Почему Михалков может получить приз в Каннах?  [ВИДЕО]

Почему Михалков может получить приз в Каннах? [ВИДЕО]

Никите Сергеевичу есть чем потрясти жюри.

Причина № 1: президент жюри

У фестивальных зубров есть такая теория: чем дальше фильм от творческой манеры председательствующего в жюри кинематографиста, тем больше у него шансов выиграть главный приз. За примерами далеко ходить не надо: эстет и декадент Вонг Карвай в качестве президента каннского жюри наградил «Золотой пальмовой ветвью» социалистического реалиста Кена Лоуча, поборник безмозглой развлекаловки Люк Бессон отметил короля депрессии Ларса фон Триера, неистощимый выдумщик Тарантино - хроникера упадка Америки Майкла Мура и т. д. Не забудем и тот удивительный случай, когда записной авангардист Дэвид Линч выписал «ветку» традиционнейшему «Пианисту» Романа Поланского. Тоже, кстати, картине о Второй мировой войне, о которой у автора «Твин Пикса» явно весьма отдаленные представления.

Утомленные солнцем. Предстояние

В этом году в Каннах председательствует автор первых двух «Бэтменов» и недавней «Алисы в Стране Чудес» Тим Бертон - существо легкомысленное, порхающее и чуть-чуть не от мира сего. Думаю, что в истории ВОВ он разбирается примерно так же, как Дэвид Линч. И, несомненно, узнает о ней много нового и интересного из картины Михалкова. При этом нет и не может быть ничего дальше от его кукольных детских страшилок, чем михалковский православный монументализм. Кроме того, автора бессмертного произведения «Эдвард Руки-ножницы» могут впечатлить стальные когти, выскакивающие из пальцев Котова - Михалкова.

Алехандро Гонсалес Иньярриту.

Алехандро Гонсалес Иньярриту.

Причина № 2: состав жюри

Его в этом году украсили своим присутствием:

- две молодые актрисы, англичанка Кейт Бекинсэйл и итальянка Джованна Медзоджорно, чье основное предназначение - носить ювелирные изделия фестивального спонсора и красоваться на красной дорожке;

- актер Бенисио дель Торо, всегда имеющий  вид человека, только что забившего косяк;

- режиссер Шехар Капур, сумевший сделать героиней индийского кино даже английскую  королеву Елизавету. Эпизод с демонстрацией нагих девичьих грудей умирающему танкисту Дормидонту может произвести на индуса неизгладимое впечатление;

- священное испанское чудовище режиссер Виктор Эрисе, снимающий не чаще Алексея Германа и имеющий особый вкус к поэтическим метафорам животно-растительного происхождения. Бабочка, символизирующая мертвеющую душу дяди Митяя - героя Олега Меньшикова, может привести его в необыкновенный восторг.    

Ли Чан-Дон.

Ли Чан-Дон.

По большому счету экспертом в кино в этом жюри может считаться лишь  итальянец Альберто Барбера, человек с безукоризненным вкусом, бывший директор Венецианского фестиваля и нынешний - Туринской синематеки. Он же наверняка единственный из жюри, кто видел первых «Утомленных солнцем». 

Причина № 3: конкуренты

Теперь о конкурсной программе. На бумаге она кажется самой малоаппетитной за последние 10 лет. Предстоящий Каннский фестиваль - пожалуй, первый кризисный фестиваль категории «А». До сих пор влияние экономического кризиса на мировое кино почти не чувствовалось. В этом же году каннским отборщикам и программу-то удалось собрать с немалым трудом. Вместо традиционных 20 фильмов в конкурсе будет участвовать 18; многое из того, на что надеялись организаторы, до сих пор не закончено.

Почти четверть конкурсной программы составляют французские фильмы, а это (как в Венеции итальянские) традиционно самая шаткая часть конкурса. Проблемы, занимающие мелкобуржуазных французских кинематографистов, неизбежно обнаружат свое полное ничтожество в сравнении с апокалиптическим пафосом «Предстояния», от которого, несомненно, содрогнется набережная Круазетт.

Апичатпонг Веерасетхакул.

Апичатпонг Веерасетхакул.

Треть конкурса решительно напоминает «Дискотеку 80-х». Это фильмы режиссеров, дни славы которых остались  позади: Бертран Тавернье, Майк Ли, Аббас Киаростами, Такеши Китано. К славной когорте этих авторов с мировыми именами относится и Никита Михалков. Едва ли новые картины вышеозначенных мэтров откроют их с какой-то неожиданной стороны. А вот «УС-2», как к ним ни относись, действительно открывают в творчестве Михалкова совершенно новую страницу. К тому же от «УС-2» веет нахальством и дикостью, а в академичном фестивальном контексте это всегда большой плюс. 

Реальных конкурентов у Михалкова немного. Мексиканец Алехандро Гонсалес Иньярриту («Сука-любовь», «Вавилон»), кореец Ли Чан-Дон («Оазис», «Тайное сияние») и таец Апичатпонг Веерасетхакул («Тропическая болезнь») - вот имена актуальных художников, чьи новые фильмы представлены в каннском конкурсе. Нельзя сбрасывать со счетов и представителей экзотических кинематографий - Украины и африканской страны Чад. За Украину выступает Сергей Лозница, его сделанная в копродукции с Голландией и Германией картина «Счастье мое» - единственное открытие конкурса (да и то относительное: дебютирующий в игровом кино Лозница - известный режиссер-документалист). Кстати, в фильме, повествующем об одиссее водителя-дальнобойщика в глубь российского «сердца тьмы», есть сцены из времен Великой Отечественной войны... 

Сергей Лозница.
Сергей Лозница.

Что же касается режиссера из Чада Махамата-Салеха Харуна, то несколько лет назад прогрессивная Катрин Денев уже выписала ему приз в Венеции. Канны мимо африканца, видимо, тоже не пройдут. Но до «Золотой пальмовой ветви» он все же едва ли  созрел.

Причина № 4: сам фильм

Михалков часто говорит сейчас о том, что в Каннах его фильм не поймут и не оценят. Думается, что, напротив, картину оценят на фестивале выше, чем на Родине, где она стала объектом огульной и не всегда справедливой критики. Во-первых,  на отношение к ней не так сильно будет влиять отношение к ее автору. Во-вторых, западные профессионалы, вероятно, оценят ее размах, разговор о котором на Родине сводят к подсчету бюджетных и небюджетных средств, потраченных Михалковым. Это, впрочем, вовсе не означает, что «УС-2» за границей поймут так, как хочется их автору. И это, скорее всего, пойдет на пользу картине. Вероятнее всего, ее воспримут как русский ответ «Бесславным ублюдкам», как постмодернистский набор страшноватых гэгов. Стопроцентный серьез эпизодов с миной и нагой грудью примут за стеб, а православный пафос и вовсе оставят без внимания. А даже если и не оставят, то зачислят по ведомству экзотики - вроде водки и медведей на Красной площади. Что в общем-то еще один плюс.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Русские в Каннах

Отечественная картина лишь однажды становилась лауреатом «Золотой пальмовой ветви» - 52 года назад в далеком 1958 году этой награды был удостоен фильм Михаила Калатозова «Летят журавли». Чаще присуждался второй по значению приз - Гран-при жюри - «Солярису» Андрея Тарковского в 1972 году, «Сибириаде» Андрея Кончаловского в 1979-м, «Покаянию» Тенгиза Абуладзе в 1987-м, «Утомленным солнцем» Никиты Михалкова в 1994-м.

В постперестроечное время российское кино в Каннах исправно представляли два режиссера - Павел Лунгин (в 1990 году «Такси-блюз» наградили призом за режиссуру, а в 2000-м «Свадьбу» - призом за лучший актерский ансамбль) и Александр Сокуров («Молох» получил приз за лучший сценарий, в конкурсе участвовали «Телец», «Русский ковчег», «Отец и сын», «Александра»). Три года назад актер Константин Лавроненко был удостоен награды за лучшую мужскую роль, сыгранную в картине Андрея Звягинцева «Изгнание».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа арт-директора ХарьковсюдаДиркс Бентли