Тайная любовь Яна Арлазорова Людмила КАРЧЕВСКАЯ: «Нас связывало больше, чем любовь. И ради этого стоило ЖИТЬ!»

Тайная любовь Яна Арлазорова Людмила КАРЧЕВСКАЯ: «Нас связывало больше, чем любовь. И ради этого стоило ЖИТЬ!»

Людмила Евгеньевна держала Арлазоровав своих цепких ручках.

Но свою личную жизнь он держал под замком. Хотя поклонники знали, что еще в студенчестве у него была жена, актриса, которая родила от него дочь и с ней сбежала в другую страну. Разлука с дочкой была большой трагедией для Арлазорова. Все полагали, что он был вечным «одиночкой». Но на самом деле почти 25 лет рядом с ним была ЖЕНЩИНА, ради которой он творил и от которой получал эмоциональную подпитку. Людмила Карчевская была директором Арлазорова и его музой. Они прятали от всех свои чувства. Лишь сегодня Людмила Евгеньевна приоткрыла завесу тайны… 

Ангел-хранитель

…С этой эффектной блондинкой, просто бьющей наповал энергетикой и обаянием - Людмилой Евгеньевной Карчевской, - я познакомилась четыре года назад. Нужно было получить комментарий от Арлазорова, но юморист на звонки упорно не отвечал. И тогда его коллеги посоветовали: «Позвони Карчевской. Если ОНА захочет, он даст комментарий!» Меня подивила такая податливость артиста по отношению к  директору. Арлазоров действительно ей во всем доверял. А Людмила Евгеньевна при первом же разговоре «утопила» меня в какой-то неуемной страстной энергии. Ради Арлазорова она была готова свернуть горы… 

Когда он заболел - рак, - она, его земной ангел-хранитель, спасала от депрессии. Он тянулся к ней, казалось, каждой жилкой. Это она продлила ему жизнь. Бросив все, ездила с ним по зарубежным клиникам, требовала от него одного - ЖИТЬ! 

Наша встреча

…Квартира Людмилы Евгеньевны всегда утопает в цветах. Арлазоров ей отдавал цветы с концертов. И сегодня Карчевская принимает букеты от поклонников артиста в благодарность.

- Тут ко мне телевидение приезжало. Опять одни и те же вопросы: «Как вы с ним познакомились?» - Карчевская поливает меня эмоциональным душем.

- И как же вы с ним познакомились? - впервые за четыре года спрашиваю ее.

- Аня, и ты туда же?! Ну неужели нельзя писать о творчестве?! Без личных подробностей! - вскипает Карчевская. Я знаю, сердится она так, для профилактики. Так же покрикивает на любимого пса Арлазорова Ришара, который у нее остался на попечении. Вообще-то Ришар уже глухой, старый, перенес множество операций… Он переживал уход хозяина. Стал болеть, но живет. Словно в память о нем. 

- Людмила Евгеньевна, теперь ваш священный долг рассказывать об Арлазорове, - возражаю ей осторожно, зная ее кипучий темперамент. - Теперь ваша миссия беречь память о нем…

Карчевская затихает. Плачет?.. 

- С Арлазоровым мы проработали 24 с половиной года. А познакомились так. Я работала в Колонном зале России. На концерте выступал новенький молодой артист. Я им залюбовалась. Имя себе отложила - Арлазоров. Еще пришла домой и мужу рассказывала: такой интересный артист к нам пришел! Тогда у меня с мужем уже были напряженные отношения. Он рвался в Америку. А я туда не хотела. Разрыв с мужем переживала тяжело. Год депрессии… Но, видно, те мучения надо было пройти, чтобы открыть для себя своего человека. Чтобы понять: вот именно он твоя судьба! И мы стали с Яном вместе работать. У нас сложился необыкновенный союз… 

«ПЫТАЛСЯ ПЕРЕКРЫТЬ МНЕ КИСЛОРОД»

- Людмила Евгеньевна, говорят, Ян Майорович без вас вообще не мог!

- Это точно! (Улыбается.) Но были времена, когда ему казалось: я не дорабатываю. Делаю что-то не так. Мы с ним ссорились, не разговаривали. Я пыталась заниматься другой деятельностью. Он… (смеется) пытался мне кислород перекрыть. Но ты же понимаешь, мне кислород разве можно перекрыть?! Я же как атомная станция! 

- И что Арлазоров?

- Помирился. Признал, что, кроме меня, с ним вряд ли кто сработается. Он любил постоянное внимание к себе. Покоя от него не было. Но сейчас как мне не хватает этой заботы о нем! Я могла поворчать, но на самом деле мне было в радость заботиться о нем. Он как большой ребенок! Мы селились в гостинице в разных номерах. Каждое утро в семь утра в номере у меня звонил телефон: «Приди». Господи, спать хочется, но бегу к нему. Он лежит на кровати и стучит кулаком по тумбочке: «Требую ухода!» Вот он такой… 

- А как вы с ним ладили, Ян Майорович такой суровый, у него, говорят, очень тяжелый характер?!

- Неправда, он не суровый. Он очень мягкий и ранимый. Характер, как у любого творческого человека, непростой. Просто дураков, которые к нему беспардонно лезут, мог и отбрить! Безусловно, у него был от Бога талант. В профессии придумывал первым то, что потом становилось привычным и всеми эксплуатировалось. Весь формат «Аншлага» он придумал. Но потом, когда пошли разногласия, отдал детище Дубовицкой. Шутки у него постоянно воровали… 

К поклонникам относился всегда бережно. Однажды загораем на пляже. Подходит кто-то, просит сфотографироваться. Он встает, надевает футболку, фотографируется. Снимает футболку, ложится загорать. Снова к нему подходят. Он снова встает, надевает футболку. Я уже зверела: «Ну сколько же можно?!» «Ничего, они меня любят». Он свято дорожил любовью зрителей…

Когда ему объявили, что у него опухоль, он начал было лечение. Но, как только почувствовал себя лучше, отправился на фестиваль в Юрмалу. И там прошелся по сцене на руках! Потом объяснял врачам: «Мне надо было доказать, что я в прекрасной форме».

- А почему вы столько времени были вместе, оба были свободны, но не женились?

- Нам не нужна была женитьба. Женитьба могла что-то изменить в наших отношениях. А у нас с ним было такое единение душ…  Я не хотела замуж. И никогда об этом речи не заводили. У нас обоих были до нашей встречи неудачные браки. И мы просто с ним были вместе. ПО ЖИЗНИ. Берегли друг друга…  Он - Артист всей моей жизни. И никакой замены быть не может, не смогу…

Светлая ему память!

Фото Ларисы КУДРЯВЦЕВОЙ/ «Экспресс газета».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт