Наталия КРИВЕЦ («КП» - Минск») (1 сентября 2010)
Миколас ОРБАКАС: «У меня каша манная лучше получалась, чем у Аллы»

Миколас ОРБАКАС: «У меня каша манная лучше получалась, чем у Аллы»

Миколас считает, что дочка пошла в него, а внук Никита - в своего папу Владимира Преснякова.

«Приезжайте - встречу», - приветливо пророкотал Миколас, когда мы договаривались о встрече. Через два часа разговора в гостеприимном доме папы Кристины Орбакайте было чувство, что я побывала в гостях у родственников.  

«НАГАДАЛИ СЫНА - РОДИЛАСЬ КРИСТИНА»

- А вы знаете, что Кристина может считаться белоруской? - с порога удивил меня Миколас. - У нее прадед был из-под Витебска. Но он еще до Первой мировой «ушел в люди», пробился и осел в Прибалтике. Всю жизнь мечтал съездить к себе на родину, но так и не удалось. А моя тетка, его младшая сестра, доехала. Нашла полдеревни родственников. У них ведь большая семья была - десять детей. 

- А кто придумал дочку назвать Кристиной - вы или Алла? По тем временам редкое имя. 

- Видите ли, мы думали, что родится сын. Нагадали нам - и по крови, и по годам жизни, и по всем приметам. Астрологи хором уверяли: 99 про­центов, что будет сын. А родилась дочка. Я подумал: отчество дам по своему второму имени - Эдмундовна, у меня двойное - Миколас Эдмундас. Стали думать об имени. Я говорю: «Алла, ну это же будет глупо, если мы назовем дочку, например, Ульяна. Ульяна Эдмундовна Орбакайте. Абракадабра какая-то». Она говорит: «Да, надо какое-то международное имя». А у меня бабушка была Кристина. А тут еще я взял книжку какого-то датского писателя, там увидел имя Кристина. Отнес книжку Алле в роддом. На следующий день прихожу, кричу под окошком: «Ну как? Читала?» - «Что?» - «Как Кристина?» - «Кристина? Во!» 

Потом в загсе в Москве были проблемы. Сперва фамилию Орбакас хотели дать. А у нас это мужская фамилия, женский вариант - Орбакайте. Еле отстоял. Потом с отчеством: «Разве так можно - по второму имени отчество давать?» Полистали талмуд - можно. Потом уперлись, что нет такого имени. Есть Христина. Пришлось доказывать, что у нас, литовцев, наоборот, нет Христины, есть Кристина. Согласились с жутким скрипом.

- Вы во сколько лет стали отцом?

- В 26. Я уехал из Каунаса в Москву после окончания школы - учиться дальше. Со второго курса забрали в армию. Отслужил три года, вернулся на учебу, познакомился с Аллой. Студентами оба были. Повез ее знакомиться с родителями в Каунас. Мама одобрила и сказала: «Смотри, вся жизнь впереди. У нас в семье разводов не было». Так вышло, что с меня началось.

- А как так вышло?

- Да вся эта гастрольная жизнь началась, и не получилось семью сохранить. Разошлись тихо, интеллигентно. Постарались, чтобы ребенок не пострадал. У Кристины все равно остались и мама, и папа. Она у моих родителей в Швянтои - это 12 километров от Паланги - летом всегда отдыхала. А в Москве мы с ней постоянно виделись. Я ее по театрам водил. Пересмотрели весь репертуар Театра сатиры. Обожали спектакль про Карлсона, тогда в нем был шикарный состав: Спартак Мишулин - Карлсон, Пельтцер - Фрекен Бок. В Театре Вахтангова «Аленький цветочек» любили. Но больше всего Кристинке Цирк на Цветном бульваре был по душе. 

«В РОДДОМЕ АЛЛА В КОРИДОРЕ ЛЕЖАЛА»

- Вы помните первые дочкины шаги, слова, проделки?

- Ну, она была спокойным ребенком, не шкодничала. Родилась, слава богу, здоровая. Как сейчас помню - 54 см, 3800 весом. У меня как раз репетиции шли в Театре эстрады. Это был конец мая. Жарко было, за 30. А наплыв в роддоме такой, что Алла четыре дня в коридоре лежала, потом уже перевели в палату.

У нас была в Москве небольшая комната, кроватка Кристинки стояла у нашей кровати. А мы же репетировали допоздна. Утром спим, а Кристинка уже проснулась. Подойдет к нашей кровати: «Ай, еще не проснулись…» И деликатненько так ждала. Вот это в характере у нее осталось - нет у нее наглости, напористости. В меня пошла - честная, всем верит. Из-за доброты и доверчивости страдала в жизни не раз. Был у нее много лет директор, который ее обманывал, а у Кристинки язык не поворачивался выгнать его, пока Алла не вмешалась.

- Ваши с Аллой родительские обязанности были как-то разделены?

- Нет. Кто был свободен, тот дочкой и занимался. У меня каша манная лучше получалась. Гулял с ней больше, потому что любил с ней гулять.

- А чья работа дочке больше нравилась?

- Папина. Про маму говорила: «Ну что такое - петь и петь, и никакого юмора!» 

- Наказывали дочь?

- Однажды в цирке с друзьями разговорился, смотрю вдруг - нет Кристины. Она медведей гладить пошла. А они ж коварные! Вот тогда я ее первый и последний раз в жизни шлепнул по попе. Она не поняла за что. 

На фото вверху Кристине 11 месяцев. На фото снизу - 11 лет. В это время она часто приезжала к папе в Палангу (рядом с ней ее няня - дальняя родственница Аллы Борисовны из Харькова).
На фото вверху Кристине 11 месяцев. На фото снизу - 11 лет. В это время она часто приезжала к папе в Палангу (рядом с ней ее няня - дальняя родственница Аллы Борисовны из Харькова).

 

«КРИСТИНА С ДЕТСТВА САМА ЗАРАБАТЫВАЛА»

- Миколас, не сожалеете, что уделяли больше времени работе, чем детям?

- А что толку - времени свободного не было в принципе. Работал при филармонии, а там сидишь, как пожарный на вызове. В любой момент надо было срываться, чтобы выступить в таком-то Доме культуры. Да по полгода, хочешь или нет, гастроли. Но когда Кристина где-то с пяти лет поступила в музыкалку и на балет, я ее сам все время возил.

- Когда дочка подросла, часто просила о помощи?

- Нет. Она с детства зарабатывала сама. Началось с «Чучела». Она молодец девочка. Всегда поступала так, как хотела.

- Кристина рано стала мамой. Вы готовы были стать дедом?

- Как ни странно, да. Я помню, был в Волгограде на гастролях. Мне какой-то странный сон приснился. Встал утром, думаю, дай позвоню. К телефону подошла Алла. «С Кристиной все в порядке?» - «Она тебе сейчас сама все скажет». И Кристина говорит: «Пап, ты хочешь быть дедом?» - «Хочу!» - «Вот и отлично!» И она родила Никитку.  

В день рождения дочки Миколас Орбакас и Алла Пугачева обычно сидят за одним столом.
В день рождения дочки Миколас Орбакас и Алла Пугачева обычно сидят за одним столом.

«ЖЕНА НЕ РЕВНОВАЛА МЕНЯ К АЛЛЕ»

- Ваш второй брак оказался прочнее первого?

- Да. Я женился второй раз через десять лет. Марина цирковая была, воздушная акробатка. Но однажды повредила спину и не могла больше летать под куполом. Пришла на эстраду, и мы оказались в одной бригаде. Начинали вместе с новогодних утренников. Я был Дед Мороз, она - Снегурочка. А в прошлом году уже серебряную свадьбу отметили.

- Поздравляю! Марина не ревновала вас к Алле?

- Абсолютно. Они в хороших отношениях, дружат.

- С внуками общаетесь?

- Сейчас мало. Никита вырос, а с Дени после этого скандала с Байсаровым видимся очень редко. На дне рождения у Кристинки в мае виделись. Хороший парень, думающий такой.

- Чего бы вам сегодня хотелось для дочери?

- Пусть все у нее в жизни уладится. Сейчас она счастлива. Но сложно ей жить на две страны - и в Штаты к мужу летать, и по России с гастролями колесить. 

Фото из семейного архива Миколаса Орбакаса.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Миколас ОРБАКАС родился в 1945 году. Окончил эстрадно-цирковое училище и выступал в качестве клоуна. Именно в училище он и встретился с Пугачевой, которая в юности пробовала себя в качестве концертмейстера. Сегодня Орбакас на пенсии, но до сих пор время от времени выступает на детских представлениях вместе со своей второй женой.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт