Валерия Гай ГЕРМАНИКА: «Моя дочь в такой школе учиться не будет!»

Валерия Гай ГЕРМАНИКА: «Моя дочь в такой школе учиться не будет!»

Валерия Гай Германика в творчестве стремится к полной свободе. Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА.

Фильм стал настоящим событием года в России. Изначально этот проект позиционировался как самый радикальный сериал о подростках. А режиссер Валерия Гай Германика заявляла, что хотела максимально приблизить его к реальности.

После премьеры вся страна - от школьников до депутатов - кинулась обсуждать, правда ли показана в сериале или неправда. Нашлись и те, кто по привычке потребовал фильм запретить.

Ожидала ли режиссер радикального сериала столь радикальной реакции?

- Валерия, вы снимаете не первый фильм о подростках. Тема трогает?

- Так получилось. Перед «Школой» я хотела заниматься другим проектом, но с ним не сложилось. А после того как вышел фильм «Все умрут, а я останусь», я вообще без работы сидела. И тут продюсеры Первого российского канала сделали предложение снимать фильм, сказали, что у меня будет полная творческая свобода. С одной стороны, я думала, что это копание в одном и том же. Но чем дальше мы снимаем «Школу», тем больше я понимаю, что я еще столько не выжала из людей, из этой темы. Наверное, сериал дает больше возможностей в режиссерском плане. Плюс тут я могу решать судьбу героев - сценарий не полностью дописан, и мы многое придумываем.

- То есть сценарий тоже пишете вы?

- У нас собрана творческая группа из шести человек, драматурги «Театра.Doc», которых я знаю. Пишут они. Но мы многое обсуждаем по ходу, продумываем ситуации, конфликты.

- У вас самой такая же школа была?

- Сначала я училась в лицее. Потом пошла в обычную общеобразовательную школу, где были мои друзья. Что касается ощущений… Мне казалось, что подросток в школе все время в опасности. Когда шел директор по коридору, я вжималась в стенку от страха. Вся советская система воспитания построена на запугивании. С малолетства детям угрожают. Например: «Не балуйся, тебя милиционер заберет». А так нельзя. Дети не должны плакать.

Тем не менее не надо собирать случаи из «Школы» и думать, что это все мой личный опыт. Этот сериал - художественный проект. Правда в искусстве - весьма абстрактная вещь.

- Но почему эта «выдуманная правда» вызвала такой резонанс?

- Потому что не привыкли видеть такое на центральных каналах. Мне кажется, они не совсем готовы к такому виду искусства, как бы это пафосно ни звучало. Они воспринимают сериал как документальный фильм. А это все абстракция. И не надо меня называть пророком, который знает ответы на все вопросы. Я просто делаю так, как чувствую, и никого не обличаю.

- А вы ожидали такой реакции?

- Поначалу была немного удивлена. Но считаю, что эксперимент получился интересный. Общество само себя вскрыло. Но мне некогда было наблюдать за всем этим. Я жила здесь, на площадке. И о том, что происходит там, узнавала от журналистов, которые постоянно мне звонят.

- У вас у самой дочка. Вам как маме не страшно, что она придет в такую вот школу?

- Я сейчас и делаю все возможное для того, чтобы она в такой школе не училась.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Валерия Гай ГЕРМАНИКА родилась в 1984 году в Москве в семье журналиста. Окончила Школу кино и телевидения «Интерньюс». С 19 лет снимает кино. Второй фильм Германики «Девочки» попал в программу фестиваля «Кинотавр» и выиграл там приз за лучшую короткометражную ленту. Фильм «Все умрут, а я останусь» был показан на Кан-нском кинофестивале 2008 года в конкурсе «Золотая камера» (за лучший дебютный полнометражный фильм) и был удостоен Особого упоминания жюри этого конкурса.

Валерия не замужем. Воспитывает дочь Октавию.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт