Михаил Турецкий:  Певцы в моем хоре зарабатывают, как звезды эстрады!

Михаил Турецкий: "Певцы в моем хоре зарабатывают, как звезды эстрады!"

Михаил Турецкий живет в царстве красавиц. Слева направо: дочки Наталья (от первого брака), Сарина, жена Лиана, сам маэстро Турецкий с младшей дочерью Беатой. Внизу - дочь Эммануэль.

Билеты на их концерты разлетаются как горячие пирожки. Мы встретились с Михаилом Турецким и поговорили за жизнь. 

"Пол для любви не важен"

- Михаил, был у вас один хор, а теперь два стало... Зачем вы придумали проект "Сопрано 10"?

- Это девушки, которые поют разнообразную музыку. Их средний возраст - 25 лет, это мой самый красивый проект! Когда мы в 2009 году объявили кастинг, пришли 400 девушек. Потом я отобрал 10. И каждая из них может стать звездой мирового уровня! У меня невозможна ситуация: пришла красавица, нот не знает... А на нашем телевидении и в шоу-проектах это обычная история. Я знаю таких людей на нашей эстраде, которые считают, что нужно сделать где-то хорошую запись, а потом ее включать и открывать рот.

- Да, для теноров "живой" голос - это святое! Есть анекдот про тенора, который собирается исполнить супружеский долг, и тут звонит телефон. Он снимает трубку: "Концерт? Через две недели? Дорогая, все отменяется!"

- Как в любом анекдоте, здесь есть преувеличение. У нас - как в спорте: если у тебя серьезный концерт, а ты, например, весь день занимался сексом, то ты энергетику, которую должен выплеснуть в зал, отдаешь женщине. Это несправедливо. Зал ждет, чтобы мужик отдал свою энергетику именно ему.

- То есть когда певец выходит к публике, он готов с ней заниматься любовью?

- Это обмен энергией. Сексуальная энергия тоже витает в зале. Когда выходит харизматичный мужчина, многие женщины начинают заниматься с ним эмоциональным сексом. Но я хочу сказать, что пол для любви не имеет значения. На наших концертах и мужчины могут получить большое удовольствие (смеется).

"Деньги иногда попахивают"

- Хор Турецкого - один из лидеров корпоративных вечеринок. То на Дальнем Востоке выступаете, то в Сибири... Вы не отказываетесь ни от какой работы?

- В каком плане? Я в сауне, например, не работаю. Нам никогда не делают неприличных предложений. Просто знают, что мы на них не пойдем, и деньги - это еще не все. Они иногда попахивают.

- Ваш хор, кажется, перепел все что можно. Даже до "Мурки" добрался... Что вы никогда не споете?

- Нет смысла петь банальность. Музыка должна быть качественная. И такая есть в любом жанре. А если ту же "Мурку" споют оперные солисты, то могут поднять ее до уровня оперной арии. Что мы и делаем. И людям нравится, когда выходит солист и затягивает "Прибыла в Одессу банда из Амура" таким драматическим голосом, будто поет "Что наша жизнь - игра?". Плюс подача театральная, весь аккомпанемент делается голосами... Нужно различать безвкусный блатняк и музыку, ставшую народной. Как, например, песня "Голуби летят над нашей зоной". У нас были такие эксперименты: сидел человек у нас за роялем, и это была, поверьте, практически музыка Рахманинова. "А наутро лязгнули засовы, повели парнишку на расстрел" (Михаил с чувством поет).

- Кого вам хотелось бы пригласить на свой концерт, чтобы с ним, может быть, спеть? Элтона Джона?

- Да, Элтона Джона хорошо было бы... Но у нас такая структура хора, что среди наших исполнителей есть любой типаж. К тому же, когда мы кого-то приглашаем, мы становимся подпевкой. Теряется смысл сотрудничества, ведь мы просто подпеваем, а это могут многие.

- Но вы же работали с западными звездами! Даже про одну знаменитую певицу вы очень нелестный отзыв оставили, сказали, поет, как школьница...

- Так и было. Мы стали жертвами пиара. У нее безумный гонорар. Наши спонсоры сказали: мы готовы платить, ее позвали в наш концерт в Кремле. Мы стали репетировать и поняли, что пригласили какую-то студентку второго курса музучилища. Шоу, понты, платье красивое... Пыталась делать вид, что поет живьем, мы потеряли кучу времени, а потом она включила "фанеру", и все на этом кончилось.

Муж-праздник

- Михаил, вы часто с семьей видитесь? 200 концертов в год - это ведь сумасшедшее количество!

- Моя супруга говорит, что залог счастливой семейной жизни в том, что муж семь-восемь месяцев отсутствует дома. Он никогда не может надоесть, его всегда мало, и он всегда праздник. Я поймал себя на мысли: иногда провожу с семьей десять дней, и уже кажется, пора мне куда-то уехать! Потому что уже закипает.

- А кто ваша супруга Лиа­на по профессии?

- Компьютерный программист. Но сейчас она отдыхает, если можно, конечно, отдыхать, воспитывая детей. У меня четыре дочери. Старшая уже взрослая, а вот тремя младшими занимается супруга. 

- А где же вы с ней пе­ре­сек­лись-то?

- В Америке. Она гражданка США. Пришла на концерт, где мы и познакомились. Но она не из числа фанаток, случайно попала.

- Ясно, что не фанатка. На них не женятся. Жены обычно нейтрально относятся к творчеству мужей.

- Как мне сказал Иосиф Давыдович Кобзон, можно быть кумиром миллионов и при этом полным идиотом в глазах собственной жены. Ты берешь человека, который не на творчество твое запал, не на идола. А на тебя самого! Конечно, заинтересовавшись тобой, человек погружается и в творчество. Это не может оставить равнодушным. Мы с Лианой познакомились, когда я был простым музыкантом, но подающим надежды.

- Дети ваши музыкой занимаются?

- Да, музыкальное образование показано для общего развития! Канадские ученые доказали: у детей, занимающихся музыкой больше трех лет, интеллектуальный потенциал на 20 процентов выше, чем у сверстников, которые не занимаются. Вот возьмите немцев, они сегодня - образец подходов в экономике, в социальной и общественной жизни. Каждый третий из них в какое-то время пел в хоре: любительском, церковном, школьном. Каждый третий! А у нас говорят: "Я работаю в хору: все орут, и я ору". Многие годы у меня была задача - изменить имидж слова "хор". Леня Агутин мне говорил: "Как ты прорвался? Хор не может стать частью шоу-бизнеса!" Просто я нашел удачную форму адаптации классики. И победил. Мы победили!

Ушел бы в бизнес, был бы богаче

- В советское время каждый имел не одну профессию. Учительница могла еще быть и уборщицей…

- Я грузчиком работал. Нам с ребятами доверяли двухэтажный магазин. От нас требовалось быть толковыми и не пить. У нас были четыре ставки на троих. Мы их поделили. Там надо было по два через день, а мы по одному через два дня работали.

Один из нас потом стал "олигархом-лайт". В 93-м году звал меня в бизнес, говорил, что я "коммерческий гений". Согласись я тогда оставить музыку и пойти в бизнес, сегодня был бы в десять раз богаче. Но я ни о чем не жалею.

- Текучка кадров есть?

- Музыканты от меня не уходят. Они вообще не могут найти работу ни такую, ни даже в 10 раз хуже. Они же исполнители классические, а я им сделал зарплаты, как у эстрадных звезд. Нигде они не получат столько. А десять лет назад некоторые уходили, потом просились назад. 

- Вы строгий руководитель? За формой артистов следите?

- Да, на весы ставлю, заставляю худеть! Объясняю, что это наш makeliving. Знаете такое слово? Это то, что мы делаем для жизни. Хотите жить по-человечески? Будьте добры выглядеть достойно. От твоего веса зависит не только твоя зарплата. Вот ты вчера пустился в загул, сегодня плохо поешь - успех коллектива под вопросом.

У меня требования достаточно высокие. И я сам подаю артистам пример. Показываю: у меня нет живота, и у вас не должно быть. "У вас генетика такая", - они говорят. Отвечаю: "Я еще и штангу в руки беру!" И у меня трое стали в зал ходить.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт