Вдова Абдулова Юлия Милославская: Наша дочка скучает по Саше. И он это чувствует...

Вдова Абдулова Юлия Милославская: Наша дочка скучает по Саше. И он это чувствует... [фото]

Александр, Юля и Женечка прожили вместе короткую, но очень яркую жизнь... Фото из архива «КП».

Пять лет назад, осенью 2006 года, секс-символ советского кино Александр Абдулов наконец-то женился на 30-летней красавице Юле Милославской. Наконец-то, потому что со своей первой женой, актрисой Ириной Алферовой, Абдулов развелся еще в 1974-м и с тех пор ходил в холостяках.

Абдулов не любил рассказывать о личном. И даже рождение единственной дочери Женечки скрывал от СМИ до последнего. Девочка появилась на свет через год после свадьбы. Александр Гаврилович был так счастлив, строил планы на будущее. Ему было всего-то 54 года. Увы, все перечеркнул тяжелый недуг...

Три с половиной года назад актер ушел от нас. "Комсомолка" дозвонилась до вдовы актера Юлии Милославской. Они прожили вместе короткую, но очень яркую жизнь...

Накануне годовщины свадьбы с Абдуловым Юлия рассказала о своей жизни с Александром Гавриловичем.

"Женечка скучает по папе"

- Юля, а как обычно Александр Гаврилович отмечал праздники?

- Саша готовил свой фирменный плов, шашлык человек на 300! Отмечали на даче во Внукове. Иногда собирались у нас дома, причем многих гостей он даже не знал. Спрашиваешь: "Саш, а кто это у нас в бильярдной играет?" А он махнет рукой: "Даже не знаю, наверное, с кем-то из гостей пришли..." (смеется).

- Абдулов не любил вопросов о семье. И все-таки как вы познакомились с Александром Гавриловичем? Он никогда об этом не рассказывал прессе.

- Познакомились мы случайно. Летели с друзьями на Камчатку. Жили с Сашей в одном доме приемов и случайно встретились за одним столом.

- Юля, ваша дочь Женя знает, кто ее отец?

- Да, мы с ней любим смотреть фильмы папы: "Обыкновенное чудо", "Бременские музыканты". Женечка сейчас моя единственная радость.

- Женечка похожа на отца?

- Очень похожа. Темперамент не мой, я спокойный человек. Бесконечно какое-то движение, какие-то разговоры... Она уже сейчас, в четыре годика, самодостаточная личность. Так посмотрит на меня, что аж мурашки по коже...

- Актрисой будет?

- Женя талантливая. Но она явно не балерина и не модель. Актриса тоже вряд ли. У нее более командирские нотки. Думаю, что она может быть режиссером (смеется). Сашин папа Гавриил Даниилович, кстати, был режиссером. Задатки такие в дочери чувствую.

- Женя спрашивает про папу?

- Иногда она, конечно, говорит: "Мам, я скучаю по папе". Я ее успокаиваю, мол, мы все скучаем, папа это чувствует.

- После смерти Александра Гавриловича вы серьезно занялись астрологией. Почему?

- Да, уже почти год я учусь в институте Павла Глобы. Я давно интересовалась нумерологией. Мы же с Сашей день рождения Жени высчитывали по нумерологии. Сидели, считали, чтобы наша дочь родилась в благоприятную дату. И имя Женечке выбирали, рассчитывая с Сашей по книжкам (там за каждой буквой стоит определенное число).

И астрология тоже меня давно уже влекла. Многие люди через астрологию к вере приходят. Саша был очень верующим человеком. Он настоял, чтобы мы Женю крестили в четыре месяца, хотя я считала, что ребенок вырастет и сам определится, какая ему религия близка. Но Саша сказал: "Пусть она сама потом выбирает, но мы пока должны дать ей защиту!"

"Мы боялись потерять друг друга"

- У Абдулова было много женщин. Но только вы подарили ему ребенка...

- Наверное, это не единственное, за что он меня любил (смеется)...

- Почему ваша свадьба была тайной?

- А зачем афишировать? У нас там были только близкие друзья, человек 30. Отмечали в Центральном Доме литераторов. Никакого белого платья и фаты не было. Саша в был в костюме, а я в белой блузке и обычной юбке.

- Для вас было не важно, что ваш муж известный актер, любимый миллионами?

- Если бы он был сантехником, то я бы, наверное, его бы не полюбила. Потому что у нас тогда был бы разный круг общения, разные сферы деятельности, разные точки соприкосновения. Мне было очень комфортно с Сашей.

- А какой Абдулов был дома? Говорят, что у него был очень взрывной характер.

- У него был нормальный характер. Мне было легко с Сашей, как ни с кем другим. Наверное, в молодости он дрался, ругался. Но в нашей семье такого не было. В быту с ним очень хорошо. Он никогда не задавал лишних вопросов, не было разборок из-за пустяков. Он мне как-то сказал: "Настолько я с тобой счастлив, что мне страшно!"

Настолько все у нас было быстро, стремительно. Мы оба боялись потерять друг друга. У Саши было желание написать книжку "Разговор с отцом". И рассказать там отцу о том, что происходит у него в жизни. И вот я думаю, а что, если мне написать о Саше книгу... Но пока это только мысли.

"Брат Саши потребовал миллион евро"

- Вы часто видите Александра Гавриловича во сне?

- Часто. Мы советуемся с ним по каким-то вопросам, и он мне очень помогает.

- Вокруг наследства Абдулова в свое время разгорелся скандал, его брат и мама обвинили вас, что вы выгнали их из дома. Что сейчас происходит? Утихли страсти?

- Мама Александра Гавриловича - пожилой человек, ей 90 лет. И если есть любая возможность поговорить о сыне, то она никогда не откажет журналистам. Но тут дело не только в маме Саши. Никого я на улицу не выгоняла. Изначально я хотела, чтобы бабушка осталась с нами. Но она потеряла двух сыновей, у нее остался единственный сын Роберт (сводный брат Абдулова по матери. - Прим. авт.). И, конечно, она захотела жить с ним.

Но, учитывая плохие отношения Роберта с Сашей и со мной, невозможно было сделать так, чтобы он остался в нашем доме. Роберт и сам мне сказал, что хочет свободы. Поэтому он мне сразу объявил сумму - около миллиона евро. Когда исполнилось полгода со смерти Саши, эти деньги были им выданы за исключением маленького остатка. Они потом еще полтора года жили здесь, никто их не выгонял. Они в это время покупали квартиры, делали ремонт в своем новом доме. И потом попросили отдать им остаток - 50 тысяч долларов. Я сказала Роберту, что у меня нет таких денег. И тогда близкий друг Саши сказал, мол, он отдаст за меня эту сумму, когда Роберт съедет из нашего дома во Внукове. Я никому не должна, я выполнила все свои обязательства. Вы же понимаете, что если бы я не отдала Роберту деньги, то мама Саши никогда не подписала бы документы по отказу от наследства. Нотариусу же все равно, в каких мы отношениях между собой.

- А что вам осталось в наследство?

- Дом во Внукове, квартира на проспекте Мира.

- Ходят слухи, что вы продаете дачу во Внукове?

- Нет, я не буду продавать ее. Я пытаюсь продать дачу на Валдае, охотничий домик, который Саша купил на двоих с товарищем.

"Здоровье подкосили болеутоляющие"

- Поездка в Израиль, где лечился Александр Гаврилович, принесла какой-то результат?

- Саша начал заниматься здоровьем, когда ему уже сложно было помочь. Он работал и не обращал на себя внимания. Когда я услышала нехороший кашель, я поняла, что что-то происходит. Но Саша меня успокаивал, мол, тебе кажется, все у меня нормально... И если бы не случайность, мы бы и не узнали, что он болен. Мы были на съемках в Балаклаве, у Саши сильно болел бок и кто-то из группы посоветовал болеутоляющий препарат. И когда я увидела, что он горстями ест эти таблетки, то пришла в ужас: "Саша, ты что делаешь?!" Их же больше пяти штук пить нельзя! И на этом фоне у него случилась язва в Севастополе. Мы нашли хорошего хирурга, сделали Саше операцию. Она прошла успешно. Вернулись в Москву на обследование, и там сказали, что у него еще и онкогология...

- А что сказали врачи в Израиле, куда вы ездили лечиться? Они же там без лишних сантиментов озвучивают диагноз...

- Они сказали: четыре - шесть месяцев, и все... Но мы не поверили. Помню, к Сашке прилетели в Израиль друзья, он заказал им тушенки и черного хлеба. Сказал, что скучает по русской кухне. Мы в палате накрыли стол, поднимаем бокалы и включаем телевизор. А там идет футбол, играют "Локомотив" и "Спартак" в футболках с Сашиным портретом. Он тогда подумал, что это розыгрыш, а когда понял, что это реальный матч, то заплакал... Это был единственный раз в жизни, когда я видела, как Саша плачет.

"С Алферовой была большая любовь"

- С Ириной Алферовой вы общаетесь?

- Мы с Ирой виделись пару раз после смерти Саши. Саша очень любил дочь Иры Ксюшку. Считал ее своей дочерью. Он гордился ею, всегда переживал за нее. И с Ксюшей мы тоже общаемся. Недавно я отдала ей актерский фургон ее отца. Его подарили на 50-летие Саши, он тогда "Бременских музыкантов" снимал. Пусть это будет для нее памятью о нем. Мне все равно этот фургон не пригодится, я же не актриса. А Ксюша сейчас поехала на съемки, он ей для отдыха и грима очень понадобится.

Мы хотим в следующем году сделать концерт в память о Саше, где выступят его друзья. И будет издана, я надеюсь, книга лучших фотографий Саши.

- Вы не ревновали Абдулова к Ирине?

- Ира с Сашей прожили вместе 17 лет, у них была большая любовь. Как можно ревновать? У нас с Сашей была совершенно другая семья. Единственное, что могу вам сказать: если бы я встретила Сашу, когда ему было 26 лет, то никогда бы мы вместе не были. Тогда он был совсем другим человеком.

- Вы допускаете мысль, что можете снова выйти замуж?

- Допускаю. Во-первых, жизнь - это случай. Поэтому, что со мной будет дальше, я не знаю. Знаю только, что все у меня будет хорошо. Хочу жить с удовольствием и ощущением счастья. Ведь после смерти Саши для меня и наших друзей потерялось чувство событийности. День прошел, и ладно. Нет больше драйва...

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт