Григорий Лепс - Алле Пугачевой: Иногда в ресторане мне платили, только чтобы помолчал...

Вот уже два года Григорий Лепс входит в пятерку самых высокооплачиваемых российских артистов. Его частное выступление, как рассказали "КП" организаторы корпоративов, стоит не меньше 60 тысяч долларов. На его концертах всегда аншлаги, песни Лепса сейчас поет вся страна. О феномене его популярности со звездой шансона поговорила Пугачева на передаче "В гостях у Аллы" - своей авторской программе на "Радио Алла" (радиостанция закрылась в России, но транслируется на Украине. - Прим. авт.).

"Пить мне запретили"

Пугачева: - Если Ньютон открыл закон земного притяжения, то Лепс сегодня запросто мог бы открыть закон притяжения именно своим голосом.

Лепс: - Уж я такой (смеется)!

Пугачева: - Не знаю таких людей, которые не знают тебя.

Лепс: - Есть такие. Например,  гаишники. Я говорю: "Я музыкант". "А это никого не волнует. Нарушили - платите".

Пугачева: - Что тебя может испугать?

Лепс: - Меня сложно испугать. Когда голос теряю, тогда страшновато. А вообще чего я должен бояться, кроме смерти? И то мне один известный человек сказал, что этого бояться не нужно, потому что это неизбежно.

Пугачева: - А слова во время концерта забыть боишься?

Лепс: - У меня лежат на сцене полотна, и я подсматриваю. У меня память не очень хорошая стала в последнее время...

Пугачева: - Сколько тебе лет? 49? Рановато для проблем с памятью!

Лепс: - У меня всегда с ней было не очень хорошо. По молодости было нормально, а потом я ее сильно водкой сгубил.

Пугачева: - А сейчас пьешь?

Лепс: - Винцо могу выпить.

Пугачева: - А я, наоборот, водочки лучше или виски.

Лепс: - А мне запретили крепкие напитки. Я же болел сильно. Панкреатит...

Пугачева: - Как можно было не пить в ту пору... Правда, ты молодой, конечно. Ты же работал в ресторане?

Лепс: - Да, много лет.

Пугачева: - И там, наверное, поклонники угощали. Попробуй не выпить с ними в Сочи!

Лепс: - Сложновато было. И потом, хорошая работа была там, много денег. Тратить их особо было некуда, разве что на водку да на женщин. Мы ничего не покупали, не было возможности. Видеомагнитофонов не было. Работали, зарабатывали и тут же тратили. Буфет был рядом.

Пугачева: - А бывали моменты, когда нужно было спеть то, что не хочется?

Лепс: - Самое лучшее пение - это тишина. Была пара моментов, когда приходила какая-то компания, мы начинали играть, а они говорят: "Возьми денежки и заткнитесь на полчаса. Мы хотим поговорить". Самый класс (смеется)!

Григорий - глубоко верующий человек. Фото Евгении Гусевой.
Григорий - глубоко верующий человек. Фото Евгении Гусевой.

"Наркотики убили моих друзей"

Пугачева: - А вообще ты друзей терял много?

Лепс: - Много. Время было лихое, если помните. Ребята уходили совсем молодыми.

Пугачева: - Наркотики?

Лепс: - Да. И вообще образ жизни... Я всех их помню. Навещаю на кладбище, когда бываю на родине.

Пугачева: - А у меня музыканты не пьют. Это, по-моему, единственный коллектив, который никогда на сцену пьяным не выйдет.

Лепс: - У нас тоже строго. После концерта - что хотите, то и делайте. Когда пацаном был, мы пили и пели, а сейчас если до концерта бокал вина выпью, то петь не смогу.

Пугачева: - Некоторые, говорят, пьют коньяк перед концертом. Это раскрывает на пять минут. А потом сужение сосудов и голоса нет.

Лепс: - И инфаркт.

"За икону отдал машину!"

Пугачева: - Часто ли ты бываешь в церкви? И есть ли у тебя тяга к тому, чтобы покаяться, исповедаться?

Лепс: - Такой тяги у меня нет. Я все свои грехи сам замаливаю. А в церкви бываю регулярно. А дома у меня коллекция из 150 икон. Одна из моих икон даже мироточила! Но я не стал ее у себя оставлять. Сказал, заберите. Не могу.

Пугачева: - Куда забрали?

Лепс: - Купил один человек. Поставил себе дома.

Пугачева: - А самая старая икона у тебя какая?

Лепс: - XIV века есть икона.

Пугачева: - Не та ли, за которую ты машину отдал?

Лепс: - Нет. А в том случае у меня не было свободных денег, и отдал машину. Прекрасная была машина, кстати. "Ауди", шестилитровая, с тремя телевизорами и двумя холодильниками.

Пугачева: - У тебя глаза тоже такие… Иконописные. Тебе никто не говорил?

Лепс: - Говорили. Но я не верил.

Пугачева: - Поверь.

Лепс: - Тебе верю.

"Мне помогут  "поющие трусы"

Пугачева: - Скандалов нет у тебя?

Лепс: - Боже сохрани! У меня есть люди, которые за меня скандалят.

Пугачева: - А продюсера нет?

Лепс: - Сейчас нет. У меня есть директор, есть люди, которые занимаются прессой и всем остальным. А продюсер… Зачем он мне? Еще попоем немножко, и пора на пенсию. Куп­лю удочку. Буду ловить рыбку. Жарить ее тут же, кушать и спать. И все.

Пугачева: - А на что будешь жить?

Лепс: - На ранее сэкономленные деньги.

Пугачева: - Иконы продавать?

Лепс: - Нет. Иконы подарю, может, кому.

Пугачева: - А их разве можно дарить?

Лепс: - Продавать не совсем хорошо. А вот дарить можно. Но, если честно, я хотел бы открыть продюсерский центр - помогать интересным музыкантам.

Пугачева: - А на что будешь содержать этот центр?

Лепс: - На "поющие трусы", наверное.

Пугачева: - Как это?

Лепс: - Придет же кто-нибудь. Приведет свою девочку, которая хочет петь. У меня будет бюджет. Мы его располовиним, как обычно (смеется).

Пугачева: - Я дара речи лишилась! Как все просто! А что ты им  дашь, если человек бездарный?

Лепс: - А я ничего давать не собираюсь. Мы сделаем пиар-кампанию, разместим ролик, поможем записать альбом.

Пугачева: - И будешь сидеть и высчитывать: на нее столько-то, а половину - на хороших людей...

Лепс: - Ну да. К коим я и себя причисляю.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт