Раиса МУРАШКИНА, Мария РЕМИЗОВА, Анна БАЛУЕВА, Ирина БАРЫШЕВА, Оксана ГОНЧАРУК (7 мая 2011)
Дядя Боярского в войну был разведчиком, а мама Бабкиной - партизанкой

Дядя Боярского в войну был разведчиком, а мама Бабкиной - партизанкой

Дядя Боярского Николай Александрович.

- Я блокадный ребенок, у меня есть медаль «Житель блокадного Ленинграда», - вспоминает поэт-песенник Илья Резник. Было мне пять лет. Помню, я вышел на балкон нашего дома на улице Восстания и вместо голубого неба увидел серую мешанину из аэростатов. Помню, как бабушка принесла мне хлеб в детский садик, одна крошка упала, и я в снегу искал эту крошку. Мой отец прошел всю войну и умер от ранений в госпитале. Мама и дедушка рыли окопы. Дед получил сужение пищевода: во время работы на морозе ему дали на обед горячую картофелину, он схватил ее и проглотил, получив сильнейший ожог. Потом он всю жизнь ел стоя - из-за этого сужения не проходила пища.

- В 1941 году я снимался в фильме «Свинарка и пастух». И война застала нас на натуре в Домбае и Теберде, - рассказал «КП» Владимир Михайлович. - Конечно, не только мы - вся страна была в шоке! Пырьев записался добровольцем на фронт, а я попал в танковую школу. Однако недели через три сообщили, что по указанию Сталина нам всем дали бронь, и приказали доснимать картину. Снимали на ВДНХ под бомбежками, в две смены. Этот фильм (а точнее, указ Сталина) меня спас. На фронт я выезжал только с концертами - нас берегли для мирного времени. 

- Папа мой - ветеран войны, танкист - дошел до Берлина и вернулся невредимым, - поделилась с «Комсомолкой» Надежда Георгиевна. - А мама моя - ей тогда было 17 лет - подалась в партизанщину в белорусские леса, была связисткой партизанского отряда. Родители не любили вспоминать, как воевали, хотя 9 Мая отмечали всегда. 

Я дитя послевоенное, и если бы отец не вернулся, то не было бы и меня. Кстати, в нашей семье было много военных. К примеру, мой прадед по отцовской линии был награжден георгиевским крестом князем Михаилом Романовым. А мой брат Валерий Георгиевич Бабкин дослужился до генерала.

Бабушка Михаила Боярского Екатерина Николаевна каждый день посылала сыновьям на фронт письма с молитвами.
Бабушка Михаила Боярского Екатерина Николаевна каждый день посылала сыновьям на фронт письма с молитвами.

- Мой отец прошел финскую и Великую Отечественную, но очень мало про это рассказывал, потому что это тяжелые воспоминания, - говорит Лев Валерьянович. - Я родился в Москве, окруженной немцами, и прожил здесь всю войну. Мама умерла в 1943 году, когда мне было полтора годика. И приемная мама Марина, жена отца, сделала все, чтобы я и моя сестра выросли достойными людьми. Я помню, как в войну мы ели жмых, бегали жевать какой-то вар, как нам не хватало еды, несмотря на то, что папа получал паек.

Актриса Элина Быстрицкая на фронте не была, но и в тылу ей досталось...

- Мне было 13 лет, когда я стала работать в передвижном госпитале, - вспоминает Элина Авраамовна. - И хотя потом по настоянию папы окончила медицинский техникум, я не смогла стать врачом - так настрадалась в войну от вида боли, крови и несчастий. Подросток не должен все это видеть! Но главная моя трагедия - таская раненых солдат, я надорвалась и не могла потом даже мечтать о материнстве... 

Дядя Михаила Боярского Николай Александрович (которого актер называл своим вторым отцом) прошел всю войну. Начинал рядовым пехоты, потом стал разведчиком. Был ранен - пуля прошла в двух сантиметрах от сердца. 

Живя в войну в деревне под Минском, тогда еще 11-летняя бабушка Анны Семенович помогала выхаживать раненых партизан.
Живя в войну в деревне под Минском, тогда еще 11-летняя бабушка Анны Семенович помогала выхаживать раненых партизан.

Маленький Миша в детстве все время спрашивал: «Сколько вы фашистов убили, дядя Коля?» Николай Александрович никогда не отвечал на этот вопрос. Он вообще никогда не говорил о войне. 

Всю войну прошел и еще один дядя Михаила Боярского - Павел Александрович Боярский. 

Бабушка будущего «мушкетера» Боярского писала обоим своим сыновьям по нескольку писем в день. Она была человеком религиозным и высылала сыновьям письма с текстами молитв чуть ли не каждый день. Бабушка верила, что эти «святые» конвертики уберегут ее сыновей. Михаил Боярский потом посчитал - она отправила на фронт около тысячи конвертов. Несколько десятков бабушкиных писем уцелели и сейчас являются главными реликвиями семьи Боярских. 

У известного дизайнера воевали оба деда - и оба выжили. Один служил политруком и дошел до самого Берлина. Второй дед по маминой линии служил в авиации стрелком-радистом. Войну начал сержантом, а закончил майором. Такую карьеру Никита Степанович сделал благодаря своему природному фарту - его самолет всегда возвращался из боя на базу без потерь.

Анна Ивановна Опанасенко-Сумская до сих пор без волнения не может вспоминать войну.
Анна Ивановна Опанасенко-Сумская до сих пор без волнения не может вспоминать войну.

- Во время войны моего деда в полку считали талисманом, - рассказывает Диана. - Командир ценил его везучесть настолько, что никогда далеко от себя не отпускал. Дед был настоящим героем. А за освобождение Киева был награжден орденом Красного Знамени, который получил из рук самого Калинина в Кремле.

Дед до сих пор жив - недавно мы отметили его 91-й год рождения. Я с большим уважением отношусь к празднику 9 Мая и тем людям, которые защищали нашу Родину. Мое отношение к этому празднику очень серьезное. Я не возлагаю цветы, но всегда помню о тех, кто сражался. 

 

А В ЭТО ВРЕМЯ 

Корова Сумской спасла от смерти полсела 

Мама актрис Ольги и Натальи Сумских Анна Опанасенко-Сумская пережила оккупацию. Ей было 8 лет, когда немцы поселились в их доме в селе Катюжанка на Киевщине. t

- На стену немцы повесили портрет Гитлера, а в нашем дворе под грушей забивали коров, которых сгоняли с других дворов, - вспоминает Анна Ивановна. - У нас тоже была корова Лыска, рыжая-прерыжая, ее в селе называли Померанец, так вот с ней случилась уникальная история. Когда в 1943 году немцы отступали, они забирали с собой все: чернозем вагонами вывозили и весь скот уводили. А наша корова, когда переходила мост через Здвиж, сбежала. Она  прыгнула с моста в воду, переплыла реку, после прошла еще три километра и вернулась в родной хлев. В селе после немцев это была единственная корова, и ее молоко спасло жизнь и нашей семье, и другим людям.

Последнее время перед отступлением фашисты настолько озверели, что выгнали нас из дома, и мы жили в землянке, вырытой посреди огорода. Когда в село вошли советские танки, один пошел напрямик через наш огород, а наша святая мама вдруг как будто почувствовала что-то, выскочила из землянки прямо перед носом у танка и остановила его. Если бы не выскочила, танк бы нас всех раздавил… А оба деда Оли и Наташи так Победы и не дождались. Оба погибли в войну. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт