Евгений СТЕБЛОВ: «Одну женщину сложнее любить, чем пятнадцать»

Евгений СТЕБЛОВ: «Одну женщину сложнее любить, чем пятнадцать»

Комментарии: 2
Семья Евгения Стеблова - жена Татьяна и сын Сергей.

Евгений Юрьевич - большой артист старой школы, мастер, преданный своей профессии. Да и в жизни один из немногих актеров, сумевший пронести свое чувство к единственной жене через всю жизнь. Мы поговорили с юбиляром о его творчестве и жизни.  

«Я СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК»

- Евгений Юрьевич, как отметите юбилей?

- Проведу творческую встречу со зрителями в СТД. А затем отметим праздник с друзьями и коллегами… Уезжаю в Минск на съемки сериала о лихих 90-х, о казино. Сценарий понравился, режиссер - Астрахан. Предлагают много всего, но мало осталось профессионалов, с кем хочется работать. Сейчас время дилетантов. Очень жаль, что кино стало продюсерским - у нас продюсерами становятся люди, далекие от кино и не увлеченные даже делом зарабатывания денег. 

У меня сын стал режиссером. Снял полный метр и был разочарован от встречи с так называемыми продюсерами. Но я без работы никогда не сидел и не сижу. Повидал разное.

- Как писали в прессе, ваше возвращение в кино произошло благодаря Никите Михалкову, вашему другу, с которым вы снимались еще в фильме «Я шагаю по Москве». Он пригласил вас в «Сибирский цирюльник».

- Нет, это неправда. Никакого возвращения в кино не было, потому что я никуда не уходил. Я постоянно снимаюсь. Может быть, вы просто что-то не увидели. 

«Сибирский цирюльник» я не считаю каким-то шедевром. А вот Никита Михалков - действительно большой мастер. Его фильм «Урга - территория любви» - это вершина. После этого, даже если бы он больше ничего не сделал, он бы уже остался в истории кинематографа. 

- А какие роли вы хотели у него сыграть?

- Обломова. Мне близок этой герой. Он человек созерцательный, склонный к анализу, как и я. То, как сыграл Обломова Табаков, меня не очень устроило. Олег Павлович по сути другой. Он - человек действия. 

Я сыграл в фильме отца Обломова. Там с утверждением сложно было - фактически под Табакова все подстраивалось. Очень хотел сняться в фильме «Механическое пианино». Был утвержден. Но попал в страшное ДТП. Перенес три операции, рука была парализована. Михалков меня долго ждал на съемки, но прогнозы врачей были неутешительны. В итоге Никита снялся сам в той роли, которую мне прочил… После той аварии я переосмыслил жизнь. Принял крещение, пришел к Богу. 

Я счастливый человек. Работал со многими большими артистами: с Пляттом, Раневской, Марецкой, Любовью Орловой, многими другими великими. 

- Что осталось в памяти, в душе?

- Я с ними жизнь прожил, все осталось… Большинство историй про Раневскую - это откровенные выдумки, их говорят люди, которые никогда с ней не работали и рядом не были, но любят цитировать.

- Какая Раневская была?

- Разная. Характер у нее был сложный, она была непростая, крупная личность. Ко мне хорошо относилась, мы вместе играли в одном спектакле «Правда - хорошо, а счастье лучше». Мы с ней не сразу, но общий язык нашли. У меня вообще не бывает проблем с талантливыми людьми.

Я человек независтливый. Это вообще глупость - завидовать. По поводу каждого человека есть Божий замысел, умысел. Поэтому зависть - это просто детский сад. У каждого своя жизнь.

- А как же творческая ревность?

- Я не понимаю, что это такое. Делай, что должен, - и будь, что будет. Какая творческая ревность? Бывает восхищение кем-то, это не ревность.

Пляттом восхищался. Партнерствовал с ним много. Он был, с одной стороны, очень интеллигентный человек, а с другой стороны, как все блестящие артисты, был озорник. Без желания созорничать не бывает ярких артистов.

- А как вы предпочитаете отдыхать?

- Наверное, вы хотите услышать: «Напился вусмерть, вот и отдыхаю?» Я вообще не пью.

- И не пили?! А мне казалось…

- Это тупой штамп думать, что, если артист, он должен пить. 

- А слабости у вас есть?

- Как у всех. Но вам не скажу, вы же не духовник! Могу признаться, от роли Воланда отказывался. Это не нужно моей душе. Я делаю только то, что близко моей душе. Я снимался за деньги, но никогда не ради денег. Я сыт ролями. У меня своя судьба.  

О ЛЮБВИ

- Вы влюбчивый человек?

- Я ЛЮБЯЩИЙ.

- Любящий что - жизнь, женщину?

- Конечно, женщину, я - нормальной ориентации (смеется). Хотя после роли в «Рабе любви» почему-то некоторые подумали, что я играл человека нетрадиционной ориентации. Может, это так и получилось. Но я это не играл! Все импровизационно возникло… У меня среди людей нетрадиционной ориентации после этого фильма возникло много поклонников. Я уже понимал, что если ко мне кто-то подходит и говорит: «Вы знаете, я так люблю ваше творчество! Особенно «Рабу любви». Вы там играете такой персонаж, такой тонкий…» Я уже понимал, кто передо мной. 

По жизни я не влюбчивый, я любящий. 38 лет прожил с одной женой.

- Значит, вы человек очень преданный? Не скучно?

- Если это творческие отношения, то скучно не бывает.

- А как их сохранить?

- ТАЛАНТ надо иметь к любви. Не у всех он есть, дар Божий этот. Любить не все умеют. 

Некоторые думают, что просто легче жить вдвоем. Материально. Мужчина будет поддерживать женщину. А женщина будет дома уют создавать. Как в передачах «Давай поженимся!». А Бог есть любовь. И в отношениях мужчины и женщины, если подлинная любовь, бывают божественные моменты. 

- А вот многие мужчины хвалятся своими многочисленными победами!

- Это не мужчина. Это с понятием мужчины не ассоциируется. Имеешь опыт, и помалкивай о своем опыте. Рассказывать о взаимоотношениях с женщинами публично может только очень закомплексованный мужчина. 

- А были ли случаи в вашей жизни, когда, казалось, брак может рухнуть?

- Это бывает периодически. Отношения не лишены кризисов. Они имеют свою какую-то динамику. Это как строительство, а потом - разрушение. Потом опять строительство. Но когда над всем доминирует любовь большая, то хватает мудрости, чтобы справиться с этими погодными колебаниями. 

Человек же не деревяшка. И не может быть в постоянной одинаковости. 

- А ваша супруга вас ревновала?

- Думаю, ревновала. Но не демонстрировала. 

- У вас столько поклонниц было! А девушки бывают и навязчивые.

- Она меня к девушкам не ревновала. Она меня могла ревновать к тем женщинам, которые занимали мое сознание. Если женщина забирала мое сознание, то… моя жена Таня могла ревновать. Она мне этого никогда не говорила, но я чувствовал, что это ее могло немножко задевать. Она знала, что меня может заинтересовать. 

В женщине ум не главное. Душа прежде всего. Конечно, она должна была вызывать и симпатию внешнюю. Но бессодержательная женщина меня не могла увлечь. Я люблю женщин с умным сердцем. 

- По статистике, актерские браки быстро рушатся…

- Это вранье, нет такой статистики. Я почти 50 лет в этой профессии - в личной жизни у всех все то же самое, как в других профессиях. Только в других профессиях об этом меньше говорят, потому что никого не интересуют персонажи из других профессий. 

- А еще считается, что, чтобы хорошо сыграть любовь в кадре, нужно влюбиться в партнершу. Вы влюблялись?

- Нет. Надо испытывать симпатию к своей партнерше, если играешь любовь, - без симпатии это делать невозможно. Но если ты всерьез влюбишься, то не сможешь работать. Потому что работа актерская очень сложная, и если ты полюбишь, то утратишь здоровую критичность, которая нужна в работе.

Я бы так сказал: любовь и моя главная женщина - это жена. Кто-то может иметь еще любовницу, что мне чуждо, это другие отношения. А с партнершами близости никогда не было. Если такое произойдет, то тогда это уже не работа. Это уже жизнь называется. Хотя был классический пример. Станиславский влюбился, играя роль свою, в Лилину. И всю жизнь с ней прожил. Нет правил без исключений. 

Мои партнерши: Марианна Вертинская, Ира Муравьева, Наташа Тенякова, Инна Чурикова. Всех не перечесть. Я к ним всегда с большой нежностью, симпатией относился и отношусь. Но я в отношениях с женщинами всегда честен. Не бабник. 

- Я удивлена вашим несегодняшним благородством...

- Все люди раньше были такими. Я так воспитан. Я из такой семьи. Сейчас не в моде благородство. Некоторые даже гордятся этим: ой, неужели у вас опыта никакого нет?! Что, вы только три раза замужем были? Или четыре? Так мало!

А ведь одну женщину сложнее любить, чем пятнадцать. 15 - это значит никого не любить, а скакать. Когда одну любишь - открываешь новые моменты в отношениях, обновляешь чувства с той, которую, казалось, изучил. Сложнее сделать счастливой одну женщину…

Фото Personastars.com.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

ищу работу заведующим хозяйством в Донецке