Валентина Малявина: «Конечно, это я убила мужа. Но не физически, а своим отношением»

Валентина Малявина: «Конечно, это я убила мужа. Но не физически, а своим отношением»

Валентина Малявина стала звездой почти 50 лет назад после роли Маши в «Ивановом детстве» Андрея Тарковского.

Жизнь Валентины Малявиной, уверен, когда-нибудь послужит еще сценарием для душераздирающей кинодрамы. Судьба одарила Малявину и счастьем, и славой, и успехом - и в один момент забрала все. Она лечилась от пристрастия к алкоголю, теряла детей, разводилась и снова выходила замуж, сидела в тюрьме. Вконец подкосила ее травма, полученная уже в конце 90-х, - после того как ее избил один из сожителей, Малявина ослепла. 

Сейчас Валентина Александровна живет в уютном пансионе на юго-западе Москвы. Накануне юбилея к актрисе отправился корреспондент «КП».

«ЗБРУЕВ ИЗБИЛ МЕНЯ, УЗНАВ, ЧТО РЕБЕНОК НИКОГДА НЕ РОДИТСЯ»

Валентина Александровна сидит передо мной и молчит. За темными стеклами очков не разглядишь - то ли  уснула, то ли просто не хочет разговаривать. Выглядит прилично - причесана, опрятно одета, старается держать осанку.

Я уже готов задать первый вопрос. Но тут голова Малявиной поднимается, она щупает руками воздух и произносит: «Пошевелитесь, я не понимаю, где вы». Я начинаю ерзать - она в ответ только вздыхает.

- Знаю, что будете спрашивать про мою нелегкую судьбу, - медленно произносит Малявина спустя три минуты. - Не думаю, что она у меня несчастливая. Посмотрите, как я живу сейчас - в просторном номере, ухоженная, всеми любимая. Навещают меня редко - это да. Вот Саши Збруева давно не было... И Коля Бурляев что-то не заходит, хотя обещал. Мне грех жаловаться - у меня в жизни было все. И потом, я с самого детства знала, что меня ждут серьезные трудности.

- Как это?

- В 14 лет с подружками смеха ради пошла к гадалке. Старая цыганка долго смотрела на мою руку, помолчала, вздохнула: «Счастья в твоей жизни будет немерено, но печали еще больше. Очень скоро вый-

дешь замуж, но с мужем проживешь недолго. Будут и другие. Детей никогда не будет, хотя несколько раз забеременеешь. А расплатишься за то, чего не совершала». 

Я тогда, конечно, ничего не поняла, но уже после развода со Збруевым подумала, что предсказание начало сбываться.

- Правда, что вам было всего 17, когда начался роман со Збруевым?

- 16 или 17, сейчас уже точно не вспомню. Роман был бурным, родителям мы ничего не говорили. Саша жаловался, что у него строгая мама. Да и моя мать тоже была сурова в этом плане, все наставляла, мол, до свадьбы никакой близости. И мы скрывали все до последнего. Но когда я забеременела, уже нельзя было не сказать. Да и то... Я ведь родителям о Саше рассказала, только после того как мы расписались...

- Пришли со свидетельством о браке в руках?

- Ну да. Расписались без лишнего шума - и ко мне домой. В прихожей нас встретила моя мама. Стояли, прижавшись к стене. Мама спросила: «Ну-ка рассказывайте, что натворили!» А Саша ей: «Почти ничего, вот расписались только...» И, знаете, она все восприняла нормально. Изменилась в лице только, когда узнала, что я беременна. Она считала, что мне рано рожать. Такого же мнения была и мать Саши - не хотела, чтобы сына связывал ребенок. Эти женщины думали, что умнее нас и могут распоряжаться чужими жизнями.

- Что они сделали?

- Вызвали у меня искусственные роды. Мы пришли к врачу - якобы на осмотр. Последнее, что я помню, - иглу, входящую мне в вену. Когда очнулась, беременной уже не была. Эта трагедия все перевернула - я поклялась, что никогда не буду иметь детей. Сердце разрывалось, не спала ночами...

- Как муж отнесся к поступку матерей?

- Саша был в отъезде. Вернувшись и увидев меня, моментально все понял. И не захотел слушать. Для себя он все решил - виновата я и только я. Он тогда сильно меня избил. Мы еще недолго прожили вместе, но былых отношений уже вернуть не смогли.

«ЗА КАЙДАНОВСКОГО НЕ СОБИРАЛАСЬ...»

- Как изменилась ваша жизнь после «Иванова детства» Тарковского?

- Появился круг друзей и поклонников, которым я была интересна. Благодаря Тарковскому я познакомилась с Сашей Кайдановским - одним из главных мужчин в моей жизни. С Сашей мы постепенно сближались, а Тарковский явно ревновал меня к нему. 

- Но замуж за Кайдановского вы не вышли.

- За такого нельзя замуж! Он гениален, с ним безумно интересно, но жить - выше моих сил. Хотя мы терпели друг друга 6 лет - с перерывами, скандалами, любовью и ненавистью... А замуж я вышла за Пашу Арсенова, режиссера фильма «Подсолнух».

- Отношения с Арсеновым закончились из-за личной трагедии?

- Да. Я же поклялась никогда не рожать. А с Пашей у нас была настоящая семья. И я решила - дети нужны. Родила девочку, которая через несколько недель умерла от инфекции. После этого я поняла, что не смогу жить с Арсеновым. И прямо сказала ему об этом - мы сидели, пили красное вино, порядком набрались. Я рыдала, он сидел рядом, успокаивал. Оба понимали, что это последний вечер...

Свой юбилей актриса встречает в московском пансионе, ставшем ее домом.
Свой юбилей актриса встречает в московском пансионе, ставшем ее домом.

«ГОРЯ НЕМАЛО. НО ВСЕ УЖЕ ПОЗАДИ»

- Вашей последней роковой любовью стал актер Станислав Жданько, за убийство которого вы сели в тюрьму. Как вы с ним познакомились?

- Ох, Стас... Мальчик, который хотел быть рядом с известной актрисой. Нас познакомил Кайдановский, который общался со студенческой труппой, в которой играл Жданько. После одного из спектаклей мы вместе оказались в ресторане в большой компании. Я пила вино, Стас пожирал меня глазами, я тогда тоже уже была влюблена в него. Когда мы остались наедине, он сказал: «Мы будем вместе, но ты никогда больше не будешь пить». Я в ответ кивнула. Мы поженились, но период счастья и упоения друг другом быстро закончился. Стас оказался неудачливым актером - в театры его не брали, фильмы с ним не замечали. Но я не понимала его депрессии.

- Так и не считаете себя виновной в его смерти?

- Как же не считаю? Конечно, это я убила его. Но не физически, а своим отношением. Трудности его казались мне несерьезными. А он страдал. В вечер его смерти мы повздорили. Он вышел из себя, я подлила масла в огонь - начала пить прямо из бутылки. А потом спокойно вышла из кухни, села на диван. Через час вошла на кухню, а Стас весь в крови. Очевидно, пытался поранить себя ножом, чтобы испугать меня. Но не рассчитал и убил себя... Следователь сразу понял, что это самоубийство. Дело закрыли. Через несколько лет родственники Стаса добились, чтобы я села в тюрьму. Но спустя четыре года меня оправдали.

- Тюрьма вас сломала?

- Я долго не могла привыкнуть, когда вышла. Кругом другая страна - все эти лозунги перестройки, коммерция. Быстро возобновила съемки, но в 90-х кино просто закончилось. Играть мне было нечего.

- Что поменяли бы в жизни, если бы могли?

- Я ни о чем не жалею. Что на роду написано, то и есть. Цыганка была права. Горя немало, но все уже позади. Сейчас мне хорошо...

Фото Дмитрия ЛИФАНЦЕВА («Экспресс газета»).

5 лучших фильмов Валентины Малявиной:

* «Иваново детство»

* «Сотрудник ЧК»

* «Урок литературы»

* «Король-олень»

* «Красная площадь».

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ