Никита МИХАЛКОВ: «Украина заслуживает большого кино» [ФОТО+ВИДЕО]

Никита МИХАЛКОВ: «Украина заслуживает большого кино» [ФОТО+ВИДЕО]

Комментарии: 4
В «Утомленных солнцем-2» комдив Котов попал в штрафбат.

«МЫ СНИМАЛИ ПСИХОЛОГИЧЕСКУЮ ДРАМУ»

На допремьерный показ своей новой картины в Киеве Никита Сергеевич не попал из-за разбушевавшегося вулкана. Тем не менее о фильме мы с Михалковым поговорили.  Несмотря на поздний час и не совсем удобный для откровенного разговора телефонный формат интервью, режиссер с увлечением рассказал о фильме, работа над которым длилась восемь лет.

- Никита Сергеевич, вот так что-то планируешь, а потом - раз - и начинается извержение вулкана…

- Очень жаль, что так произошло. Мы хотели лететь, были готовы. Тем более я люблю бывать в Киеве - украинская аудитория для меня очень дорога. Я хотел представить картину, которой жил все эти восемь лет. В нее столько вложено труда, сил, энергии, столько любви, что нам было важно ее закончить.

Этим фильмом я хотел донести до зрителя одну мысль. Каждый день мы ставим перед собой задачи, решаем проблемы, думая, что это важно. Но если смотреть на эти проблемы сквозь призму войны, то понимаешь, что все трудности - мелочи по сравнению с такой трагедией. Мне бы хотелось, чтобы для людей, выходящих из кинозала, все эти проблемы перестали существовать. Потому что есть намного более страшные и важные вещи.

Недаром в 50-60-е годы главным слоганом нашей жизни было выражение «Лишь бы не было войны». Хотелось бы, чтобы зрители после фильма вышли и вдохнули свежий весенний воздух, купили мороженое и поехали домой - на машинах, на троллейбусах - и думали: «Какое счастье! Можно просто ехать в троллейбусе и не бояться, что на тебя сейчас упадет бомба».

Если верить Толстому, который сказал, что «бытие только тогда есть бытие, когда ему грозит небытие», очень не хотелось бы, чтобы мы оценивали и любили свою  жизнь только тогда, когда ей что-то угрожает. Все-таки это лучше делать раньше и с умом.

-  В картине очень много реалистичных сцен войны, а все привыкли к тому, что Михалков говорит о важных вещах полутонами…

- Есть вещи, которые требуют определенного языка. В фильме показана психологическая драма. Первая часть - «Предстояние» - сделана крупными мазками. Причем каждая новелла имеет начало, развитие и финал. В отличие от «Цитадели», которая будет идти линейно по возрастающей. Все события в следующей части будут длиться в течение одной недели. И мы специально эти две картины разбили не только с точки зрения метража и событийности, но и стиля. Во второй части будет больше психологизма.

Мы будем наблюдать развитие отношений в любовном треугольнике на фоне страшных событий войны, и зрителя ждет много неожиданных поворотов.

- Ваша дочь Надя проявила себя как яркая актриса. Вы суровый режиссер?

- Моим детям достается больше, чем другим. Не может быть такого, что все живут так, а дети режиссера - по-другому. На съемках все были в равных условиях. Я счастлив, что они проявили себя как настоящие бойцы. И Надя, и Тема, и Анна. Мне за них не стыдно. Они заряжают собой пространство экрана. Считаю, что в данном случае я не ошибся, доверив им играть роли.


Валентин Гафт стал вором в законе на 1 минуту 17 секунд.

Валентин Гафт стал вором в законе на 1 минуту 17 секунд.

«В РЯСЕ МАКОВЕЦКИЙ КО МНЕ НА ПЛОЩАДКУНЕ ПРИЕЗЖАЛ»

- В вашей картине собран весь цвет российского кинематографа. Кого-то вам пришлось уговаривать сниматься?

- Нет, я никого не уговаривал. Просто уже на стадии написания сценария мы думаем о том, кто по типажу подошел бы на роль. Для меня звездный состав был естественным, потому что всех этих актеров я люблю.

Кто-то у меня уже снимался. Роль Валентина Гафта в «Предстоянии» длилась всего минуту 17 секунд. Причем, работая над ней, мы не имели в виду именно Гафта. Но типаж подошел. Когда встал вопрос, кого приглашать на роль, я ему позвонил, говорю: Валик, есть роль, но всего одна минута 17 секунд. Он только спросил, во сколько и куда ему подъехать. Его 40 минут гримировали, 40 минут одевали, 20 минут снимали. Потом закончилась съемка, я говорю «Стоп!», а он мне: спасибо, сколько я вам должен? Это шутка, но в ней только доля шутки. Когда великий, потрясающий, замечательный актер позволяет себе такую роскошь - играть секундные эпизоды, это важный знак для меня. И дело тут не в длине роли, а в человеческом импульсе - хотят люди испытывать счастье общения и работы или нет. Когда хотят, то тратят время и силы, и не деньги для них важны.

В России только за деньги никогда не будут работать. Когда тебе платят за день пять тысяч долларов, ты потом к этому привыкаешь и хочешь уже уважения и радости от работы.

- Герой Олега Меньшикова стал более жестким...

- Мы это прописывали со сценаристами с самого начала. А в следующей части он опять изменится.

- Сергей Маковецкий съемки у вас в роли чекиста совмещал с работой над фильмом «Поп», где он сыграл священника. Не было у него проблем с перестроением с одной роли на другую?

- Это вы у него спросите, но в рясе он ко мне на площадку не приезжал! У нас все актеры чудесные. Вот, например, Виктория Толстоганова, сыгравшая Марусю: большая актриса, очень разнообразная и невероятно гибкая, «ртутная». И человек чудесный.

- «Предстояние» вы представите на Каннском кинофестивале. А хотелось бы вам, чтобы фильм взял «Оскар»?

- А кто же этого не хочет? Но это не от меня зависит, и я считаю, что радость должна быть нечаянной.   

- Возможно ли большое кино в Украине?

- Большое кино - это еще и масштаб. Думаю, Украина заслуживает большого кино. Это огромная страна потрясающей красоты, со своими традициями, народом, широким дыханием. Вопрос в том, насколько кинематографисты готовы оторваться от мелкотравчатости.

Возникнуть большому кинематографу невозможно, если люди все время будут думать: у нас есть миллион, мы можем снять одну картину на миллион, а можем снять десять по сто тысяч. Давай лучше десять картин. В результате мы из этих десяти видим на экране в лучшем случае одну.

Если вспомнить Савченко и Довженко - в Украине были люди, которые понимали, что такое большой стиль. Чтобы понять, что это возможно, надо обязательно сделать внутренние усилия. А самое главное - не снимать, просто потому, что хочется большое. Надо, чтобы за этим мысль стояла, персонажи, герои, исторические события. Одна Полтава чего стоит! Думаю, что это все еще впереди, надо просто думать и двигаться.

КСТАТИ

Немного о политике

- Два года назад в Киеве вы заявили, что благодарите Бога за Путина. Каким, по-вашему, должен быть украинский президент? Какую политику ему следует проводить?

- Украинский президент, как и все остальные президенты, которые так или иначе связаны длинной жизнью в нашем большом государстве, должны понимать, что мы друг к другу приговорены, так сказать. Если не понимать этого, то в результате не распускаются новые почки, а рубятся корни. Когда нарушается корневая система, то дерево засыхает.

Считаю правильным и самым перспективным - все время помнить всю нашу историю, традиции сосуществования - эту корневую систему. Это - основа дальнейшей жизни наших народов. Только тот, кто это понимает, имеет возможность быть президентом и остаться человеком, которому будут благодарны.

Больше фото:

Сергей ГАРМАШ: «Я снялся в хорошем кино»

Николай Азаров: «Я против попыток переписать историю»

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт