Вахтанг КИКАБИДЗЕ: «Сталина играть не буду, мама не поймет!»

Вахтанг КИКАБИДЗЕ: «Сталина играть не буду, мама не поймет!»

Комментарии: 34
72-летний артист излучал бездну обаяния и энергии.

ГЛАВА ОГРОМНОГО СЕМЕЙСТВА

В шахтерской столице «Мои года - мое богатство» и «Чито-грито» вживую не слышали уже лет пять. Перед концертом Вахтанг Константинович выкроил время для беседы с  «Комсомолкой». 

Отвечая на вопросы, известный актер по обыкновению одну за другой уничтожал крепкие грузинские папиросы и знай себе сетовал:

- Здоровье уже не то - 72 года все-таки. Совсем недавно меня еле отпустили из израильской клиники. Говорят, проблемы с почками. Теперь не пью. Хочется бросить курить, но пока не получается. А болеть нельзя - я же глава огромной семьи: дочь, сын и трое внуков. А это большая ответственность. Их всех надо кормить, одевать.

Несмотря болезнь, последние шесть лет работал практически только на своего старшего внука, который учился в это время в Зальцбурге. Слава богу, что мои дети и внуки воспитаны хорошо. Внук эти годы жил там по расписанию, написанному мною, - много не тратил, прилежно учился. Понимал, чего мне это стоит. 

- Вас тоже так воспитали?

- За все то, что сейчас имею, благодарю Бога. Я ведь не заканчивал ни театральных вузов, ни институтов кино. Мы просто собирались в подъездах и играли. Многие мои друзья после войны остались без отцов. Нас некому было толкать вперед по жизни. Но у меня была мечта - я очень хотел рисовать! Мама переживала: ведь наша огромная семья жила в малюсенькой 20-метровой комнате. Она говорила: «Если ты станешь художником, где ты будешь работать?» Повезло, что меня вдруг потянуло в другую сторону - к музыке. Правда, петь начал довольно поздно - только после 20 лет.

Меня знали в самодеятельности всех тбилисских вузов. Но в филармонию пригласили только в 1959 году. Хорошо помню, как в первый раз вышел на большую сцену в костюме, взятом на время у друга. Он был ниже меня, поэтому пришлось отшить низ брюк. Вот так и поехал на заграничный фестиваль в костюме с чужого плеча. 

- Слышала, Мимино не жалует шоу-бизнес?

- В наше время существовали так называемые худсоветы. И артистам они страшно не нравились. Только сейчас я начал понимать, насколько правильное это было изобретение. Худсовет оценивал и поэзию, и качество музыки. Сейчас же песни себе пишут все кому не лень. Если специально настроиться, сесть и послушать, что они поют, - будет смешно очень, но… недолго. Потом просто рехнуться можно.

Недавно слышал какую-то песню… Точно не помню исполнителя, но речь там шла о  парне, который всю ночь ждал звонка от девушки и слушал музыку, потом он уснул, а магнитофон перегорел. Я даже пошутил: «Может, нужно ему починить проигрыватель, еще одна песня будет». Нельзя просто так выходить на сцену. Нельзя ничего не нести людям! 

ОРЕЛ МНЕ БЛИЖЕ

- В вашем внушительном списке киноработ всего одна отрицательная роль -  американского резидента из «ТАСС уполномочен заявить». Почему? Сами отказываетесь играть «плохих» или редко предлагают?

- Да нет, предлагают часто. Вот совсем недавно предложили играть такого себе настоящего пахана, вора в законе. Грузина. Я спрашиваю: «Почему именно грузин?» А режиссер мне отвечает: «Люди им легче верят». Отказался. 

Как-то предлагали роль Сталина. Отказался наотрез. И правильно сделал. Потом смотрел этот фильм, когда он вышел на экраны. Сталин получился молчаливым, хмурым. Только и делал, что сидел в кабинете и звякал чашкой о блюдце. Тогда я сказал: «Сталина играть не буду, моя мама не поймет!» Ведь моих родственников  при нем расстреляли. 

- Но ведь лично вам не за что бранить советскую власть?

- Знаете, мне, наверное, просто повезло. Ведь талантливых людей в Союзе было очень и очень много. Но серп и молот делал все, чтобы умные убегали. У меня сердце кровью обливалось, когда совсем недавно по телевизору показывали двоих ребят из бывшего СССР, номинированных на Нобелевскую премию. Они давно живут в США. Обидно. 

Да, раньше взгляды на жизнь были другими. Мы не понимали, что такое капитализм - думали, это плохо. Ведь так нас воспитывали. Но при этом в голове у каждого вертелась одна мысль: где достать то, где это?

Первый магнитофон я позволил себе купить только в 30 лет. Тогда, даже будучи уже известным, я просто не мог позволить себе такой роскоши. И эстрада тогда была совсем другая. Не знаю, хуже или лучше… Но сейчас понимаю: серп и молот - некрасивый рисунок. Мне двуглавый орел куда больше нравится. 

- Кстати, телевизор часто смотрите?

- Исключительно канал Animal Planet! Там все честно и просто: если волк голоден - он идет на охоту.

Фото Константина БУНОВСКОГО. 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ