Лазурный Берег-2011: русские олигархи на яхтах, герцогиня Альба в  Ситроене

Лазурный Берег-2011: русские олигархи на яхтах, герцогиня Альба в "Ситроене"

«Кристиной О» яхту назвал ее первый хозяин Аристотель Онассис.

Чуден Лазурный Берег при тихой погоде. По вечерам шумят мероприятия. Чуть не каждый вечер гуляют. "Как ни бьемся, к вечеру напьемся!" - мог бы грубо пошутить какой-нибудь простой заводской паренек. Тут все говорят интеллигентно: "Суаре", - и в пьяном виде не попадаются. По ночам лавочки пустые. А под лавочками - тем более. Не то что в Ялте! 

Изюмина высокого сезона - "Баль де флер" на вилле Эффруси де Ротшильд. Этот "баль" - самое народное гулянье первых российских богачей. Но не "Форбсом" единым жив "Баль де флер"! А своим дефиле в платьях из настоящих цветов, которые выплетает, словно Марья-искусница, флорист Татьяна Тридворнова. Я еду напроситься в манекенщицы. А не возьмут, так хоть гляну на виллу Эфрусси - уникальный музей и памятник архитектуры, отведаю "Моёта", бутербродиком закушу. Не каждый день в музеях-то наливают.

Среди яхт

Живу в Болье-сюр-Мер - "прекрасном-местечке-на-море". Что-то загуляла я по прекрасным местечкам. Да не я одна. У нашего берега - спонтанная флотилия: абрамовичев "Эклипс", "Кристина О", которую кто-то арендует за миллион долларов, да "Голубая бездна" Евгения Швидлера, которую ему Абрамович подарил. "Эклипс" - самая огромная, "Кристина" - помельче с желтенькой трубой. "Голубая бездна" - бело-синяя. Так мы их и различаем. Я качаюсь на волнах в компании бритвенного станка и целлофанового пакета. Спасибо, не еще чего-нибудь! Интересно, это с "Кристины" или с "Эклипса"?..

Хотела в ларьке взять оливкового маслица с трюфелями - нету. Русские курортники расхватали. Всего по 15 евро за пузырек.

Иду с пляжа - батюшки! Навстречу сама герцогиня Каэтана де Альба едет. В платочке, чтобы голову не напекло.

Дом Альба - знатнейший в Европе. Эта герцогиня - глава дома - единственная, кому разрешено не вставать в присутствии королевы Елизаветы. С прабабки Альба писал свою обнаженную Маху великий Франсиско Гойя. Самое Каэтану мечтал изобразить не менее великий Пикассо. Тоже в обнаженном виде. Хитренький какой. "Напишу, - говорит, - с вас Маху лучше, чем этот Франсиско!" Но она отказалась. И вот такая колоссальная донья сидит в автомобиле - рыдайте, олигархи, - "Ситроен С4". За рулем - молодой жених Альфонсо Диес (ей 85, а ему всего-то 61 годик!). Злые языки клевещут, будто наследники не пускают герцогиню замуж - вдруг перепишет на мужа свои несметные богатства? Желтые газетенки язвят: "У него даже имя говорящее - Альфонсо!" А герцогиня гнет свою дугу: не в деньгах счастье, ребятки! И раздает потомкам дворцы, луга и миллионы - кому что причитается. И катается в "Ситроене"…

- Бон суар, ваше высочество, Донья Мария дель Росарио Каэтана Фитц-Джеймс Стюарт и Сильва, - говорю. - Проще говоря, приходите к нам на бал.

- Какой такой бал?

- Да русский Бал цветов завтра вечером. 

- Ух ты, что ж вы раньше не позвали? - закручинилась герцогиня (у герцогов так принято - заранее приглашать, а ежели по-соседски накануне позовешь - они сожалеют, но не идут: неприлично).

Слева направо: Анна Семенович, Варда Арзаканцян, Елена Жоли.
Слева направо: Анна Семенович, Варда Арзаканцян, Елена Жоли.

Ужин эколога

Русский человек теперь отдыхает семейно и незаметно - на яхтах. Я спросила у одной дамы, которая часто гостит "на лодках": "А чего им на берегу не сидится? У всех же виллы имеются?" "Да просто лениво с вилл на пляж ходить, по лесенке вниз-вверх, - отвечала она. - А на лодке встал утром - и сразу море!"

На берегу чудят неленивые иностранцы. У виллы певца Боно (солиста группы "Ю-ту"), который живет в Монако, выход к морю охраняет военизированный мужик. Представьте себе: пляж, детишки, полуголые дамы. И тут же - автоматчик. Детишки плачут. Дамы в обморок шарахаются. А Боно - все нипочем. "Мои площадя. Чего хочу, то и ворочу!" Будто у  русских купцов в 90-е научился. Хотя в нынешние времена они уже скромны и, как мы говорили, не стремятся к кросскультурной коммуникации. Но бывают приятные исключения.

Мэры Лазурного Берега давали частный благотворительный ужин на свежем воздухе - в защиту флоры и фауны Средиземного моря. Я считаю: давно пора! А то в ресторанах - и тебе дорадо, и морской волк в соусе, и наваристый буйябес. А уж сколько невинных креветок полегло под кухонными ножами! Приходим. Суаре забито под завязку: высоко ценят французы свою природу. Причем за столами наблюдаются и русские лица. На аукцио­не торгуют пейзаж с видом на гору Голова Собаки. "Голова" писана в традициях футуристического соцреализма. Грозно-синее море, желтая, словно груда застиранных рубах, гора, взъерошенные пальмы изогнулись в нехорошем предчувствии. Скоро грянет буря! Художник как бы хотел показать: незавидна участь Лазурного Берега, пожирающего свою флору и фау­ну. Кто-то приобрел шедевр за 10 тысяч евро. Но вовсе не картина пора­зила мой пытливый ум, а экологический ужин: кукурузная каша с… лангустинами, в защиту которых гости выложили по сто двадцать евро. 

Мирская слава

В знаменитом Сен-Тропе наблюдаются некоторые признаки упадка: в море обнимается пара мужчин. В баре обнимается с собакой пожилая гетера. Она, наверно, помнит времена, когда Сен-Тропе находился на пике своей светской мощи. Теперь на улицах - народ в мятых портах, как в Геленджике каком. Элегантные богачи кучкуются ближе к Монако.

С особенной приятностью русская публика вспоминает праздник у бизнесмена Тиграна Арзаканцяна. В отеле "Эрмитаж" (что в Монте-Карло) в зале Бель Эпок он отмечал свое сорокапятилетие. Кавказское хлебосольство - местным наука: омары, мясо с кровью, три десерта: мороженое, и пирог, и печенье. У французов омары-то обычно на второе и один десерт. Хозяева любезно ходили между столиками: "Как вам, гости дорогие? Вкусно ли? Весело?" Варда, жена Тиграна, окружила всех теплом и радушием. Анна Семенович, Людмила Нарусова, Олег Газманов с красавицей женой и сыном, Роман Локшин (крупнейший коллекцио­нер русского искусства) - вот лишь часть блистательного собрания. Всем так понравилось, что никто даже не завидовал!

Автор в венке от Тридворновой.
Автор в венке от Тридворновой.

Триумф Флоры

Кастинг манекенщиц разворачивается на террасе в кафе. Настоящие модели - Верочка и Каролина - советуют мне надеть каблуки повыше. Моя любимая писатель Елена Жоли, которая эту идею придумала - баллотироваться на дефиле, - успокаивает:

- Ты ведь у нас из балетных?

- Практически. Сальсу могу, ча-ча-ча.

- Значит, будешь как Айседора Дункан.

В душе-то я Айседора, Наталья Водянова и Ксения Собчак, вместе взятые! А с виду неказиста: 160 см в высоту. Каблуками горю не поможешь. Надо на ходули вставать, чтобы не выбиваться из модельного ряда. Но цветочные принцессы на ходулях не бывают и не танцуют ча-ча-ча…

- Не расстраивайтесь, - утешает Татьяна Тридворнова, - маленькие женщины созданы для любви.

- Спасибо, теперь запомню,  - говорю, - а то все время забываю.

Цветы - тончайшая из живых материй. Делать из них платья способны только самые высокие мастера. От Татьяны, как от ее цветов, веет красотой и радостью:

- Один журнал проводил опрос: в чем секрет вашей молодости? Я ответила: я влюблена и работаю с цветами. Когда я оформляю свадьбы, ко мне приходят пары… Если жених позволяет выбирать весь дизайн невесте, говорит: "Это девочкин праздник", - вот тогда я знаю: будет гармоничная пара. Пустите женщину к цветам… Они будят в нас самое женское. А чем еще удивить дам, которые стоят перед сценой в "Лакруа", в "Ив Сен Лоране"?

- А что входит в набор первой свадебной необходимости?

- Букет для невесты, стол для новобрачных, подушечка для колец. Вот сейчас покажу вам свадьбу, которую я оформила прошлым летом. Ее вели Тимур Родригез с Ольгой Шелест. Я сделала "облака счастья", ковры...

- Все из цветов? 

- Из орхидей Полиноксис.

Праздник с коврами от  Татьяны стоит около15 процентов от общего бюджета. Бывают свадьбы на 50 тысяч, а бывают - и на миллион. Считайте сами. Но близким друзьям она делает скидку.

Окончание - в следующем выпуске. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт