Натали ПОРТМАН: Ради фильма я сидела на экстремальной диете!

Натали ПОРТМАН: Ради фильма я сидела на экстремальной диете!

Комментарии: 4
Роль балерины в «Черном лебеде» далась актрисе нелегко.

Если слишком не приглядываться и не  придираться, Натали Портман в «Черном лебеде» просто не отличишь от  балерины. 

- Догадываюсь, что роль потребовала  огромных физических сил. 

- Не то слово! Еще ни одна картина не давалась мне так тяжело, не стоила такого труда! 

Пришлось встать к станку

- Тренироваться я начала за год до съемок и активно продолжала заниматься, когда они начались. Это был настоящий экстрим: я снималась по 15 - 16 часов в день, а до и после съемок работала у станка.  Были такие дни, когда мне казалось, что утром я уже не встану, что я умру. Помогало то, что времени на раздумья у меня не было. Это как в экстремальной ситуации, когда нужно выжить любой ценой, - думать ни о чем нельзя, нужно  идти вперед. Съемки «Черного лебедя» были именно такой ситуацией. Бюджет был совсем небольшой, поэтому снимали очень быстро, по нескольку сцен в день. Смены были очень длинными. Рабочая неделя начиналась в понедельник в 6 утра, но поскольку день ото дня заканчивали мы все позднее, то к пятнице переходили на вечерний режим: снимали с 8 вечера и до утра. И так несколько недель подряд. Представьте себе: суббота, 4 утра. Я на пуантах. Все, о чем я могу думать, - это как бы не сломать  ногу. К счастью, у меня был прекрасный тренер, благодаря которому за  время съемок я ни разу не потянула себе связки. Честно скажу, я очень переживала на премьере картины в Венеции, тяжело было вернуться даже к воспоминаниям обо всех трудностях. Повторять этот опыт я не хочу!  

- Насколько я знаю, вы занимались балетом в детстве. 

- Я бросила балет, когда мне было 13. Нет, какая-то база у меня осталась. Но что такое перерыв в 15 лет? Я возобновила занятия, когда мне было 28, в возрасте, в котором балерины уже на пенсию собираются. 

- А почему в детстве перестали танцевать? 

- Начала  работать в кино, вот и перестала. Трудно было поддерживать ритм занятий, выкраивать по 2 - 3 часа в день. Да и вообще я максималистка - по мне, либо все, либо ничего. Я бы не смогла просто так заниматься балетом, обязательно стремилась бы выбиться в лучшие! 

- Нина - русское имя. Вас вдохновляли на подвиги русские балерины? 

- Точно могу сказать, что я изучала пластику Наталии Макаровой - никто лучше нее не делает «лебединые крылья». Все работавшие со мной эксперты сходились на том, что она - «золотой стандарт». К сожалению, то, что делает Макарова, очень трудно воспроизвести. Раньше я и не догадывалась, что руки в балете - это самое сложное.   

- Что вы сделали сразу после того, как ваши муки закончились? 

- Пошла на свадьбу подруги. Это было первое мероприятие, что я посетила после года затворничества. А потом просто сидела дома, пытаясь вернуться к нормальной жизни. Спать, есть, общаться с близкими людьми - короче, делать все то, чего я была лишена в течение целого года. О своих балетных мучениях я постаралась забыть.  

Не понимала, во что ввязалась

- Что же заставило вас согласиться на подобную каторгу? 

- Все, чего я боялась, и заставило меня согласиться… Это же прекрасная возможность бросить вызов самой себе - и физически, и эмоционально! Не говоря уж о возможности поработать с таким режиссером и партнерами. С Дарреном Аронофски у меня установилась настоящая телепатия, у меня никогда еще с режиссером ничего подобного не было. Мы словно вместе существовали в  особой зоне. Даррен даже в 5 утра мог ответить на любой вопрос, никогда не терял фокуса. К тому же он добрый, я ему доверяла. И была готова выполнить любую его просьбу. Он не навязывал мне своего понимания того, что происходит в картине, где многое разворачивается как бы в двух пластах - в реальности и в болезненном воображении моей героини.  «Играй свою версию», - говорил мне Даррен, каждый раз заставляя меня делать свой выбор, - в обсуждении мы, бывало, и не сходились. Еще он изолировал меня от остальных актеров. Впрочем, к одиночеству располагал и мой стиль жизни во время работы. В течение года я не занималась ничем, кроме подготовки к этой роли. Так что сыграть одиночество Нины  было нетрудно. 

- Как и она, вы завтракали половинкой грейпфрута? 

- Да, диета тоже была экстремальной. 

- А в жизни вы  не экстремалка? Боитесь чего-нибудь, кроме балета?

- Ой, я много чего боюсь.  Нет, я не против экстремальных опытов, но только если они не угрожают моей жизни. Скажем, нырять с аквалангом я еще могу, но ныряние без аппаратуры - уже не мое. В общем, я порядочная трусиха. Но в профессиональном смысле охотно иду на опасные вещи, поскольку они меня стимулируют. Хотя в случае с «Черным лебедем», думаю, я не вполне понимала, во что ввязываюсь. Я ведь и знать не знала, сколько потребуется усилий! Но  это удивительный опыт. Знаю, что это банальность, но она верна: чем больше вкладываешь, тем лучше получается. 

- Вас интересуют характеры сильных женщин? 

- Мне по душе разнообразие. Нравится делать то, чего раньше не делала. Ну и, конечно, возможность исследовать в ролях то, что мне самой недоступно…

 

Натали Портман: «Что может быть лучше, чем делать любимую работу и получать за это деньги?!»
Натали Портман: «Что может быть лучше, чем делать любимую работу и получать за это деньги?!»

Диплом Гарварда не мешает 

- У вас диплом Гарварда, что с актрисами бывает нечасто. Образование помогает в работе? 

- Очень! Обучение в университете показало мне, насколько много и серьезно я могу работать. Когда я получала список обязательного чтения на выходные, у меня все опускалось. Тысячу страниц невозможно осилить за 4 дня! А потом оказывалось, что возможно, что ты в состоянии проделать этот объем работы и почерпнуть из прочитанного то, что в состоянии переварить. Сам опыт того, что можно собраться и сделать рывок, пригодился мне в работе над этой картиной. Вдобавок изучение психологии оказывается нелишним, когда приходится разбираться в наваждениях моей героини. Между прочим, балетным танцовщикам свойственна религиозная психология: все танцоры труппы New York City Ballet как один обожествляют Баланчина. Я вижу поистине религиозную ритуальность и в том, как они готовятся к выступлению: перед каждым спектаклем надевают новые туфли, разбивают их и т. д. Боль, которую испытывают танцоры, тоже имеет религиозную подоплеку. 

- Только в мастурбации, которой увлеченно занимается Нина, ее нет.  

- Так она пытается освободиться от мира, в котором ей приходится заниматься удовлетворением чужих потребностей - настолько, что о своих потребностях она просто забыла. Нина должна вспомнить о том, как доставлять себе самой удовольствие, чтобы таким образом разбудить в себе художника. Вместо того чтобы искать свое отражение в глазах других, она начинает видеть мир собственными глазами благодаря удовольствию, которое для себя открывает. В общем, эта сцена играет важную роль в развитии психологии моей героини. Но, конечно, есть в ней и некая непристойность. 

- Если бы Нина пришла к вам на прием как к дипломированному психиатру, какой диагноз вы бы ей поставили?

- Разумеется, у нее маниакально-депрессивный синдром. Анорексия и булимия. Нарциссические нарушения и раздвоение личности. В общем, Нина очень больна. Ей нужны годы терапии.  

- Если ваша дочь решит стать балериной, вы разрешите? 

- Наверное, нет… Но настаивать не буду. В танцорах есть что-то чарующее. Их работа не приносит легких дивидендов или больших денег, большинство из них никогда не становятся звездами. Это чистое искусство, которое делается только из любви.  

- А вас влечет чистая любовь к кино?

- Да, я очень люблю свою профессию, но счастлива и тому, что моя работа приносит мне «легкие дивиденды». Так я называю поверхностные признаки успеха. Делать то, что тебе нравится, и получать за это деньги - что может быть лучше? Хотя не могу сказать, что ставлю во главу угла призы. Работа иногда сама себя вознаграждает. Я говорю об удовлетворении, которое чувствуешь по ее выполнении. Хотя, разумеется, награды и номинации мне, как и всем, очень льстят.  

P. S. Через несколько месяцев после  интервью стало известно, что «Черный лебедь» принес Натали Портман  не только одну из лучших ролей в ее карьере и номинации на престижные премии. Было объявлено, что Портман беременна первым ребенком от 33-летнего французского хореографа Бенджамина Мильпьеда, с которым она познакомилась на съемках «Черного лебедя» и теперь счастливо помолвлена. Бенджамин играл в фильме роль одного из солистов балета.     

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Натали ПОРТМАН родилась 9 июня 1981 года в Иерусалиме. Отец - врач, мать - художница. В 3 года родители перевезли ее в США. В 11-летнем возрасте Натали предложили работу в модельном агентстве, а через полгода она уже снималась в «Леоне» у Люка Бессона. Окончила школу с отличием, поступила в Гарвард и, будучи прилежной студенткой, снималась только во время каникул в фильмах ведущих американских режиссеров - Вуди Аллена, Майкла Манна, Тима Бертона. Стала мировой звездой, сыграв королеву Амидалу в саге Джорджа Лукаса. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт