Раиса МУРАШКИНА, Мария РЕМИЗОВА. Фото Максима ЛЮКОВА. (25 декабря 2009)
Михаил Боярский: «В подарок на юбилей хотел бы внука!»

Михаил Боярский: «В подарок на юбилей хотел бы внука!»

Михаил Сергеевич уже знает, что от 18 до 60 - три дня. Не больше...

Отмечать свой юбилей Михаил Сергеевич будет принципиально на работе. В смысле никаких застолий - у него премьера в театре. А жаль! Устрой он праздник для друзей, желающих поздравить юбиляра пришли бы сотни. Но Михаил Сергеевич категоричен: я, говорит, и в Новый год буду работать! 31 декабря - спектакль.

Пора-пора-порадовался на своем веку!

- Михаил Сергеевич, и все-таки почему не устраиваете громкое застолье?

- Слово «юбилей» - это слово не мое. Знаете, какое мое самое нелюбимое состояние? Это когда за столом собирается коктейль из партнеров по театру, друзей, родственников, детей. Я люблю общаться по отдельности: если с родственниками, то с родственниками, с друзьями - так с друзьями.  Когда все в одной куче, я начинаю теряться - вначале всех знакомлю, потом чувствую себя неловко за то, что люди мало знакомы. Поэтому мне комфортнее всего вообще одному.

- Возраст для мужчины - это преимущество?

- Если мужчине сорок, а у него сознание двадцатипятилетнего, тогда минус. В другом случае, конечно, плюс.

- Смотрим на вас и понимаем: жизнь удалась. Жена-красавица, с которой вы много лет вместе. Сын - музыкант, бизнесмен - двоих внучек подарил. Дочь Елизавета - звезда. Вас посещает ощущение, что у вас все есть?

- Мне не хватает времени. А так не жалуюсь. Все ведь познается в сравнении. Дети взрослые уже. Внуки появились. В семье все нормально. Работа приличная. На своих ногах хожу. Много положительного! Но и много отрицательного. Год чудовищный. Унес массу друзей. Кризис, катастрофы. Знаете, есть такой анекдот: «Человек хочет повеситься. Становится на табуретку. И вдруг видит бутылку водки на шкафу. Налил стакан, выпил, махнул рукой и говорит: «Господи, так ведь жизнь-то налаживается!» Мораль: все зависит от того, с какой ноги встанешь и каким взглядом на мир посмотришь - либо все бессмысленно и бестолково, либо: «Да что я с жиру бешусь, все чудесно!»

- Если помечтать, какой подарок к своему юбилею вы бы хотели?

 - Не отказался бы от внука! Внучки ведь у меня уже есть.

- Михаил Сергеевич, если представить, что 60 лет исполняется не вам, а Д’Артаньяну. Как бы он сейчас жил: женился, развелся, ушел на тренерскую работу, спился?

- Я думаю, что он полноценно провел бы юбилей в кругу самых близких друзей. В отличие от меня он бы отпраздновал праздник наотмашь - как последний день! Если следовать логике его жизни, к шестидесяти он бы стал хитрым, черствым, матерым волком. Понимаете, он ведь жил при дворе. А там интриги кругом. Каждый день жизнь на волоске. Думаю, Д’Артаньян не бросил бы все. Он стал бы профессионалом высокого полета с армейской закваской.

- Михаил Сергеевич, вы описали человека, у которого нет ничего общего с вами. Или все-таки есть?

- А у меня с Д’Артаньяном никогда ничего общего не было (смеется).

- Не скромничайте. Наверняка чувствуете к себе повышенное внимание женщин. Ведь вы, как и Ален Делон, секс-символ целой эпохи!

- Шляпу я всегда ношу одну, пока не дотлеет. А потом меняю на новую...

- Шляпу я всегда ношу одну, пока не дотлеет. А потом меняю на новую...

- Да, действительно, я как Ален Делон. Но пью одеколон! (Смеется.)

- Отшучиваетесь...

- Ну а что же вы хотели? Нескромно отвечать всерьез на этот вопрос. Скажем так: если существует женская часть, которая так думает, я предпочитаю ей служить.

«Каждая шляпа служит три года»

- Сколько шляп в вашей коллекции?

- Что вы, я никогда не коллекционировал ни шляпы, ни марки, ни шпаги - в общем, ни-че-го! Шляпы мне дарят. Но даже любимой, упаси бог, у меня нет.

- Получается, вы их меняете, как галстуки?

- Нет-нет! Я ношу одну, что называется, до краев, пока она не дотлеет. Век шляпы - где-то года три. А затем меняю на новую.

- Ходят слухи, у вас в Питере есть бизнес?

- Это неправда. К бизнесу вот точно не имею никакого отношения.

- Михаил Сергеевич, ваша дочь Лиза, пожалуй, самая завидная невеста страны. Вы бы хотели видеть с ней рядом человека, похожего на себя?

- Хотел бы видеть рядом человека, любящего ее. Это главное. А я здесь - постороннее существо, которое не хочет навязывать свою волю. Жизнь надо прожить с человеком, которого любишь. Остальное бессмысленно. Навязывать молодежи советы - пустое дело. Они их не вос-при-ни-ма-ют! Поскольку полагают так: «Мне сегодня восемнадцать лет, а до шестидесяти еще лет триста! Зачем спешить? Все сделается!» А я уже знаю, что от восемнадцати до шестидесяти - дня три. Не больше. Так что пусть сами разбираются в своих чувствах и своих стремлениях. И набивают собственные шишки.

- Вы как-то сказали, что чувствуете себя одиноким.

- По-своему, наверно, каждый одинок. Если вдуматься, конечный результат жизни человеческой - полное одиночество.

«С женой - одна погода на двоих»

- Михаил Сергеевич, к Новому году уже готовы?

- Обязательно скажу за столом свой любимый тост: «Поехали!»

- А не думали, что можно в это время уехать, например, в самое любимое место на земле?

- Эх... Это невозможно. Потому что мое любимое место - это комната, где я родился, прожил дошкольный срок жизни рядом с матерью и отцом. Несмотря на то, что это была коммунальная квартира, ничего прекраснее для меня на свете нет. Тогда я не знал ни фазенд, ни особняков. Не с чем было сравнивать - и я чувствовал себя совершенно счастливым!

- Вы для себя ответили на важный вопрос: чего хотят женщины?

- Они этого сами не знают. Но ХОТЯТ ОЧЕНЬ! В этом и есть их прелесть. Что касается жены и дочери, это еще большая тайна. Как говорится: «Лицом к лицу лица не увидать». Это мои плоть и кровь. Они для меня не загадки, а прекрасные стихи.

- Михаил Сергеевич, вы всю жизнь рядом с одной женщиной. За что бы вы сказали спасибо своей супруге?

- (Задумался.) Да я вам скажу честно: я пока не испытываю потребности произносить слова благодарности в адрес своей супруги. Равно как и она ко мне. Это было бы смешно, если бы я выделил один поступок и отвесил низкий поклон. Все, что мы делаем друг для друга, - это само собой разумеющиеся вещи. Подарки, теплые отношения, ссоры - это все одна погода на двоих. В быту сложно совершать поступки. Длительное сосуществование - это и есть подвиг по отношению друг к другу.

- Вы, говорят, второй раз женились недавно?

- Да, на собственной жене. Мы развелись для формальностей. А теперь тайно расписались. Без журналистов. Не хочу публичности ни на своей свадьбе, ни на похоронах. (После паузы.) Вчера читал православный календарь. Там сказано: человек, который не думает о смерти, глуп.

- Вы человек суеверный?

- Был случай, когда я сидел дома напротив зеркального шкафа. И вдруг огромное зеркало как ляпнется на пол и вдребезги. Я - в церковь! А батюшка меня пристыдил: как вы могли даже задуматься про это? Вы же внук протоиерея Александра Ивановича Боярского! С тех пор вера всуе для меня не существует.

- Михаил Сергеевич, у вас есть любимое место в доме?

- Кухня. Хоть дом у меня  большой, закваска осталась еще та - коммунальная. Я не профессор Преображенский, который обедает в столовой. Не могу представить, чтобы прислуга приносила обед и рюмку водки. Я если ем - то на кухне, если пью - то не рюмку. В столовой обедаем, когда  гости. И то в конечном итоге идем на кухню, потому что мы все из одного стада.

- Михаил Сергеевич, если уж о рюмке речь зашла. Накануне Нового года подскажите читателям, что делать в типичной ситуации: муж возвращается домой  подшофе, а жена?

- А у меня таких проблем не бывает. Потому что больше всего я люблю выпивать дома! Причем вместе с супругой. А она больше всего ненавидит это делать. Потому что я это делаю долго, с разговорами. Она у меня пьет мало, но тем не менее пока терпит!

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ


Фото Максима ЛЮКОВА.

Фото Максима ЛЮКОВА.

Лиза Боярская: «Папа совсем не похож на Д’Артаньяна!»

Накануне дня рождения Михаила Сергеевича мы дозвонились до его дочери - популярной актрисы Елизаветы Боярской.

- С удовольствием поздравлю папу через «Комсомолку»! Самые главные пожелания я скажу ему лично. А вообще мне хочется пожелать отцу, чтобы у нас была такая же дружная, крепкая и любящая семья, как и сейчас. Папочка, живи и радуйся жизни, здоровья тебе крепкого!

- Уже знаете, как будете отмечать юбилей?

- Дома, в кругу семьи. Будут только самые близкие. Посидим за столом, подарим папе подарки. Мы с мамой пока еще не выбрали для него сюрприз.

- Лиза, вот мы у вашего папы спросили, мол, что было бы с Д’Артаньяном в 60 лет. Теперь хотим узнать и ваше мнение.

- Во-первых, папа совсем не похож на Д’Артаньяна.

- А вот наши читательницы иного мнения! Женщины Михаила Сергеевича любят!

- Его все любят! А как его не любить (смеется). Честно говоря, я никогда не думала о том, что могло бы стать с Д’Артаньяном в 60 лет.

Думаю, что такой семьи, как у нашего папы, у него точно не было бы. У Дюма все очень закономерно. Д’Артаньян погиб вместе с друзьями-мушкетерами. А иначе неинтересно было бы. Это закономерный финал.

Я никогда не ассоциировала папу с этим героем.

- Лиза, ваш отец производит впечатление счастливого человека. У него, казалось бы, все есть. А чего ему, по вашему мнению, не хватает для полного счастья?

- В том-то и дело, что у папы все есть. Мне кажется, что он действительно очень счастливый человек!

загрузка...
загрузка...

Политика

Пять вопросов о  компромате Онищенко
Пять вопросов о компромате Онищенко 319

Народный депутат начал обнародовать тайные записи с известными и влиятельными людьми, которые, по его словам, в будущем могут иметь серьезные политические последствия.

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт