Юрий Шевчук в Красноярске: «Я четыре раза был на войне. А меня назвали мародером»

Юрий Шевчук в Красноярске: «Я четыре раза был на войне. А меня назвали мародером»

Юрий Шевчук в Красноярске: «Я четыре раза был на войне. А меня назвали мародером».

 Лидер группы ДДТ Юрий Шевчук выступил с благотворительным концертом в Красноярске, после которого рассказал о своих отношениях с «Молодой Гвардией», о звездочках капитана Марковца, знакомстве с вокалистом группы U-2 Боно и, и отсутствии диалога в обществе.

О Боно и U-2

- Как появилась мысль выступить с Боно и U-2? Как вы познакомились?

- Через Брайана Ино, отца мировой психоделики и Артемия Троицкого. U-2 послушали нашу музыку, им понравился наш альбом «Пропавший без вести». Боно говорит: У тебя там народное что-то, фольк, круто». Я ему – хорошо, мол. Хорошие ребята, нет никакого «звездизма». Среди них нет таких фраеров, которые тащатся от своей звездности, ходят беременные любовью к себе к самим. Боно – он гражданин – он тащит много фондов, и его концерт, он дал согласие на выступление в москве, потому что в его я фонд немало денег влил. Он очень такой пытливый, все слушает, всем интересуется. С ним мы говорили о музыке очень много, он рассказывал, над чем работает U-2, они тоже ищут новый саунд. Боно сказал: «я послушал старое ДДТ, 80-х годов. И это, разница огромна». Мне приятно.

Ребята действуют очень искренне. Вроде бы, зачем им это надо – ходили бы на яхте туда-сюда. Нет, это как раз ирландцы и таких музыкантов немало.

О «Молодой гвардии» и отсутствии диалога

- Юрий Юлианович, последнее время на вас постоянно набрасываются в интернете…

- Мне звонили эти «наши – ваши». Я им говорю: «я не запрещаю вам делать ваши демонстрации. Совершенно не запрещаю. Ходите с флагами, сейте доброе, вечное. У нас демократия, блин. А почему вас так трясет, когда мы какие-то акции проводим?» Мы не ищем врагов, мы ищем сторонников. Они ищут врагов. И на чьей стороне зло, а на чьей добро? У них же постоянный поиск врагов, это 37-39 год. Это старые песни, марши, от которых уже страна устала. Они цепляются за прошлое. Я за любой спор, за любую полемику. В обществе у нас полемика началась, в Москве, в Питере, народ на кухнях. Люди спорят, куда мы идем, как мы живем. Это хорошо.

Я за то, чтобы каждый в нашей стране имел право голоса. Я за полемику. Когда идут переговоры – нет войны. Как только переговоры кончились – начинается война. Конец войны в переговорах. Я другого выхода не вижу, из войны, которая в мозгах и душах. Все мы на войне находимся. Я четыре войны прошел. А эти козлы, прости господи, меня назвали мародером. Их не было в Грозном в 95-м году, когда я там оплакивал этих бойцов, и капитана Марковца. Нам нужно выходить из этой войны. Вот идете по улице, навстречу человек. Любой прохожий вечером. А в глазах у него измена, он не улыбается, насторожен, ждет от вас «подлянки». До чего мы дожили? Где любовь? Почему нет полемики? Давайте на уровне идеи разговаривать. Народ у нас не дурак, он выберет, что ему надо.

Мы все граждане России. Есть общие проблемы, стоящие перед всеми нами. Проблемы свободы, проблемы неравенства, проблемы коррупции, проблемы деспотизма бюрократии. Проблемы расслоения общества. У нас сейчас какое-то средневековье, когда есть сословие князей-бояр, которые с мигалками в башке, как я говорил. И есть тягловый народ. И все. Милиции дают мелкую зарплату. И получается какая-то Киевская Русь, ты зарабатываешь деньги, снимая дань с участка, на который тебя поставили. А это не правильно. А между людьми пропасть и она растет. А как эту пропасть завалить любовью? Как? Я не знаю. Но нужно что-то делать. Идет разрыв страны, я это чувствую, как художник. А новой революции не хочется. Потому что при революции маргиналы, как в Бишкеке будут громить магазины, грабить и убивать.

О творчестве и патриотизме

- Где лучше всего писать песни?

- Пишется лучше всего в России. У меня недавно был спор с одним космополитом. Есть люди, которые родиной считают весь земной шар. Я же родиной считаю Россию. Он мне говорит: «ну в Европе кусты такие же, как в твоей Башкирии или в Питере». Я ему – кусты такие же, но они говорят, как тот библейский куст. Патриотизм, любовь к родине – трудно объяснить. Что такое патриотизм? Это твой двор, твоя квартира. Начинать нужно с себя.

Легче пишется там, где суеты нет. В творчестве важно погружение. А когда у тебя звонит «мобила», с утра до ночи, то ничего не напишешь. У тебя не будет времени осмыслить все, чтобы потом не смешить людей своим творчеством.

Я ездил в прошлом году у вас здесь, на могилу Астафьева, бродил по всем этим местам. Познакомился с его (Астафьева – прим. ред.) сестрой, и кучу книг купил. Прочитал их все. Я хочу сказать, что у Астафьтева удивительный язык, это же природный язык. В нем вся Сибирь. Настолько слог интересный, форма, народность. Он в будущем будет как Пушкин. Астафьев – носитель языка. Я читаю иногда не сюжет, а просто погружаюсь в сюжет, купаюсь в языке. Сейчас читаю его дневники, письма. Все очень нравится. Это богатство уникальное.

О современной музыке

- Говорят, что рок-н-ролл перестал объединять, быть музыкой протеста…

- Если рок-музыка в 85-м году носила объединяющий характер, был силён дух, большие интеллектуальные силы пришли в музыку. Физики, лирики, архитекторы, художники. Уровень интеллектуальный в Ленинградском рок-клубе был очень высоким. С БГ говорили о Тагоре, с Сашей Башлачевым о Бродском, с Цоем о Мандельштаме. Сейчас же в рок-музыку идут музыканты, ремесленники. Интеллектуальная публика конечно есть, но куда больше музыкантов-профессионалов. Рок-музыка стала ремеслом. У молодых групп есть мину – это тексты, с ними очень слабо, но не у всех конечно. Музыка перестала быть объединяющим началом. Стало много направлений. Это где-то даже хорошо. Даже русский рэп от рока что-то взял.

- Это про Нойза МС? Что думаете по поводу его задержания?

- Мы все в свое время сидели в милиции. И я сидел, как видите, живой. И он живой. Это опыт. Нойз хорошо складывает. Мне очень понравилась его харизма, «нервяк». Мне не очень нравится гангста-рэп, он похож на русский шансон, только под другие барабаны. У Нойза же есть интеллект, культура. Он молодец.

- Гонения на музыкантов и музыку ждать не стоит?

- По моему ощущению, в стране есть сейчас шатание. Люди ничего не хотят нового, светлого. Сейчас много реакции на местах. Начинают душить на местах. Мне много звонят, жалуются, что закрывают фестивали, молодежные клубы, объединения. Но это не политика Кремля, я вас уверяю. Это какие-то местные начальники, чтобы не «вякало», чтобы был один монолит под названием электорат. Любая власть этого желает. Что нужно начальнику – чтобы все его слушалось, и чтобы все управлялось. Это естественное выживание системы. Это были тысячи лет – любой начальник дерется за свою пальму, чтобы по мановению его пальца все исполнялось. Это нормально. А народ? За всю историю человечества ни один царь, император, президент ничего не дал народу хоть что-то просто так. Народ всегда выгрызал и вырубал это у власти. Это законы истории. Законы человеческого общества.

И пока мы будем сидеть тихо и молчать, нас будут резать, будут резать наши права и свободы. Нам нужно выходить, нам нужно что-то делать, отстаивать свои права. Это и называется гражданское общество.

О футболе и спорте

- Юрий, вы футбол смотрите?

- О футболе хорошо сказал Жванецкий: что такое футбол наш? Это когда сто миллионов небогатых смотрят, как катают мяч одиннадцать миллиардеров. К футболу я хорошо отношусь, в него я сам люблю играть. Спортом нужно заниматься самим. Чего сидеть пиво дуть, живот растить. Хотя некоторым нравится.

Футбол, хоккей, это деньги большие, огромный бизнес. Это уже шоу такое, как древний Рим, гладиаторские бои. Там все покупается продается. Огромные финансовые потоки. Этот мировой футбол я бы уже спортом бы не назвал. Футбол, это когда мы во дворе гоняли мяч, играли в хоккей. В стране нужно спорт развивать.

- А как же зимняя олимпиада в Сочи?

Я до сих пор не понимаю, почему эта зимняя олимпиада в Сочи? Почему бы ее в Красноярске не сделать? Здесь же зима! Здесь же горы! Почему нас, народ не спросили? Если бы была возможность проголосовать – я бы за Красноярск сто процентов проголосовал. Вы представляете, как бы развился регион? Зачем в Сочи зимняя олимпиада. Я не понимаю. А вот в Красноярске олимпиада зимняя мировая – тут бы такое было, караул! Но нас не спросили опять.

 

загрузка...
загрузка...

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт