Ирина ТУРЧИНСКАЯ: «Рядом с Владимиром было легко нажить тяжелые комплексы»

Ирина ТУРЧИНСКАЯ: «Рядом с Владимиром было легко нажить тяжелые комплексы»

Турчинскому нужна была женщина, которая позволяла бы ему оставаться самим собой. Именно ее он и нашел в лице Ирины. Фото ИТАР - ТАСС.

Целый год после смерти Владимира Турчинского его вдова Ирина не давала интервью. «Я просто жила», - отвечает она на вопрос о том, как ей удалось пережить эти страшные месяцы. Рядом с ней в тяжелый период были только близкие и друзья. Но для «Комсомолки» она сделала исключение.

- Вот-вот в книжные магазины поступит книга «Фитнес. Мужской и женский взгляд». На ее обложке два имени - ваше и Владимира...

- Мы с Володей писали ее несколько лет. То есть сначала была книга Турчинского «Взрывная философия». Она тоже была о занятиях спортом, но эта книга в основном для мужчин. Я постаралась этот момент немножко исправить. Если в первой книге Владимир писал о мужчинах и для мужчин, дополняя ее какими-то своими наблюдениями про женщин, теперь про дам порассуждала я. 

- А в чем особенность именно женского взгляда на слабый пол?

- Мне кажется, что это вообще неправильное понятие - «слабый пол». Мы - существа сильные. Другое дело, что женщин почти не волнуют внешние проявления этой силы, мы живем больше внутренним миром. Но при этом прекрасно отдаем себе отчет в том, что мужчины воспринимают нас прежде всего глазами, и стараемся создать тот образ, который данному конкретному мужчине понравится. Многие предпочитают как раз слабых... Но в конечном счете любая женщина остается неуловимой, какая она на самом деле, никто не знает и не должен знать. Чтобы добиться этого, нужна большая мудрость. Зато потом - чистый кайф.

- А какой образ создавали вы на заре отношений с Владимиром?

- Мы были 12 лет вместе... И, пока шли по этому пути, стали абсолютно другими людьми. В самом начале нашего знакомства Владимиру нравились мужественные, сильные женщины. Причем речь не о внутренней силе, а именно о внешних ее проявлениях. Он как бы искал ровню самому себе. И это при том, что в отношениях с противоположным полом он всегда был лидером. Но постепенно его отношение к женщинам поменялось, и, кажется, я сыграла здесь не последнюю роль. Он стал любить во мне мягкость, пластичность, начал ценить не только внешние данные, но и ум. И вслед за ним менялась и я. Но никогда ему не нужен был человек, который сидит рядом и то и дело восклицает: «Милый, какой ты замечательный!» Он сам достаточно хорошо знал свои плюсы и минусы. Наверное, нужна была женщина, которая просто позволяла ему быть самим собой. Которая позволяет не расплескать эмоции, когда он приходит со съемок уставший, а согреет и даст отдохнуть.

- Турчинский успел прочитать вашу часть книги?

- Да. Мы закончили ее вдвоем. Владимир закончил все дела, которые были у него на земле.

- И как он воспринял ваш взгляд на женскую философию?

- Я с удовольствием излагала ему свои мысли. А он все время говорил: «Дорогая, можешь чуть-чуть попроще?» Я ему казалась слишком витиеватой. Володя никогда не был сторонником усложнений, и это касалось всего - и моей части книги, и его реакции на мои успехи в других областях. Вот были, скажем, мои первые в жизни соревнования по бодифитнесу. Я долго к ним шла, столько эмоций испытывала... И когда я оказалась в числе победительниц, то мне хотелось говорить об этом долго даже после того, как я сошла со сцены. А Владимир мне говорит: «Что могу сказать? Ты получила справку, что ты красавица. Все. Поставим точку». Это был комплимент всему моему двухлетнему пути, единственная фраза, которую он мне сказал. И мы поехали дальше. 

- Неужели он был настолько скуп на комплименты?

- Не то чтобы скуп. Очень емок. Он мог сказать всего одну фразу и уловить всю соль. Он вообще меня многим ценным вещам в этом смысле научил. Рядом с сильным человеком приходится многое выдерживать. Играть вторую роль, вторую скрипку в отношениях - это большое мужество. Легко нажить собственные комплексы. Но мне, к счастью, удалось это преодолеть. Наверное, именно это и сделало меня по-настоящему сильной. 

Когда наступает тяжелый период, сразу возникают вопросы, заставляющие потухать глаза: «За что мне это? Почему жизнь ко мне не так повернулась, как я хочу?». Для меня немножко другой вектор направленности по жизни: «Что я даю в этой жизни?». И как только ты вектор ответственности за все происходящее направляешь на себя и задаешь себе именно эти вопросы, тут же хочется изменить выражение лица. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт