Ксения Бородина: «Я не прячу ребенка. И не хочу войны с мужем»

Ксения Бородина: «Я не прячу ребенка. И не хочу войны с мужем»

Ксения Бородина

Разведясь в апреле со своим мужем (брак продлился менее трех лет), 28-летняя Ксения Бородина только нарастила обороты своей светской активности, которая, к слову, и явилась причиной расставания с Юрием Будаковым (Ксения якобы закрутила роман в партнером по проекту «Танцы со звездами» молодым актером Александром Головиным).

 Казалось, развод супругов обойдется без скандалов и дележей, но не тут-то было. Поначалу Юрий Будаков подписал доверенность на заграничные путешествия их общего ребенка (Марусе в июне исполнится всего лишь 2 года). Но потом между экс-супругами как будто черная кошка пробежала. Да так сильно «пробежала», что их отношения родственники и друзья, да и сама Ксения стали называть «войной». Причиной такого поворота, вероятно, стали жалобы телеведущей на прошлую семейную жизнь.

 Ну, знаете, как это бывает: в близкой компании хочется немного приукрасить факты, добавить жару и драматизма, а потом «доброжелатели» все это раздуют до размеров античной трагедии, где жизнь героев висит на волоске, а вокруг ужасные чудовища раззявили наизготовку слюнявые пасти.

 Смотришь, а бывшему мужу Бородиной уже приходится оправдываться в том, что никаких зверств и унижений в отношении жены и дочери он, упаси бог, не учинял: «Никакой угрозы для жизни Ксюши или дочки нет», и что все происходящее не более чем искусственно разыгрываемая роль «обиженной девушки».

 Видимо, вот эта словесная несдержанность бывшей жены и подвигла Будакова на ответный демарш: он подписал официальный запрос в таможенную службу с просьбой аннулировать доверенность на вывоз ребенка за пределы Российской Федерации. Юрий боится, что Ксения увезет Машу навсегда. Например, в Италию, где у нее есть родственники. А также он намерен через суд решать вопрос о его правах на встречи с ребенком. Отбирать дочь у своей бывшей жены он, впрочем, не собирается.

 Сама Ксения прокомментировала «Комсомолке» ситуацию так:

 - Я никуда ребенка не увожу, ни в какую заграницу. И нигде его не прячу. Ребенок со мной, в Москве. И я не хочу продолжать эту войну, мне это неинтересно.  

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт