Анна ВЕЛИГЖАНИНА, Наталия ЮНГВАЛЬД-ХИЛЬКЕВИЧ (30 сентября 2011)
Юбилей Демидова тихо отметит в Украине

Юбилей Демидова тихо отметит в Украине

Алла Демидова верит, что в прошлой жизни была гречанкой. Однажды ей приснился сон, в котором увидела перстень с камнем. Позже увидела такой и купила. Он стал ее амулетом. Фото Натальи НЕЧАЕВОЙ.

Кстати, сама Демидова признавалась, что всерьез интересовалась эзотерикой, брала уроки гипноза, побывала у Ванги, прислушивается к предсказаниям, сама гадает на картах... Вокруг нее словно некая туманная аура загадочности, хотя актриса не любит ничего искусственного... Но, обнажая душу на сцене, в жизни Демидова не слишком готова откровенничать...

- Алла Сергеевна, как отметите свой юбилей?

- Я намеренно убежала из Москвы. Сейчас в Украине, где отпраздную свою дату тихо, скромно, вдвоем с мужем... Я не люблю праздники, застолья, насильственного веселья. Не люблю ничего обязательного... Я вообще всегда живу на обочине. Мне это интереснее. В кино или в театре я сажусь сбоку. Сбоку больше увидишь... Не люблю подарки. От чужих вообще не беру, а от близких принимаю, только чтобы  не обидеть.

Я не люблю дары и не люблю аплодисменты после спектакля. Я терплю это в силу профессии. Я удивлялась когда-то, что Рихтер никогда не брал розы. А потом поняла почему. Мне преподнесли розы, и я укололась. После этого мне шесть раз резали палец, потому что начался панариций. Бывали забавные подарки. В период 90-х, когда был голод, к сцене подошел человек со свертком. Явно командировочный. Что-то тяжелое. За кулисами развернула - это была палка сухой колбасы. Трогательно.

- Вы производите впечатление своенравной, неприступной...

- Меня называют сильной женщиной. Видимо, я такой кажусь. Но на самом деле я вполне обычный человек. У меня есть свои слабости. И мне хочется быть слабой...

- В одном интервью вы сказали, что вам всегда 49. Это какая-то фатальная цифра для вас?

- В молодости я всегда себя чувствовала старше. Одно время я общалась с экстрасенсами, и они мне просчитали мои реинкарнации. И сказали, что я изжила все свои сроки. Это последний предел, и если я особо не нагрешу, то окажусь в нирване. Тело человека стареет, меняется, а душа не стареет. Я думаю, что 49 - это возраст души.

- В своей творческой жизни вы надевали множество костюмов разных эпох, характеров. А в жизни какой предпочитаете стиль?

- В юности я была модной девушкой. Но теперь я поняла, что одежда должна быть прежде всего удобной, комфортной. В реальной жизни стараюсь одеваться универсально. Чтобы выглядеть достойно и при официальной встрече, и на любом мероприятии. Предпочитаю два цвета: черный или белый.

- Почему вы ушли из Театра на Таганке? Потому что в нем пропала революционность?

- Мне Театр на Таганке нравился не революционностью. Там не было пошлости. Там не было приспособленчества. Если и ставились современные драматурги, то это был Можаев, Абрамов или Трифонов. Этим мне нравилась Таганка.  Моя  бабушка - старообрядка, я к ней раньше во Владимир часто ездила. И когда мне что-то не нравилось, скажем, роль, какую хотела, не получила, - я раздражалась. Она успокаивала меня одной фразой: "Хорошо, что не на нарах". Я часто эту фразу вспоминаю, и она меня успокаивает.

Кино и театр - искусство коллективное. На Таганке мы начинали вровень, и не было иерархии возрастов и званий. Вместе взрослели, старели. Выстраивались отношения в коллективе. Но развивались, двигались все по-разному. Одни выходили вперед, а другие - нет. И это вызывало болезненные реакции. Проработав в Театре на Таганке 30 лет, я просто устала. В кино по-другому - на проект собираются люди разных способностей, но, как правило, хорошие режиссеры собирают актерские группы и держат их при себе. Мне везло. Я работала с Авербахом, с Шепитько, с Тарковским, с Муратовой, с Таланкиным.

- В последнее время мы вас мало видим...

- Если говорить о сцене, то в последнее время то, что нравится мне, не нравится публике. И то, что принимает публика, претит моим вкусам. И я подумала: "Зачем мучиться, если мы так друг друга раздражаем?" И перестала выходить. Поэтому театром я уже два года не занимаюсь. Мне стало неинтересно. Всегда ценилось, когда актер проявлял свою личность. Сейчас это не ценится.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Муж Демидовой: "Дома она вполне земная женщина" 

В этом году Демидова и ее муж драматург Валуцкий отметят золотую свадьбу. Они познакомились в 1961 году, когда его исключили из ВГИКа за пародию на ленинские фильмы. С тех пор не расставались. Это он написал сценарий "Зимней вишни". Как считали, про свою собственную жизнь. Сам Валуцкий опровергает эти домыслы. Но даже если он и переживал некие эпизодические влюбленности, он всю жизнь очарован своей богиней - Демидовой. Мы спросили Валуцкого о секрете супружеского долголетия.

- Думаю, мы так долго вместе благодаря тому, что мы с женой не лезем друг к другу в творческие дела. Каждый занимается своим делом. Как правило, конфликты возникают именно на такой почве, а у нас их не возникает, - сообщил "КП" муж Демидовой. - Я очень уважаю ее творчество, ценю. Но мы с ней так много вместе находимся, что у нас внутри нормальная обыкновенная жизнь происходит. И никто не кричит: ах, ах, какой ты гениальный! Какая ты гениальная!

- Говорят, когда актриса начинает работу над ролью, ее дома нет как хозяйки.

- Смотря какой фильм, смотря какая ситуация. Все тоже очень по-разному бывает. Бывает фильм, который очень захватывает и отнимает. Бывает - нет, не очень. Алла умеет все, что положено женщине, делать. Готовить умеет. И убирать, и все такое прочее...  Алла любит уют в доме.  

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансия фармацевт Одессапрогноз погоды в Чернигове на завтраМихаил Пташук