Юрий Кузнецов: Когда я ушел из сериала  Литейный, 4 , коллеги мне завидовали

Юрий Кузнецов: Когда я ушел из сериала "Литейный, 4", коллеги мне завидовали

Комментарии: 2
В семье Кузнецовых (на фото - Юрий Александрович, его супруга Ирина Олеговна и их дочь Саша) царит любовь и тепло. Фото: Михаила ЗИЛЬБЕРА

3 сентября актеру, сыгравшему роль добродушного подполковника "Мухомора"  в сериале "Менты. Улицы разбитый фонарей" исполняется 65 лет. В эти же дни исполняется 15 лет с момента старта съемок известного сериала. В преддверии даты "Комсомолка" пообщалась с актером.

"Мне мой замечательный Мухомор нравился"

–  В сериале "Улицы разбитых фонарей" вы играете роль полковника Петренко. Вам встречались в жизни подобные персонажи?

– Нет, мне ничего подобного не встречалось. Ведь Петренко – собирательный образ. Поначалу съемки "Ментов" были не то чтобы вялым процессом, а просто мы не рассчитывали на такой марафон одиннадцатилетний, который потом превратился в "Опера", "Хроники убойного отдела" и так далее. А когда все только начиналось, первую серию снимал наш замечательный режиссер Александр Рогожкин, и я расскажу вам, с чего, собственно, начался этот мой Мухомор. Значит, мой персонаж в броннике, с автоматом, в каске, на задании, оттесняет журналистов: "Нет, нет! Никаких комментариев!", подходит к ГАЗику, у которого открыта дверь, отталкивает Ларина… В машине на переднем сидении сидит человек, рухнувший на руль, и в спине у него торчит нож, вогнанный по самую рукоятку. И дяденька Петренко, который, кстати сказать, тогда еще не был Мухомором, в произведениях Андрюши Кивинова еще не было этого "поганяла", эту кличку потом сами ребята придумали, так вот Петренко комментирует все это, оглядываясь на коллег, и торжественно говорит: "Да-а, на самоубийство это не похоже!.."

– Действительно, кто бы подумал?

– И вот от этой реплики, от этой фразы-философии, от этого взгляда, от торжества идеи, мол: "А! Да! Вот как я смотрю на это дело!", от всего этого и двигалась дальше вся роль.

Но мне мой замечательный Мухомор нравился. Он милый человек, он человек своего времени, он страшно боится за свою пенсию и так далее. Это все было понятно. Причем он не абсолютный долболоб, а человек с определенным и конкретным юмором – своим, петренковским. Главное для него – отчет, он замечательно относится к своим ребятам, опекает их, как наседка, и боится, чтобы они не совершили глупости или необдуманные поступки. Мне очень нравится этот человек, и я с удовольствием его играл. Но, к сожалению, все закончилось.

– А почему вы перестали сниматься в "Ментах"?

– Там была серьезная метаморфоза. Все начиналось как "Улицы разбитых фонарей", потом "Менты", "Опера" и "Хроники убойного отдела". Мы снимали все это двенадцать лет, а потом наши финансовые поставщики посчитали, что уже хватит снимать. И я своим, так сказать, местечковым умом понимаю, что  денег они на этом уже заработали и решили, что этого достаточно. А потом они придумали сделать на "НТВ" с теми же лицами, с теми же стрелялками, пухкалками и догонялками все то же самое, только под другой шапкой – "Литейный, 4". Другой департамент, вроде как отряд особого назначения ФСБ, занимающийся какой-то "ерундой", которой ни милиции, ни ФСБ заниматься не интересно. То есть это некий виртуальный отдел особого назначения. Я проработал в этом проекте один год, ровно сезон, и ушел. А мои коллеги продолжают снимать, стонать и – завидовать мне! А я оттуда ушел.

– Почему?

– Ну, вернее, меня "ушли", так как не сказали, будет продолжение или не будет, потому что, видимо, посчитали, что я слишком много, как говорится, вонял, ворчал, много сетовал, и они решили, что меня нужно тихо из проекта убрать. Мол, Кузнецов не доволен – ну и ладно, пусть он теперь будет доволен. А мне сейчас действительно хорошо, потому что у меня четыре картины в запуске, я уже "порвал стартовую ленточку". Так что я очень рад, что избавился от этого "Литейного,4", потому что он действительно очень уж докучал своей немощностью во всех отношениях. Ну, не солидно, неприлично! Деньги деньгами, но всех денег не заработаешь, а от такой работы становится ну просто стыдно перед коллегам и вообще перед людьми.

"Мухомор" с мухомором... Фото из архива "КП"

– Ваш Петренко косноязычен, чего, кстати, абсолютно не скажешь о вас в жизни, Петренко хочет показаться более умным, чем есть, начитанным. Как Вы думаете, у нас такой человек может дослужиться до звания полковника?

– Совершенно спокойно может! И не только до полковника… Мне о моем герое говорили профессионалы, причем настоящие профессионалы, конкретные люди. Один такой товарищ из Краснодара сказал: "Это копия нашего начальника! Мы его теперь так и зовем Мухомором!" Он даже привез этого начальника, и мы пожали друг другу руки.

И такие отзывы я слышал далеко не однажды. Более того как-то на фестивале в Выборге подобные слова мне сказал Георгий Жженов! Он приобнял меня и говорит: "Вы знаете, а я вот таких вот начальничков зна-ал…" А уж он-то точно знал!

"Попав в армию, я понял какой там бардак "

– Юрий Александрович, вам исполняется 65 лет. Это много или мало?

– Это как-то никак. Просто некий очередной переходный возраст. В эти годы нужно органично понимать, кто ты, что ты, чего ты добился или не добился, и нужно стремиться к тому, чтобы жизненный и нравственный процессы шли параллельно и органично.

– Вы человек сугубо гражданский. А в жизни в форме ходить приходилось?

– В армии.  У меня был год армейской жизни, когда меня призвали после института. До этого я уже год отработал в хабаровском театре, а потом меня "пригласили" в ряды Вооруженных Сил. Год я служил в Ансамбле песни и пляски и должен сказать, что это были не самые веселые дни. Не самые веселые песни и пляски. Пришлось наблюдать сплошную угрюмость и недотепство. Ведь до службы я думал, что в армии все так четко, так построено, так точно, а оказалось, что там такой бардак! Ну, по крайней мере, у нас в ансамбле. К примеру, я уже был женат, а в учебке меня заставили снять обручальное кольцо. Доходило до того, что вызывал возмущение золотой зуб у кого-то из солдат! Требовали убрать.

– Зуб убрать?!

– Да-да! Ну, не положено! Нашелся какой-то идиот, лютый враг этого зуба. Начальство каким-то чудом понимало, что хирургическая операция неуместна, но и оставлять этот зуб, по их понятиям, было недопустимо.

– Выбили, к черту?..

– Честно говоря, я уж не помню, чем закончилось дело с этой золотой фиксой, по-моему, зуб все же остался в живых, но особое внимание на него обратили.

Или еще в учебке: в пограничных войсках 600 человек построены, и перед строем еще раз, еще раз и еще раз проверяют анкеты. Ну, время-то надо чем-то занять. И вот 600 человек стоят на плацу, называют фамилию, год рождения, профессию – водитель, тракторист, токарь, кто-то вообще без профессии. И потом вызывают: "Кузнецов!" – "Я!" – "Артист!" – "Да!" И все 600 человек: "Га-га-га-га!"

– С чего бы? Знали, что есть такая профессия?

– А с чего? Артист – это значит, что сейчас мы будем смеяться или как-то издеваться, потому что по сравнению с трактористом, каменщиком или водителем это очень легкомысленное, это клоунское, причем даже не забавное, а просто ржачка! Так это воспринимали 600 молодых военных людей и начальство в придачу.

Из досье "КП"

Юрий Кузнецов родился 3 сентября 1946 в городе Абакане республики Хакасия. В 1969 году окончил актерский факультет Дальневосточного педагогического института искусств (Владивосток). В 1986 стал актером Ленинградского театра комедии. Свою карьеру в кино Кузнецов начал в 37 лет, снявшись в двух талантливых картинах "Торпедоносцы" и "Мой друг Иван Лапшин".  Далее были роли в фильмах "Брат" и "Подмосковные вечера". Многолетние съемки в сериале не мешают актеру сниматься в большом кино. В последние годы в его фильмографии появились такие известные картины, как "Особенности национальной охоты в зимний период", "Русский бунт", "Антикиллер" и т.д.

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт