не пускаем, да и вообще атмосфера в доме напряженная. Моя клиентка и предложила пожить у ее брата в Москве. Муж уже не стал противиться и выхлопотал бесплатный билет Любе. Дочь приехала в Москву и поступила в Мастерскую эстрадного искусства. Представляете, там как раз шел набор артистов для Омской областной филармонии. После экзаменов она звонит: "Мама, меня приняли!" И больше слова сказать не может - рыдает от избытка чувств.

Конечно, ей, девочке с периферии, было сложно пробиться на большую сцену. Она ужасно переживала, что ей дают проходные роли, эпизодические. Люба так и ушла от нас - нераскрытой... Но жить, поднимать сына на ноги ей было необходимо. А значит, "надо петь и играть, что дают. Бегать на побегушках", так мне всегда говорила дочка. И всегда неизменно шутила на эту тему: "Вышла бы замуж за режиссера, он бы меня снимал в своих фильмах. А мне судьбы в кино никто не делал - все сама, сама".

Дочка меня всегда поражала бесстрашием - однажды оно ей чуть не стоило жизни. Люба отдыхала в Коктебеле со вторым мужем Сергеем Цигалем. А она очень любила плавать. Причем заплывала далеко, как спортсмен, ничего не страшась. Я ее ругала: "Тебе уж полсотни, а ты как девочка заныриваешь". Вот в море внезапно ей ногу свело судорогой. Люба стала тонуть. Лишь чудом выбралась из воды - сильная волна прибила дочку к берегу.

О личном

"Лопни, но держи фасон" - с этим девизом и с сыном Лешей Любовь когда-то примчалась покорять Москву. И покорила.

Первый брак получился у дочки крайне неудачным - муж Валерий Макаров пил, тянув семью вниз. У Любы только-только начала складываться карьера - ее пригласили в Москву в Мюзик-холл. Валера ревностно относился к успехам жены, обижался, что ее везде приглашают, а до него нет никому дела. "Так ты спишь в ванной пьяным, кто же тебя будет приглашать?" - парировала Люба. Валера отказался переезжать в столицу, и дочка, взяв сына, поехала одна. Несладко ей пришлось - работа, работа... Сына Алексея пришлось отдать в интернат, а летом внук жил у меня.

Только когда Люба повстречала Сережу (Сергей Цигаль - известный художник. - Прим. автора), я поняла: наконец-то семейное счастье. Вот нормальный мужик - не пьющий и не гулящий. Они сразу забрали Лешку из "казенного дома", а через несколько лет у них родилась дочка Мариэтта. После смерти Любы отношения Сережи и Леши резко разладились - оба вспомнили взаимные обиды: Леша - как отчим ему в детстве подзатыльников отвешивал, Сергей - Лешину задиристость... Но окончательно разругаться им не дает память о Любе: оба ее очень любили. Леша меня старается навещать, а Цигаль забирает к себе домой в Москву. Я жила у него три месяца, пока мне удаляли почку.

О болезни

Много лет Любовь жаловалась на боли в спине - и визит к врачу все откладывала. Мол, некогда, мама. Сколько раз ее увозили со сцены на "Скорой". "Врачи помогают?" - спрашивала я. А Люба отвечала: "Как могут: у меня позвонки выскакивают, они их вправляют, сделают уколы, и мне вроде как легче".

Смертельный недуг Люба от меня скрывала. Узнала, что дочка умирает, лишь когда к ней приехала. Она лежит - косточки, кожей обтянутые. Я в слезы: "Доченька, почему ты не в больнице?" "А я там уже не нужна, доктора все что могли сделали". Последние часы очень страдала от болей - вскрикивала и плакала... Врач прибежит, укол ей сделает, и она уходила в забытье... Так, во сне, на моих руках и умерла.

Очень не хочу, чтобы память о дочке стала таять. Была идея на нашем доме мемориальную доску повесить - все откладывают. В школе, где она училась, планировали музей имени Любови Полищук открыть... Но никак не соберутся, лишь стенд с вырезками из газет сделали.

Марк Захаров, режиссер: "Перед Мироновым она не струсила"

- Хорошо я узнал Любу на съемках своего фильма "12 стульев" - меня поразили ее фактура, внешность и подвижность. Это была одна из ее первых киноработ, но как она быстро схватывала все режиссерские пожелания! В танце Любы с Андреем Мироновым я хотел материализовать ностальгическую иронию. В Любе вообще сидела пародийность - она движется в танго и изящно, и каламбурно. Она любила выдумывать остроумные небылицы. Миронов в одном месте небрежно бросает ее наземь - Люба любила говорить, что она приземлялась на цементный пол. Но, конечно, были страховочные матрасы. Но она была так правдоподобна, что ей охотно верили: "Режиссер зверь тебе попался!" И, кстати, перед знаменитым Мироновым она не оробела. Играла на равных: Люба ведь приехала завоевывать Москву!

Борис Смолкин, актер: "Любу мучили боли, но она их ни звуком не выдавала"

- На второй год съемок "Няни" Люба в павильоны все реже приезжала: давала о себе знать болезнь. Я, так сказать, мужчина компактных размеров. А высокая Люба носила еще высоченные каблуки. И на площадке заполняла собой все пространство. Ее могло хватить на десять таких съемочных студий. И если тебе удавалось влезть в ее орбиту, с тобой начинали происходить чудеса. Она была изумительным партнером - понимала с полуслова. Весной уже напряженно ждали - то ли приедет сниматься Любочка, то ли не приедет... Но когда она появлялась, она ни звуком не давала понять, как же ей физически невыносимо. Лишь однажды, но тихонечко-тихонечко, чтобы никто не слышал, она мне сказала: "Боря, можно я буду сидеть - стоять очень тяжело".

загрузка...
загрузка...

Политика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт