Марина НЕЕЛОВА: «Гафт поцеловал меня так, что я увидела его желудок!»

Марина НЕЕЛОВА: «Гафт поцеловал меня так, что я увидела его желудок!»

Комментарии: 2
Душераздирающая сцена с поцелуем в чеховских «Трех сестрах» не помешала Нееловой и Гафту остаться нежно любящими... друзьями и коллегами.

Марина Неелова на язык остра как бритва, с ней не расслабишься. Тем более приятным оказался подарок ее поклонникам - в московском Доме музыки прошел ее творческий вечер. Марина Мстиславовна рассказала о себе и о партнерах, с которыми выходила на сцену и на съемочную площадку, и получилась не просто «встреча для вас», а феерический моноспектакль. Фрагменты из него мы сегодня и публикуем.

КАК НЕЕЛОВА НЕ СМОГЛА НЕ ВЛЮБИТЬСЯ В ОЛЕГА ДАЛЯ

- На 2-м курсе института (Неелова училась на актерском факультете ЛГИТМиКа. - Ред.) меня пригласили на пробы в картину «Старая, старая сказка» к режиссеру Надежде Кошеверовой. Я была абсолютно счастлива - впервые попала на съемочную площадку! Ассистент режиссера говорит: «Ты откройся, покажи, на что способна». И я открылась... Да так, что утвержденный на главную роль Олег Даль, увидев мои пробы, сказал Надежде Николаевне: «Берите кого угодно, только не эту». Желая показать все, на что была способна, я кривлялась, как обезьяна!

Тем не менее Надежда Николаевна меня утвердила. Даль тогда был на пике популярности, девушки его обожали, срывали двери в грим-уборной с петель... А Надежда Николаевна мне повторяла: «Только не влюбись в Олега, иначе картину загубим». Почему загубим, я не понимала, но была подготовлена, что Даль мне категорически не понравится. 

И наконец-то мы с ним встретились... Черные кудри, огромные синие глаза, прекрасная, длинная и талантливая фигура... Танцевал и пел прекрасно, играл потрясающе, рассказчик замечательный. Не влюбиться в него не-воз-мож-но!

Много лет спустя, когда я работала с Далем в театре «Современник» и репетировала вместе, режиссер спектакля Галина Волчек, глядя на Олега, говорила: «Ну совсем не то играет, идиот...» При этом ее глаза сияли счастьем, и оторвать их от Даля она не могла. Такой был магнетизм его таланта.

КАК «МОЛОДАЯ РАНЕВСКАЯ» ПОДРАЛАСЬ С АКТЕРОМ ЛЕНЬКОВЫМ

- Ты - молодая Раневская, - считал мой приятель Александр Леньков, с которым мы снимались в одной картине. - Поступай к нам...

И со второго захода меня приняли в Театр Моссовета. На мое счастье, в это время туда пришел Анатолий Васильевич Эфрос, режиссер, о котором можно только мечтать. Он пришел поставить спектакль «Турбаза» по пьесе Эдварда Радзинского. В постановке были заняты Ростислав Плятт, Маргарита Терехова, Ия Саввина, Леонид Марков, Нина Дробышева, мой друг Саша Леньков... Не букет, а целая клумба звезд. 

И вот первая читка, застольный этап, когда пьесу читают по ролям, разбирают, распутывают психологическую вязь. Вместо этого Эфрос говорит: «Давайте поимпровизируем, сыграем своими словами...»  Заслуженные и народные дружно сказали, что не готовы. А что делать мне? Я спряталась за спинкой кресла. Как в школе - только бы не вызвали!

И тут мой друг Леньков говорит таким противным голосом: «Неелова попробует...» Он из дружеских побуждений хочет меня «продать»: в театре меня никто не знает, а он-то в курсе, что я - «молодая Раневская». Эфрос спрашивает: «Можете сыграть такую сценку?» - «Конечно, могу», - нагло отвечаю. У самой коленки стучат, как ложка в стакане, но это шанс, и я не имею права отказаться. Народные смотрят на меня с ухмылочкой: «Ну-ну, поглядим...» 

Выходим мы с Сашей Леньковым на середину зала. Саша легонько толкает меня в плечо. И я отлетаю в сторону на три метра. Саша потрясен, такого он не ждал даже от «молодой Раневской». «Ты что?!» - очень органично спрашивает он. Дальше по роли он должен поцеловать меня в затылок. «Нет, это ты что?!» - И я толкаю его так, что он отлетает еще дальше. Щас, думаю, я тебе все припомню... Завязывается драка.

Саша выбегает вниз по лестнице с пятого на первый этаж, я - за ним. Эфрос кричит: «Разнимите их, она его прибьет!» Мы катаемся по полу у гардероба и натурально деремся... Хотя все умирают со смеха.

После этого меня утвердили на роль, а других актрис даже не пробовали.  

КАК НЕЕЛОВА ПРИШЛА В УЖАС, ВСТРЕТИВШИСЬ С КОСТЕЙ РАЙКИНЫМ

- Я репетировала спектакль в Театре Моссовета, одновременно снималась на «Ленфильме». И тут узнаю, что в «Современнике», о котором мечтала, ищут актрису в спектакль «Валентин и Валентина». Актриса Екатерина Маркова, играющая Валентину, уходит в декрет. Спектакль вообще был удачным для молодых актрис: все, кто играл в нем главную роль, вскоре обязательно уходили в декрет. Хотя Костя Райкин - он был Валентином - в этом совершенно не был виноват. 

И вот в один прекрасный день мне звонит Костя. Я, конечно, сразу понимаю, о чем пойдет речь, но делаю вид, что ничего не знаю... Говорю, что очень занята, хотя совсем не занята. Наконец, когда чувствую, что дальше кокетничать опасно - вот-вот повесит трубку и попрощается навсегда, договариваюсь с ним встретиться. Костя приглашает к себе домой. 

Костю я раньше не видела и представляла, что он, как его отец, - высокий, красивый, с гривой волос, только без седой пряди... Прихожу к нему домой в Благовещенском переулке. Открывается дверь лифта, и вижу: в полуоткрытом дверном проеме торчит голова вот на такой высоте (Неелова показывает где-то на уровне груди. - Авт.). Причем эта голова не то чтобы артисту - вообще никому не подходит. Улыбка Чеширского кота и зубы в разные стороны. Я понимаю, что не туда попала. А голова мне говорит: «Я вас жду». И улыбается совершенно по-идиотски. Господи, думаю, ну мало ли кто это! Драные джинсы, потертая майка - денщик, одним словом. Может, человек убирает квартиру или просто специально нанят открывать дверь у Аркадия Райкина... 

Захожу. Квартира потрясающая, мебель из красного дерева, на стенах картины, кругом статуэтки, как в музее. Он меня проводит в комнату, закрывает дверь, и тут я понимаю, что это и есть Костя. Боже праведный, какие чудеса! Особенно меня смутила его прическа. У Кости были длинные волосы, подстриженные под пажа. Мы начинаем разговаривать... 

И разговариваем без остановки восемь часов: я сбегала на репетицию, потом вернулась к Косте. Впечатление, что мы ходили в один детсад, сидели на одном горшке, что это вообще мой брат. У нас все совпадает в оценках и взглядах, а главное, у обоих нереальная, нечеловеческая любовь к театру.

И все-таки какой-то он странный... Во-первых, прическа, во-вторых, все время бегает вокруг, только присядет - сразу вскрикивает «Ой!» и подпрыгивает как на иголках. Вдруг Костя говорит: «Так жарко, извини!» И снимает с головы парик. А под париком - абсолютно лысая башка. Я все актерское мастерство применила, чтобы не показать, что я в ужасе. 

А он объясняет, что снимается в картине «Свой среди чужих...» и режиссер Никита Михалков заставил побриться наголо. «Костик, а можешь прыгнуть со скалы в речку горную?» - не успел Михалков спросить, а Костя уже туда нырнул. Вода ледяная, требуются бесконечные дубли, и в результате у Кости фурункулез по всему телу, он исколот гамма-глобулином и подскакивает от боли, когда садится. И это ради трех минут на экране! 

Потом я часто Косте плакалась, что очень худая. А он мне рассказывал, какие письма получает: «С вашим лицом не только на сцену, на улицу нельзя выходить!» 

КАК НЕЕЛОВА ЦЕЛОВАЛАСЬ С ГАФТОМ

В «Современнике» я встретилась с Валентином Иосифовичем Гафтом. У нас была любовная сцена в спектакле «Три сестры», где я играла Машу, а Гафт - Вершинина. А Валя не любит, когда ему по роли нужно играть любовь, - стесняется. 

В спектакле моя Маша сидит на рояле, вся взволнованная, конечно же, в слезах. В этот момент Валя - Вершинин должен меня страстно схватить, положить на рояль и поцеловать. «Не-е-е, Галюнь, - говорит он режиссеру Волчек. - Я не буду ее целовать, я не знаю, как это». 

Тут один молодой артист говорит Гафту: «Я могу показать». И мы с ним целуемся, а Валя Гафт между нами третьим втискивается. Где мы, там и он. И говорит: «Мне нравится. Я тебя тоже поцелую по-настоящему - на премьере»... И каждую репетицию напоминает. Жду с ужасом. 

Премьера. Гафт смотрит на меня особым взглядом, как бы предупреждая: «Я тебя сегодня поцелую!» И вот я - на рояле. Гафт подходит ко мне, хватает так, что я издаю такое некрасивое «кр-р-я-як!», наклоняется надо мной - и все мое лицо уходит в него. Я вижу все - Валины гланды, желудок... Потом он, как вантуз, чмокает и вытирает губы. «Вот так вот», - говорит Валя, будто после этого поцелуя я должна уйти в декрет.

Дальше он взялся импровизировать с поцелуем. То кашлянет прицельно в меня как раз на пороге поцелуя, то говорит, что волос у него в горле застрял... В конце концов я ему сказала: «Я сегодня плохо себя чувствую, кажется, заболела». «Я не буду тебя целовать», - сказал мнительный Валя. Только так я от его поцелуев и убежала!

­­Фото PHOTOXPRESS.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Марина Мстиславовна НЕЕЛОВА родилась и выросла в Ленинграде. С 4 лет занималась балетом. После школы поступила на актерский факультет ЛГИТМиКа (мастерская Василия Меркурьева и Ирины Мейерхольд). Еще студенткой дебютировала в кино, снявшись в фильме «Старая, старая сказка».

В Москве она с 1971 года - была актрисой Театра им. Моссовета. А с 74-го по сей день она - актриса «Современника».

Народная артистка не раз была отмечена госнаградами, госпремиями, профессиональными премиями.

Муж Нееловой - Кирилл Геворгян, российский дипломат. Дочь - Ника Неелова-Геворгян - родилась в 1987 году, в этом году окончила лондонскую Школу изобразительного искусства Слейд по классу скульптуры.

Среди множества ярких ролей Нееловой в кино - героини фильмов «Монолог», «Осенний марафон», «Фантазии Фарятьева» и др.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт