Владислава МИКОЛЮК («КП» - Днепропетровск»). Фото из личного архива Максима Брежнева и из архива «КП». (25 декабря 2009)
Начальник советской милиции  прятал Солженицына на даче Ростроповича

Начальник советской милиции прятал Солженицына на даче Ростроповича

А.И. Солженицын работал, прячась на чужой даче. Май, 1967 г.

Наша газета уже писала о книге Максима Брежнева «Министр Щелоков», вышедшей недавно в России (см. «КП» от 10 июля 2009 года). И вот ко Дню украинской милиции, который отмечался на этой неделе, автор привез в Днепропетровск продолжение своего бестселлера про легендарного советского министра внутренних дел. Почему именно в Днепропетровск? Да потому что и начало, и продолжение этой книги написаны на основании архивных документов, открытых писателем в этом городе.

Предлагаем вашему вниманию самые интересные эпизоды…

Как Щелоков выручил «врага народа»

Когда Николай Анисимович Щелоков уже работал председателем Днепропетровского горисполкома (накануне Великой Отечественной), на одного из его подчиненных обратили внимание сотрудники НКВД. Оказалось, что у председателя днепропетровского райисполкома Михаила Довгого в семье были репрессированные, «враги народа» и «крупные вредители». Начальник местного НКВД потребовал от Щелокова уволить «неблагонадежного» товарища.

Николай Анисимович, понимая, что вскоре последует арест Михаила, ответил энкавэдисту, что рекомендацию органов он выполнит, но все решения по члену ВКП (б), коим был и Довгий, по правилам надо доложить первому секретарю горкома партии. Но того в городе не было. Начальник НКВД был вынужден согласиться...

В тот же день Николай Щелоков вызвал Довгого и предложил ему подать заявление по собственному желанию и срочно уехать из Днепропетровска. Что тот и сделал.

А вскоре того начальника НКВД самого арестовали...

Портрет Брежнева спас художника Илью Глазунова

Часто министру Щелокову приходилось «отвоевывать» признание для культурных деятелей, чье творчество было ему по вкусу. Так, дружеские отношения связывали Николая Анисимовича с Ильей Глазуновым, которого кагэбисты также не обошли «вниманием».


Ростропович и Вишневская пользовались покровительством министра, но после смерти Николая Анисимовича старались о нем не вспоминать.

Ростропович и Вишневская пользовались покровительством министра, но после смерти Николая Анисимовича старались о нем не вспоминать.

В своей записке в ЦК КПСС по поводу Глазунова Юрий Андропов отмечал: «…Глазунов - человек без достаточно четкой политической позиции. Есть, безусловно, изъяны и в его творчестве. Чаще всего он выступает как русофил, нередко скатываясь к откровенно антисемитским настроениям. Сумбурность его политических взглядов иногда не только настораживает, но и отталкивает. Его дерзкий характер, элементы зазнайства также не способствуют установлению нормальных отношений в творческой среде».

Щелоков же, напротив, творчество Глазунова ценил. В то время когда художник был в опале и на него обрушился поток клеветы «собратьев» по искусству, министр вручил уезжавшему в Индию Брежневу портрет Индиры Ганди работы Глазунова. И генсек подарил ей картину, которая очень понравилась индийскому лидеру.

Затем Щелоков договорился с Брежневым о том, что Илья Глазунов напишет официальный портрет генсека (хотя у Брежнева уже были работы художника Налбандяна). После этого давление на Глазунова со стороны «соответствующих органов» заметно ослабло.

Почему не тронули Ростроповича

Кстати, именно благодаря протекции Николая Щелокова началась дирижерская карьера известного виолончелиста Мстислава Ростроповича в Большом театре, где его сначала не принимали. В 1967-м он все-таки дебютировал там с оперой Петра Чайковского «Евгений Онегин». После этого в знак признательности Ростропович подарил Щелокову дирижерскую палочку с собственноручно вырезанной перочинным ножом надписью «Н. А. от М. Р.».

Известно также, что Мстислав Ростропович во время эвакуации в годы войны жил у дяди жены Щелокова. Благодаря этому семья музыканта не умерла от голода.

Кроме того, министр Щелоков «пробивал» Ростроповичу и его супруге, известной певице Галине Вишневской, выезд на гастроли за границу - опять же вопреки Андропову и КГБ. Ростропович даже пользовался гаражом МВД СССР и другими бытовыми привилегиями! ...Еще Николай Анисимович лично опекал Александра Солженицына, для чего договорился, чтобы какое-то время писатель жил и работал на даче Ростроповича в Жуковке, в домике садовника. Как раз тогда началась травля писателя в советской прессе.

Галина Вишневская в одном из своих интервью вспоминала: «И вот теперь я спрашиваю себя, почему все-таки власти так долго терпели его присутствие в нашем доме? Ведь они могли просто выслать его в официальном порядке как не прописанного на нашей жилплощади... Власти запросто могли организовать «мнение» академиков нашего поселка - и те потребовали бы выселить Солженицына. Вон, как Сахарова выбросили из собственного дома и без всякого суда сослали в Горький». Все очень просто - начальник всея советской милиции дал добро. И при жизни Брежнева даже всемогущее КГБ под руководством Андропова не могло ничего сделать…

...Удивительно, но ни Вишневская, ни Ростропович после ухода Щелокова из жизни  практически никогда не вспоминали о «горячо любимом и неповторимом Николае Анисимовиче», благодаря которому, собственно, их и не тронули в застойные годы.  

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Максим Александрович Брежнев, 30 лет.

Автор популярных очерков по советской истории и многочисленных статей в центральной российской печати. Заместитель гендиректора Русского биографического института. Автор книги «Министр Щелоков» - первой литературной биографии министра внутренних дел СССР.

Лауреат премий ГУВД Московской области, награжден ведомственными наградами МВД РФ и МВД Украины (хотя в милиции никогда не работал). Лауреат премии Союза журналистов России.

Не является родственником Леонида Брежнева - просто однофамильцы.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Николай Анисимович ЩЕЛОКОВ родился 13 (26) ноября 1910 года на станции Алмазная (ныне Луганская область) в семье рабочего-металлурга. Генерал армии. Доктор экономических наук.

По окончании семилетки в 1926 году поступил в горнопромышленное училище, работал на шахте. Окончил Днепропетровский металлургический институт (1933 г.). Работал инженером на заводе.

В 1939-1941 гг. - председатель Днепропетровского горисполкома, в те же годы познакомился с Леонидом Брежневым.

1941-1946 гг. - воевал в рядах Советской Армии.

В 1946-1947 гг. - замминистра промышленности УССР. В 1947-1951 гг. работал в аппарате ЦК Компартии Украины.

В 1951-1962 гг. и 1965-м - первый зампредседателя Сов­мина Молдавской ССР. В 1965-1966 гг. - второй секретарь ЦК Молдавии.

В 1966-1982 гг. - министр внутренних дел СССР. С 1976-го - генерал армии. В 1978-м стал доктором экономических наук.

В декабре 1982 года, почти сразу после смерти Брежнева, был снят с поста министра (в связи с расследованием по поводу коррупции). 19 февраля 1983 года самоубийством покончила жизнь жена Щелокова Светлана Владимировна. В июне Щелокова вывели из состава ЦК КПСС, а в ноябре 1984-го лишили звания генерала армии. 7 декабря 1984 года экс-министр был исключен из партии и лишен всех наград (кроме боевых). Через неделю Щелоков застрелился (по официальной версии).

Популярная в 1970-е годы певица Галина Вишневская на одном из юбилеев Щелокова (рядом с юбиляром).

Популярная в 1970-е годы певица Галина Вишневская на одном из юбилеев Щелокова (рядом с юбиляром).

ДЕЛА АМУРНЫЕ

Будущий генсек влюбился в девушку друга

В Днепропетровске Леонид Брежнев познакомился с красавицей Тамарой Лаверченко, учащейся техникума рентгеновского оборудования. А с началом войны, когда уехал на фронт, к себе перевел и свою Тамару...

Вот слова Леонида Ильича из книги Любови Брежневой «Племянница генсека» о любимой медсестре генсека, которую он и после войны держал рядом с собой: «Какая это была женщина, Тома моя! Любил ее как… Благодаря ей и выжил. Очень жить хотелось, когда рядом такое чудо. С ума сходил, от одного ее голоса в дрожь бросало…».

Что интересно: до Брежнева Тамара встречалась с Николаем Щелоковым! Вот как сама Лаверченко вспоминала то время: «Я с подругой познакомилась с Николаем Анисимовичем и с моим будущим мужем Семеном Филипповичем Николаевым на стадионе. Николай Анисимович был председатель горсовета, а Семен Филиппович - его зам. Это был 1939 год. Как раз второй тайм закончился, дали дополнительное время. Они подошли: «Девочки, за кого вы болели?» Я говорю: «За тех, кто лучше играл…» Мы разговорились, потом поехали в цирк… Когда пришли домой, Семен Филиппович ушел, у него с кем-то свидание было, а я Николаю Анисимовичу оставила свой номер телефона. На второй день он мне позвонил. Так мы начали с ним встречаться…»

Именно Щелоков и познакомил Тамару с Брежневым. «Николай Анисимович мне потом написал записку: «Щелокову хватит!» - рассказывает Тамара Николаевна. - Так мы с ним расстались. Я была с Леонидом Ильичом, и какое-то время мы не виделись с Николаем Анисимовичем. Потом встречались в компаниях общих, когда армии были рядом. Он к нам как-то приезжал с девушкой. Молодой же был, холостой. И такой красавец!..»


Брежнев вручает другу Щелокову звезду Героя Социалистического труда.

Брежнев вручает другу Щелокову звезду Героя Социалистического труда.

КСТАТИ

«Дорогой Леонид Ильич» не наказывал за анекдоты

Известен случай, произошедший, когда Брежнев был еще секретарем Днепропетровского обкома партии. К нему пришли согласовывать вопрос об аресте какого-то человека «за распространение антисоветских анекдотов». Брежнев потребовал выяснить, что это были за анекдоты и каким образом «антисоветчик» их распространял. Оказалось, один анекдот он рассказал в очереди за молоком, а второй - во время скандала в булочной, где продавали несвежий хлеб.

«Арестовывать его не за что, - объявил тогда Брежнев. - Бороться надо не с теми, кто рассказывает анекдоты, а с теми, кто поставляет несвежий хлеб и создает очереди за молоком!»

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт