Мария РЕМИЗОВА, Тель-Авив. Фото FOTOBANK (12 февраля 2011, 12:06)
Михаил Козаков борется с болезнью и мечтает поставить пьесу с Пугачевой

Михаил Козаков борется с болезнью и мечтает поставить пьесу с Пугачевой

Козаков борется с болезнью и мечтает поставить пьесу с Пугачевой. Фото: PHOTOXPRESS

В начале февраля стало известно, что у всеми любимого артиста Михаила Козакова неоперабельный рак легких. В прессе появились сообщения, что он лежит в хосписе, якобы без денег и надежды на лучшее. Бывшая жена Козакова, мать его младших детей, театральный продюсер Анна Ямпольская в телефонном разговоре сообщила корреспонденту «КП», что все необходимое у Михаила Михайловича есть.

Адвокат актера Генрих Падва это подтвердил:

- Сначала он лежал вроде бы в хосписе, а теперь Аня сняла ему квартиру, позаботилась о том, чтобы у Михаила Михайловича были сиделка и хорошие врачи. Она очень порядочный человек, делает все, чтобы помочь бывшему мужу...

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА СВЯТУЮ ЗЕМЛЮ

На ПМЖ в Израиль Козаков в первый раз отправился в начале 90-х. С ним приехал режиссер Евгений Арье, сейчас успешно возглавляющий русско-израильский театр в Тель-Авиве «Гешер». Также с Козаковым была молодая жена Анна Ямпольская, тогда еще начинающий театральный продюсер.

Сначала «Гешер», где работал тогда Козаков, играл спектакли исключительно на русском. Потом, чтобы расширить аудиторию, актеры стали играть на двух языках. Иврит Козакову давался с трудом, да и с коллегами по театру отношения не складывались. Вскоре он создал в Израиле «Русскую антрепризу Михаила Козакова».

Со временем Михаил Михайлович получил израильское гражданство и обзавелся в стране собственным жильем (купленным, по слухам, на щедрый гонорар за политическую рекламу). А потом... оставил молодую жену с детьми и вернулся в Россию. При разводе, по словам последней жены Козакова Надежды, Ямпольской отошли квартира в Тель-Авиве на улочке Карл Нетер (там сейчас живут ее родители), офис в центре Москвы и две столичные квартиры.
 

Михаил Козаков с женой Анной и детьми Мишей и Зоей уезжал в Израиль еще 20 лет назад. Потом возвращался в Россию, но теперь он снова в Тель-Авиве - на лечении.
Михаил Козаков с женой Анной и детьми Мишей и Зоей уезжал в Израиль еще 20 лет назад. Потом возвращался в Россию, но теперь он снова в Тель-Авиве - на лечении.

Почти десять лет Михаил Михайлович жил в России и в какой-то момент женился на Надежде Седовой. Но постоянно помогал оставшимся в Израиле детям, не прекращая общения и с бывшей супругой. Общение это закончилось тем, что в прошлом году он расстался с Седовой и в начале лета во второй раз приехал жить в Израиль.

Говорят, тогда русская диаспора Тель-Авива приняла его уже не так радушно, как много лет назад. Мол, тут не любят тех, кто уезжает, а потом возвращается. Еще один момент: Козаков не иудей, а христианин (хоть, по его собственным словам, человек не воцерковленный). И еврейские традиции не являются для него чем-то, чего обязательно надо придерживаться. Например, кошерным ресторанам он предпочитал русские заведения и грузинское кафе «Кавказ».

- Михаил Михайлович приходил обычно один, выбирал столик в самом дальнем уголке, заказывал бараньи ребрышки, - вспоминают местные жители. - Но мы уже давно его в ресторане «Кавказ» не видели.

 

ОН РАЗГЛЯДЕЛ В ПУГАЧЕВОЙ АКТРИСУ ПОСЛЕ ЕЕ ИНТЕРВЬЮ «КП»

- Когда Михаил Михайлович вернулся в прошлом году в Израиль, мне позвонила его жена Аня Ямпольская, предложила встретиться, - рассказывает израильский актер Владимир Фридман. - Козаков приехал в кафе вместе с ней и дочерью Зоей, они выглядели счастливой семьей. Я пришел с подругой и режиссером Сергеем Говорухиным. Козаков прекрасно выглядел: в шортах, высокий, статный. Он еще шутил: мол, я не развалина, у меня еще много идей, очень хочу работать! Настроение у него было хорошее. Интернетом он не умеет пользоваться, поэтому, слава богу, не ознакомился с грязью, которую на него вылили в прессе в связи с последним разводом. Потом мы часто встречались в квартире Михаила Михайловича, которую он снимал в самом центре Тель-Авива. Аня все время говорила о ремонте, собиралась вот-вот переехать в свой новый дом в Неве Цедек - престижном районе города.

Козаков читал много книг, учил иврит, который за долгие годы успел подзабыть. Он хотел поставить спектакль, возродить свою авторскую антрепризу в Тель-Авиве. Мы даже начали репетировать один спектакль, что-то не сложилось с одним из актеров, и мы решили отложить проект до лучших времен. А потом в Интернете появились сообщения, что Козаков болен. На звонки он и Аня не отвечают. Мы понимаем, им сейчас не до нас. Но сообщение на их автоответчике, мол, можете рассчитывать на нашу помощь, мы оставили.

...Друзья вспоминают, что работать Козакову было сложно: сильно подводило зрение. Прекрасному актеру, избалованному вниманием российского зрителя, приходилось довольствоваться небольшими залами, где он выступал с творческими вечерами. Но он не оставлял мечты о серьезном театральном проекте.

В квартире на втором этаже этого дома, расположенного на одной из центральных улиц Тель-Авива, Козаков жил до 15 января. Оттуда он отправился в больницу.
В квартире на втором этаже этого дома, расположенного на одной из центральных улиц Тель-Авива, Козаков жил до 15 января. Оттуда он отправился в больницу.

Прочитав в «КП» интервью с Аллой Пугачевой, где та рассказала о желании попробовать себя на театральной сцене, Козаков решил подыскать для певицы хорошую пьесу.

- Он был так растроган, прочитав вашу статью в «КП», - рассказала Ямпольская. - Еле сдерживал слезы: «Алла открылась мне с другой стороны, она же замечательная актриса!» Вот видите, когда вы пишете достойные вещи - это всегда запоминается. А когда берете интервью у молодой жены Козакова Надежды Седовой, которая попросту выжила Михаила Михайловича из московской квартиры, - это расстраивает... Аллу Борисовну обманул аферист (банкир Олег Рафанович занял у Пугачевой крупную сумму денег и не отдал, скрывшись за границей. - Ред.), а Михаила Михайловича обманула эта женщина. Надо всем миром встать на защиту великих людей, ведь их у нас почти не осталось!

Адвокат Генрих Падва тоже настроен резко против Седовой:

- Я разговаривал с врачами, и они мне подтвердили, что ситуация с недавним разводом Козакова действует на его здоровье губительно! Надежда еще до его отъезда в Израиль написала расписку, что получает от Михаила Михайловича около 100 тысяч долларов, дает ему развод и освобождает квартиру артиста. Но даже после развода она не выполнила своих обязательств. По-прежнему занимает квартиру Козакова, которую он планировал продать...

 

«ПЕРЕД ОТЪЕЗДОМ АНАЛИЗЫ БЫЛИ ХОРОШИЕ»

Надежда Седова имеет иную точку зрения на данный конфликт.

- Никаких извещений, что я должна освободить квартиру Михаила Михайловича, я не получала, - с грустью говорит она. - Но, думаю, адвокат Козакова - его, к слову, нанял не мой бывший муж, а Ямпольская - все-таки меня из этой квартиры выселит. Я очень переживаю за Михаила Михайловича, потому что он не выходил на связь уже несколько месяцев, Ямпольская постоянно меняет ему телефоны... Я очень хочу навестить Михаила Михайловича, но одна боюсь лететь в Израиль. Где я там буду его искать? Ямпольская оградила его от всех, он ни с кем не общается, а скандалить с Ямпольской я не хочу. К Михаилу Михайловичу собирался вылететь его друг, музыкант Саша Новиков. Вот с ним я полетела бы, все-таки с мужчиной не так страшно, не даст в обиду... И еще: я не понимаю, почему все пишут, что Козаков нищий. У него на российских счетах накопилось с момента отъезда в Израиль около 500 тысяч рублей: зарплата Театра Моссовета, отчисления по авторским правам и т. д. Но как он эти деньги получит, если находится сейчас в другой стране, куда улетел практически без вещей, оставив тут даже российский паспорт и другие документы?! Михаил Михайлович улетел туда на гастроли, которые ему делала в Израиле Ямпольская, а не на ПМЖ. И не вернулся! А потом вдруг появился адвокат Падва, пошли разговоры о разводе, и нас с Михаилом Михайловичем развели в одном из московских судов без моего согласия! Хотя я говорила, что люблю мужа...

- А как себя чувствовал Козаков перед отъездом? Может, в Израиле ему стало плохо, пошатнулось здоровье, вот он и решил остаться там...

- В Москве он наблюдался в клинике неврозов, поскольку его в последнее время мучила депрессия. Он перенес сложную операцию на глазах, и у него была клиническая смерть... Это после изнурительных гастролей в Америке. Я переживала, что Анна Ямпольская все время гнала его на гастроли, напоминая, что их младший сын Миша учится в Израиле в американской школе, за которую нужно платить огромные деньги. Сейчас Миша уже служит в израильской армии, ему 21 год. Он подрабатывает где может, даже посуду в ресторанах мыл. Живет в Израиле отдельно от матери, вместе с ее родителями. А Ямпольская живет с младшей дочерью Михаила Михайловича Зоей.

А настроение у Михаила Михайловича перед отъездом было неважным, он плохо себя чувствовал, сказал мне: «Надя, если я умру, похорони меня в России, рядом с моим папой!» Но про онкологию речь не шла, Михаил Михайлович перед отъездом обследовался, и анализы были хорошими.

В КЛИНИКЕ, ГДЕ ОН ЛЕЖИТ, ЛЕЧИЛИ АБДУЛОВА

В Израиле болезнь Козакова обсуждается лишь на русскоязычных интернет-порталах, да и то не взахлеб. Местным газетам это тиража не прибавит, тут население в основном покупает прессу на иврите. И Козакова помнят далеко не все: к российским звездам тут отношение вообще прохладное.

Мы с большим трудом выяснили, что актер лечится в Тель-ха-Шомере - той самой клинике, где в прошлом году обследовался в неврологическом отделении Филипп Киркоров, а несколько лет назад проходил курс химиотерапии Александр Абдулов.

- Михаил Михайлович узнал свой диагноз три месяца назад, - рассказал «КП» один близкий друг Козакова в Израиле. - До 15 января он жил в съемной квартире на одной из центральных улиц Тель-Авива Ха-яркон. Квартира не из дешевых - его бывшая жена Аня платила за нее около 250 долларов в сутки. Потом Козакова госпитализировали в Тель-ха-Шомер, где он лежал вплоть до 3 февраля. Его не оперировали, а просто проводили обширное обследование и лечение. А потом Козакову пришлось выписаться, потому что один день пребывания в больнице или в хосписе, который есть на территории Тель-ха-Шомера, стоит не менее тысячи евро в сутки! А это большие деньги для Козакова и его семьи. Да, Козаков как гражданин Израиля должен лечиться бесплатно, но он уезжал отсюда, не платил страховые взносы... И у него накопился долг на сумму около 3 тысяч долларов. Если он его погасит, то сможет лечиться бесплатно. А пока за лечение платит его бывшая жена Аня.

Я не знаю, где сейчас находится Михаил Михайлович, но Аня регулярно привозит его на химиотерапию и другие процедуры в Тель-ха-Шомер. Чтобы вы понимали: один сеанс облучения или химиотерапии стоит тут около 600 евро. А Козакову необходимо как минимум 30 сеансов облучения и минимальный

10-дневный курс химиотерапии. Он мог бы остаться в гостинице при госпитале, но она тут тоже дорогая - около 1500 евро в сутки.

- Я с отцом, пока про прогнозы врачей говорить не буду, с ними еще не встречался, - сказал «КП» Кирилл Козаков, старший сын Михаила Михайловича. - Только прилетел, буду тут до 20 февраля.

По словам близких, Козаков ездит только из квартиры в больницу и обратно, а больше на улицу не выходит.

«БОЛЕЗНЬ СЕРЬЕЗНАЯ, НО Я БУДУ СРАЖАТЬСЯ!»

От личной встречи с корреспондентом «КП» Михаил Михайлович отказался.

- Мне тяжело разговаривать, я серьезно болен, - сказал актер в телефонном разговоре. Он сильно кашлял, и чувствовалось, что каждое слово дается ему с большим трудом. - Иногда боли такие сильные, что сложно терпеть, но потом отпускает. Болезнь серьезная, у меня действительно неоперабельный рак легких, который мы с врачами пытаемся победить химиотерапией, облучением и другими процедурами, которые мне делают в Тель-ха-Шомере.

- Вы там сейчас находитесь, Михаил Михайлович?

- Нет, туда Аня отвозит меня на процедуры, а живу я в приличной квартире. Это частная гостиница... Стараюсь верить в лучшее, надеюсь, что процедуры помогут, мы ждем результатов анализов, только тогда можно делать прогнозы. Но я благодарен своей жене Ане, что она со мной рядом, что рядом мои дети и хорошие врачи. У меня же и со зрением проблемы, практически ничего не вижу, но Аня нашла мне хорошего врача-офтальмолога.

- Рассказывают, что вы составили завещание.

- Да. Но не хочу об этом говорить, извините, не могу долго разговаривать с вами.

- Может, Михаил Михайлович, вам помощь какая-то нужна? Деньги? Лекарства?

- По всем вопросам звоните моей Ане, она у нас главная, все решает, меня оберегает. Помощь, думаю, нужна, потому что за лечение платит Аня, но она пока не хочет рассказывать журналистам что-то о моем диагнозе.

- Выздоравливайте, Михаил Михайлович, ждем ваших спектаклей в Москве!

- Дай-то Бог, не знаю, посмотрим...

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт