Вторая мама  Киркорова:  Филиппу ужасно стыдно за свой поступок!

"Вторая мама" Киркорова: "Филиппу ужасно стыдно за свой поступок!"

Комментарии: 22
Киркоров признался, что не представляет своей жизни без сцены. Фото Милы Стриж.

 Случившееся с Филиппом Киркоровым обсуждают, переживают не только его зрители, но и люди, близкие артисту. Нашим корреспондентам в Петербурге удалось поговорить с Эммой Васильевной Лавринович, той самой, кого Филипп много раз со сцены и в интервью называл не иначе, как «моя вторая мама». 

Она директор Большого концертного зала «Октябрьский», который Киркоров считает «лучшим и любимым залом на планете». 38 лет работает здесь Эмма Васильевна, дружит с Аллой Пугачевой, Иосифом Кобзоном, Валерием Леонтьевым, знает мир звезд как никто другой. Она очень редко дает интервью, но здесь -  явно особый случай… 

- Эмма Васильевна, вы сразу поверили в случившееся с Филиппом в Кремлевском дворце? 

- Он может быть очень эмоциональным, взрывным, а в последнее время безумно устал. Но по натуре он ведь человек очень добрый. Но вот как найдет на него эта ярость... И все-таки я сразу сомневалась, что все так ужасно, как описывала Марина Яблокова. Не оправдывая его поступок – нельзя поднимать руку на женщину! – я совершенно не понимала, как она, профессиональный человек, помощник режиссера, выходя на такую сцену, как Кремль, позволила себе резкие слова по отношению к артисту, тем самым, тоже спровоцировав ситуацию. Уверяю вас, ничего подобного никогда бы не случилось в нашем зале! Потому что первое правило любого человека, работающего с артистами, да еще на таком уровне: ты должен любить его, уважать, прощать его слабости, стараться на корню пресечь любой возможный конфликт. 

Я помню, несколько лет назад мы делали программу творческих вечеров Раймонда Паулса, где в первом отделении был показан мюзикл «Сестра Кэрри». На главную роль пригласили актрису Маргариту Терехову. Репетиция в разгаре, много народу на сцене, и Маргарите что-то не понравилось в работе нашего режиссера Олега Аверьянова. Она стояла на сцене, топала ногами: «Вы не режиссер, вы бездарь, вы такой, сякой!» А он, уважаемый человек, мастер, в ответ, побледнев, вместо того, чтобы ответить ей что-то резко, поставить на место, улыбался: «Маргарита, а вы моя любимая актриса!» Она ему: «А вы дурак!» А он все равно отвечал: «Вы все равно моя любимая актриса, я остаюсь вашим поклонником!» И Терехова на глазах оттаяла, невольно улыбнулась. И они стали такими друзьями после этой сцены. Расцеловались, продолжили работать… А теперь представим, если бы наш режиссер встал в позу, дал волю эмоциям! В нашем деле бывает множество ситуаций, когда понимаешь, что артист то ли капризничает, то ли требует невозможного, но мы никакого права не имеем отвечать ему резко, хамить. Никогда! 

Я всегда говорю новому сотруднику: «Если вы не любите артиста, то вы не сможете здесь работать!» Каждый артист заслуживает к себе внимательного, трогательного отношения. 

- Многие артисты не сдерживались и были за это тут же наказаны… Как не вспомнить случай с Аллой Пугачевой в Ленинграде, в гостинице «Прибалтийская», когда она послала куда подальше администратора отеля… 

- Прекрасно помню ту историю, которую Алла Борисовна тяжело пережила. А ведь и того скандала в принципе не должно было случиться! Приехала известная, любимая артистка в отель, всего-то попросила тот номер на 10-м этаже, где она раньше жила, но ей отказали в резкой, грубой форме. А номер был занят какими-то ребятами из Грузии. Молодыми, нормальными. Я потом поднималась к ним, разговаривала, они сказали: «Да, конечно, мы бы тут же уступили номер Алле Борисовне, мы ее так любим!» Но в позу встала администрация гостиницы. А у Пугачевой номер был связан только с одним – в нем в последний раз она была вместе со своей мамой Зинаидой Архиповной… 

Подойди администратор к артистке и не властным тоном, а дружеским, заботливым скажи: «Алла Борисовна, мы сейчас поднимемся на этаж, дайте нам час времени, мы все уладим!» Но когда ее оборвали, конечно, артистка сорвалась… 

- После случившегося вы общались с Киркоровым? 

- Созваниваемся по несколько раз на дню. Он ужасно переживает, для него это просто трагедия, и это искренне. Я ни в коем случае Филиппа не оправдываю, но считаю, что это был нервный срыв. Усталость творческого человека. Ночные съемки, репетиции, самолеты, поезда – нервы напряжены…Да, у него и до этого был срыв. Он тогда сам наказал себя. А уж теперь, я уверена, что это урок на всю оставшуюся жизнь. Нет, не психика у него нарушена. Просто человек вымотан, устал, а он сам по себе очень эмоционален. С другой стороны, если бы он не был настолько эмоциональным, не было бы таких ярких шоу, не было бы яркого артиста. 

Песня года 2010:Филипп Киркоров и Анна Нетребко с мужем. Фото Милы Стриж.
Песня года 2010:Филипп Киркоров и Анна Нетребко с мужем. Фото Милы Стриж.

- Если Филипп покинет сцену, наша эстрада что-то потеряет? 

- Он не просто известный певец, я считаю, что это артист, который очень много сделал для нас всех. Я вспоминаю 1998 год, дефолт, повсюду паника, уныние, а мы объявили гастроли Киркорова в Петербурге в течение месяца! Мне говорили: «Вы с Филиппом сумасшедшие! В стране кризис, катастрофа, люди потеряли деньги, обнищали. А вы собрались устроить людям праздник!» Но в этом весь Филипп – когда все плохо, он должен радовать, поднимать настроение. Он тогда за свой счет изготовил огромные красивые декорации. Мы шутили, что это был маленький Лас-Вегас – очень красиво. 

На первый концерт был остаток 70 билетов – из 3750. Но на следующий день в 9 утра во все кассы нашего павильона выстроилась очередь. И все тридцать дней мои кассиры даже не могли закрыть кассу на обеденный перерыв. Ажиотаж был нереальный! Люди, сходившие на первый концерт, увидев эту красоту, на другой день спешили в кассу и покупали по 5-6 билетов. Приводили с собой бабушек, дедушек и детей. И у нас были письма, звонки: «Спасибо Филиппу огромное, потому что в эти трудные дни, когда мы потеряли все, вдруг яркий праздник, такой положительный заряд эмоций». Столько радости доставил Киркоров нашему городу. В это трудно поверить, но после месяца гастролей мы объявили еще три дополнительных концерта. 

Он артист очень яркий, эмоциональный. Алла Пугачева сказала: «Так, как Филипп любит эту сцену, не любит ее никто. Так, как он живет этой сценой, не живет никто!» Вся его жизнь – это сцене. Не будет ее – он просто погибнет. Мне кажется, зрители в этой ситуации не захотят, чтобы он сорвался и дальше. 

- Большинство из тех, кто ругает Киркорова, знает его только по сцене, ТВ-экрану, публикациям в желтой прессе… 

- Я знаю другого – очень ранимого, одинокого, очень грустного человека. Не так давно он задержался в Петербурге почти на неделю. И мы каждый вечер после концерта сидели с ним и часами разговаривали. Улетая за границу, он часто звонит мне и просит, чтобы я вместе с ним полетела. Для чего? Что, у него своей компании нет? Я – солидный, взрослый человек, он - юноша. Что, он не мог развлекаться? Но заканчивался концерт, мы с ним садились и до утра разговаривали обо всем. Потому что рядом нет близких людей. И я понимаю, что если ему трудно, то я опять поеду в аэропорт, полечу, если могу ему чем-то помочь. 

Наверное, сегодня настал момент вспомнить несколько ситуаций, которые раньше он запрещал мне рассказывать кому бы то ни было. Несколько лет назад одна пенсионерка через гостиницу дозвонилась до администратора и сказала: «Я умоляю, у меня такая тяжелая ситуация, я живу на очень маленькую пенсию, я одинокий человек. Единственный свет в окошке – мой старенький телевизор. И вот он сломался. Пусть Филипп поможет мне отремонтировать этот телевизор!» На следующий день был приобретен огромный новый телевизор, и отец Филиппа Бедрос сам лично отвез этой бабушке… 

Помню, как на один концерт попали две девочки-близняшки, причем обе инвалиды, обе в колясках. Я рассказала об этом Филиппу, и он сказал, что когда уйдут из зала все зрители, он спустится к девочкам. После концерта сдержал свое слово, вышел в зал, и одна из девочек стала читать ему стихи. Он живо заинтересовался: «Вы так хорошо пишете, почему бы вам не издать свои стихи!» - «Филипп, но у меня же на это денег нет!» Он спросил: «Сколько нужно!», позвал администратора и отдал эту сумму. 

А совсем недавно, когда он приехал после Москвы с гала-концертом «Золотой граммофон» в Петербург, случилась такая история. В Петербурге отец Александр открыл детский хоспис. Там есть такая программа «Письма мечты». Больные дети пишут в письмах, о чем мечтают. И вот они получили письмо от мальчика: «Я мечтаю только об одном. Я так люблю Киркорова, собираю все его песни. Дорогой Филипп! Я мечтаю, чтобы ты приехал ко мне домой и привез мне самый большой кран». Мальчик тяжело болен, мама родила второго, живет своей жизнью, отдала сына бабушке с дедушкой. Живут они в Веселом поселке, бедная семья, на которую обрушилось такое несчастье. 

Письмо Филипп получил еще за несколько дней до приезда в Петербург. Когда приехал, сразу в 10 утра поспешил к этому мальчику. Позвонили из хосписа: можно ли пригласить журналистов? Он сказал: «Если будут ТВ-камеры, я вообще не войду в квартиру». Разрешил сделать фотографии только для мальчика. Выставил на улицу свою охрану, сопровождение и остался вчетвером, с бабушкой, дедушкой и мальчиком пить чай. Мальчик последний месяц даже не отвечал на вопросы, молчал. А тут целый час с Филиппом проговорил. Он ему подарил игры, помог семье материально и обещал звонить. И представляете, на днях мне позвонили из хосписа: случилось чудо. Мальчик стал разговаривать, заниматься с педагогом, бабушка счастливая, решила начать курс лечения. В хосписе говорят, что это уникальный случай. Они воспряли духом, Филипп теперь для них бог. 

…Филипп обещал привезти в Петербург новую программу, и, как всегда, поразить. Мы не собираемся отказываться от наших планов. Пусть эта история станет для него уроком, но пусть Филипп продолжит карьеру и будет дарить людям праздник.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт